Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

Основные сложности и стадии адаптации вынужденных мигрантов

Основные сложности и стадии адаптации вынужденных мигрантов

Бритвина Ирина Борисовна канд. филос.наук, доц.

Миграции населения являются одной из важнейших проблем народонаселения и рассматриваются в различных науках не как простое механическое перемещение людей по территории, а как сложный социальный процесс, затрагивающий многие стороны жизни отдельных стран, континентов и планеты в целом.

 

Одним из видов миграционных перемещений являются «вынужденные миграции», которые провоцируются комплексом неблагоприятных обстоятельств страны исхода и комплексом притягивающих обстоятельств страны въезда.

 

XX век уже назван «эрой миграции». Миграция действительно стала одним из главных факторов социального преобразования и развития во всем мире. О значимости этого фактора свидетельствуют данные статистики: численность международных мигрантов, те. людей, живущих вне страны своего происхождения, возросла с 75 млн в 1965 г. до 135-140 млн в начале XXI века. Количество мигрантов увеличивалось быстрее, чем население земного шара [4, 21-61].

 

Беженцы и вынужденные переселенцы составляют значительную часть мирового миграционного потока. По данным ООН, сейчас в мире насчитывается более 20 млн беженцев, и пятая часть из них проживает в России.

 

Миграционная ситуация на постсоветском пространстве в конце XX в. диктует необходимость пристального внимания к ней и тщательного научного анализа. Проблема беженцев в России и СНГ признана одной из острых мировых проблем. Миграционные потоки на обозначенном пространстве были столь масштабны, что до сих пор продолжают определять некоторые стороны социального развития этих стран, отвлекая на себя серьёзные материальные ресурсы, вынуждая правительства стран особо заниматься миграционной политикой. Проблемы адаптации вынужденных переселенцев сегодня находятся в центре внимания российского государства.

 

Термин «социальная адаптация», трактуемый как процесс активного приспособления индивида к изменившейся среде с помощью различных социальных средств, прочно вошёл в научный оборот.

 

Н. А. Свиридов [2] отмечает, что социальная адаптация представляет собой объективно необходимый процесс вхождения индивида (группы) в новую социальную среду и освоения среды, такого их взаимодействия и взаимного приспособления, в результате которого создаются условия не только для осуществления личностью её

потребностей и жизненных целей, но и для прогрессивного изменения самой адаптирующей среды. Из такого понимания следует, что приспособление общества к интересам людей создает условия для более глубокой адаптации личности и её самореализации, а адаптирован-ность личности способствует интеграции общества, его стабильному развитию. В противном случае можно говорить об односторонней, а значит, неполной адаптации. Мы хотим присоединиться именно к такому пониманию социальной адаптации индивидов и групп, в котором внимание исследователя сосредотачивается на процессе и результате приспособления индивидов к социуму, и наоборот, общества к социальным субъектам.

 

Изучая проблемы адаптационного поведения мигрантов, мы пришли к выводу, что нужно выделить четыре уровня адаптации: к условиям России в целом, к условиям определённого региона, к условиям конкретного населённого пункта, к условиям среды непосредственной жизнедеятельности (микросреды).

 

При анализе процессов адаптации особое значение имеет разговор о критериях адаптированное™.

 

В качестве критериев успешности адаптации вынужденных мигрантов мы принимаем комплексный критерий, являющийся совокупностью как объективных, так и субъективных показателей. За объективные показатели эффективности можно принять степень фактического приспособления на всех уровнях (к России в целом, к региону, наличие жилья, работы, сложившийся круг общения, желание остаться жить в стране, в регионе, в населённом пункте) и достижение того же уровня социального статуса, какой они имели в стране исхода (или улучшение статуса). За субъективные критерии - мнение вынужденных мигрантов об эффективности адаптации, их самоощущение, самооценку, чувство удовлетворенности от выполненного решения о переезде в Россию.

 

Логика современной жизни диктует более сложное и всестороннее понимание «социальной адаптации». Общесоциологическим законом является усложнение и ускорение общественного развития. XX и начало XXI века продемонстрировали необычайную интенсивность развития общественных процессов, в основе чего лежит ускорение научно-технического развития общества. С одной стороны, можно наблюдать продолжающуюся дифференциацию общественной жизни на базе существования социально-политических, культурно-национальных и религиозных сообществ, а, с другой стороны, мировое сообщество обречено на неминуемую интеграцию, на взаимопроникновение культур. Общая логика технического прогресса и существование глобальных проблем современности вынуждают землян объединяться. Мы не будем останавливаться на сложностях и проблемах такого объединения, нас интересует другая сторона интеграции. Благодаря развитию НТР, модернизации средств передвижения и массовых коммуникаций, а также благодаря политическим изменениям, многие страны стали открытыми, активно впитывающими технический и культурный опыт всего человечества. Несмотря на политическую и культурно-этническую дифференциацию, этот процесс идёт неумолимо. Следствием этого процесса, в частности, является быстрое изменение жизни народов разных стран, приобщение к общемировым процессам, активное впитывание многообразного опыта других этносов. Каждый этнос имеет собственную логику развития, но мировая интеграция неумолимо заставляет его постоянно приспосабливаться к общемировой тенденции, а также к региональным и административным особенностям отдельных сообществ, в состав которых он включён. Таким образом, целые народы вынуждены находиться в постоянном состоянии адаптации, приспособления к быстроменяющимся общественным условиям. Кроме того, отдельные страны время от времени революционно обновляют и собственный опыт, вступают в полосу трансформации и быстрых перемен.

 

В первую очередь всё вышесказанное относится к нашей стране, к России, народ которой вынужден был быстро приспосабливаться не только к огромному количеству общемировых изменений, к которым он вдруг получил допуск в результате демократизации, но и параллельно адаптироваться в трансформирующихся условиях собственного политического и экономического пространства. И этот процесс ещё далеко не закончен.

 

Адаптация в условиях мировой интеграции и быстрых общественных изменений превращается в центральное понятие, в основной критерий и даже в требование современного этапа развития. Каждый сегодня вынужден находиться в постоянном состоянии адаптации, но оставаться до конца не адаптированным, т.к. на смену приспособлению к одним условиям приходят новые перемены в нашей жизни и в мировой цивилизации в целом. Люди находятся в состоянии «догоняющей» адаптации, и эта гонка является способом их существования, способом овладения общественными условиями.

 

Вынужденные мигранты попадают в ещё более сложное положение, т.к. процесс перемещения из одной страны в другую - это перемещение из одной системы господствующих ценностей и стереотипов в другую. Кроме того, разные страны в разной степени интенсивности включены в систему адаптации к общемировым условиям, поэтому довольно часто вынужденным переселенцам приходится менять и темп, и способ адаптации, что диктуется условиями и требованиями принимающей страны. Не будем забывать, что мигранты вынуждены адаптироваться одновременно на всех четырёх уровнях российской действительности: к условиям современной России; к условиям конкретного региона; к условиям определённого населённого пункта и к непосредственной среде жизнедеятельности. Процесс привыкания осложняется тем, что мигранты вынуждены адаптироваться на всех уровнях одновременно, но при этом избежать или упорядочить эти процессы не в их воле. И здесь они находятся в более сложном положении, чем внутренние мигранты или сами россияне, т.к. вынужденные переселенцы не имеют запаса времени, чтобы постепенно приспособиться к условиям России или одного из регионов. С другой стороны, нельзя утверждать, что успешность адаптации на первом уровне предопределяет успех приспособления на последующих уровнях, хотя адаптация на разных уровнях и может быть взаимосвязана, причём субъективная самооценка успешности адаптации со стороны мигрантов может основываться как на успехе адаптации к среде жизнедеятельности, так и на самом факте переезда в Россию, что уже воспринимается как успех и большой вклад в будущее своей семьи, детей. Можно предположить, что из всех уровней адаптации мигрантов, наиболее значимыми и одновременно болезненными, являются два последних уровня: к условиям населённого пункта и к микросреде общения. Именно по адаптации к ним будут измерять свой жизненный успех мигранты. А условия России и конкретного региона, скорее всего, находятся для них на втором месте по значимости, что не отрицает их первостепенной важности для некоторых отдельных мигрантов.

 

Фактически процесс адаптации начинается у потенциальных мигрантов ещё в стране исхода, т.к. решение об эмиграции они принимают не сразу, иногда это может растягиваться на несколько лет. Одновременно, будучи

вынужденными адаптироваться к меняющимся обстоятельствам суверенизации новых стран, не титульные этносы начинают готовиться и к будущей адаптации в стране предназначения. Нужно обратить внимание на мно-гоуровневость процесса адаптации переселенцев. У вынужденных мигрантов не было выбора, приспосабливаться к изменениям или нет. Они были вынуждены одновременно актуализировать свою собственную этничность, глубже осознавая себя русскими; адаптироваться к подобной этнической актуализации коренных народов новых постсоветских государств, а также одновременно решать проблемы аккультурации с россиянами в стране приёма. Не будем забывать, что эта многоуровневая система этнической адаптации вынужденных мигрантов как бы оказывалась «вложенной» в общемировые и региональные процессы политических, экономических и социальных изменений, к которым так же необходимо было одновременно привыкать. Трудно представить более тяжёлую ситуацию. Вынужденная миграция в Россию в восприятии многих переселенцев имела трагический характер, что было детерминировано как неблагоприятными факторами выезда, так и в большинстве своём не очень благоприятными факторами в стране предназначения, которые, однако, обещали перспективу спокойной, стабильной жизни на основе объединения как со своим этносом, так и с этнической родиной, а часто и с родными людьми.

 

Таким образом, этничность миграционных потоков стала причиной кризиса идентичности у вынужденных мигрантов. Переезд даже в этнически близкую страну, так или иначе, привёл к разрыву с привычной культурой, а таким образом, к смене ценностных ориентаций, мотивов деятельности, стереотипов поведения и мышления на индивидуальном уровне. Вынужденных мигрантов в период их адаптации в России можно считать этномарги-нальной группой, т.к. они являются носителями различных ценностно-культурных стереотипов поведения, испытывая при этом психологическую раздвоенность [3, 104-113]. Рост количества маргиналов - это серьёзная проблема для любой страны.

 

Автор приходит к выводу, что непреложность и постоянство адаптации для всех жителей планеты, а особая сложность этого процесса для вынужденных мигрантов - это одна из главных трудностей процесса приспособления переселенцев. Необходимость одновременной и многоуровневой адаптации русскоязычных в разрезе «страна исхода - страна предназначения» - это ещё одно обстоятельство, осложняющее аккультурацию переселенцев. Ввиду особых этнических характеристик потока вынужденных мигрантов на постсоветском пространстве, столкновение различных этнических интересов и стереотипов в процессе адаптации также нужно изучать в ряду таких трудностей. Особой проблемой является разрушение прежней идентичности и необходимость приобретения новой, что может быть очень сложным и противоречивым, нарушая процесс адаптации, тормозя его. Также нужно выделить противоречивость уровней адаптации субъектов миграции: отпускающая и принимающая общность, а также сама мигрирующая группа, к которой и в составе которой тоже нужно адаптироваться.

 

В отношении последнего исследователь этой проблемы неизбежно выходит на сложный многоуровневый анализ. Это явление можно изучать с точки зрения любого из трёх субъектов миграции: вытесняющей и принимающей общностей, а также самих мигрантов. Наша тема связана с изучением адаптации самих вынужденных мигрантов, но ведь и россияне, как принимающая общность, вынуждены адаптироваться к миллионам переселенце из стран дальнего и ближнего зарубежья. Интересной, на наш взгляд, является и проблема адаптации жителей постсоветских стран, в том числе и русскоязычных, в новой этнической обстановке, в условиях суверенизации. Кроме того, не титульные этносы, покидая страну исхода, попадают в группу вынужденных мигрантов, в составе которой также вынуждены адаптироваться. Эта адаптация, по нашим данным, может носить довольно болезненный характер, накладываясь на проблемы адаптации к российской действительности.

 

И самая серьёзная, на наш взгляд, проблема - это противоречивость российской миграционной политики. Государство фактически само создаёт сложности в адаптации вынужденных мигрантов, хотя политически декларирует необходимость их принятия. Это выражается в том, что, с одной стороны, миграция русскоязычных из стран ближнего зарубежья на территорию России объявляется положительной функцией для социальной системы (по Р. Мертону), которая способствует её развитию, восстановлению демографического потенциала, трудовых кадров и т.д., а с другой стороны, государство фактически не выработало эффективных механизмов регулирования процессов вынужденной миграции (до сих пор не известно количество въехавших в страну в 1990-е гг.), не говоря уже о механизмах эффективной адаптации, аккультурации приезжих. Через СМИ внушается идея дисфункциональное™ миграционных процессов, мигрантов обвиняют в ухудшении состояния всего российского социума, начиная с преступности и заканчивая проблемой ресурсов. Миграционная политика серьёзным образом влияет на мнение коренных россиян, способствует развитию мигрантофобий, осложняя аккультурацию приезжих, способствуя созданию «этнических кварталов» и «кап-сулированию» мигрантов (термин М. Саввы).

 

Таким образом, проблема непреложности и успешности адаптации является сегодня первостепенной задачей для всех россиян, но вынужденные мигранты находятся в особо сложном положении, которое обусловлено многоаспектностью и многоуровневостью необходимой адаптации в новых условиях.

 

Эти сложности в системе адаптации вынужденных мигрантов, с одной стороны, являются обстоятельствами, затрудняющими и тормозящими приспособление переселенцев из стран ближнего зарубежья в России, а с другой стороны, служат способом своеобразного отсева, отбора тех, кто решился на переезд в нашу страну, кто уверен, что сможет преодолеть все препоны на пути адаптации и никогда не пожалеет об этом.

 

Сложности в системе адаптации вынужденных мигрантов можно глубже понять, анализируя стадии этого процесса, что позволяет представить их в логически-вре-менном разрезе.

 

Таким образом, можно выделить стадии адаптации вынужденных переселенцев на территории России в конце XX века. Критерий их выделения носит комплексный характер, где связаны сами стадии перемещения с успехами постепенной интеграции с новым культурным сообществом.

 

Мы считаем, что адаптация к новой социокультурной реальности начинается уже в стране исхода. Это стадия предадаптации, когда формируются мотивы миграции. На этой стадии идёт активная подготовка к успешной адаптации через сбор информации об образе жизни нового культурного сообщества, через актуализацию старых связей и знакомств с членами культурной группы, близких и дальних родственных связей. Некоторые мигранты на этом этапе предпринимают «разведку местности» с целью закладывания основ будущей адаптации. Большое

значение здесь имеет подготовка необходимых документов, решение формальных вопросов, а также выбор механизма миграции, что может значительно сказаться на дальнейшей адаптации. И совершенно особое значение имеет выбор места миграции, выбор конкретного региона и населённого пункта. Чем более тщательно будет проделана вся подготовительная работа на этом этапе, тем менее болезненна будет сама адаптация. Но могут быть и исключения из этого правила.

 

Следующая стадия - это адаптация во время самого перемещения. В процессе переезда от выбора его способа и особенностей зависит и характер первого столкновения с членами принимающей группы. Здесь мигранты извлекают полезный опыт, получают новую информацию, могут попытаться завязать новые знакомства, делают первые попытки интеграции с новым сообществом. Во многом именно на этом этапе начинается стресс аккультурации, острота которого зависит от целой суммы обстоятельств внешнего характера и от особенностей самих мигрантов, в частности от их гендерных характеристик, Особенностью миграции в Россию из стран ближнего зарубежья является то, что этот этап был, по большей части, довольно трагичным, травмирующим для многих русскоязычных переселенцев, что обусловливалось вынужденностью их переезда. Однако многие русские отмечали, что испытывали необыкновенное чувство свободы и защищённости после пересечения российской границы. Конечно, такие эмоции не могли не влиять положительно на дальнейшую их адаптацию.

 

Стадия первичной адаптации продолжается по нашим наблюдениям от полугода до двух лет. Этот этап привыкания характеризуется тем, что переселенцы испытывают сильную потребность в общении с членами мигрантского сообщества. В получении помощи и в оказании её они ориентируются, прежде всего, на других мигрантов, приехавших из этой же страны или того же населённого пункта. На этом этапе, как правило, возникают обособленные мигрантские поселения или сообщества, что мешает адаптации в новой культурной среде. Именно в этот период вынужденные мигранты склонны осуществлять вторичную миграцию в пределах России в поиске близкого культурно-этнического окружения, т.к. не узнают в россиянах типичных русских. На этой стадии возможно возвращение в страну исхода, что знаменует собой неудачу в процессе адаптации в новом сообществе. Стресс аккультурации имеет здесь своё пиковое проявление, разрешаясь в конце этапа. От способа разрешения стресса аккультурации зависят характеристики следующего этапа адаптации.

 

Стадия вторичной адаптации может длиться до 5-7 лет. Переход на эту стадию означает успех в аккультурации, что делает маловероятным возможность возвращения в страну исхода. Адаптанты простраивают систему социальных сетей уже не только внутри мигрантского сообщества, но и внутри всей принимающей группы. Они перестают воспринимать трагично и с удивлением культурно-этнические особенности принимающей группы. Стресс аккультурации заканчивается интеграцией с новым сообществом. Вынужденные мигранты, растворяясь среди коренных жителей, из «чужих» и «пришлых» превращаются в полноправных членов принимающей группы. Процесс адаптации заканчивается.

 

Процесс адаптации конкретного индивида или семьи не всегда укладывается в эту схему, не все мигранты полностью проходят эти этапы. Это зависит от многих внешних и внутренних факторов, которые требуют особого анализа.

 

Трансформация российского общества нуждается в тщательном изучении всех факторов, её обусловливающих. Миграционные процессы в конце XX в. в целом и вынужденная миграция, в частности, без сомнения могут быть поставлены в один ряд с другими подобными по масштабам обстоятельствами.

 

В изучении нуждаются не только негативные последствия потоков вынужденной миграции, но и позитивность этих процессов, та положительная роль, которую они играют в пополнении демографического потенциала страны, трудовых ресурсов государства, решении проблемы высококвалифицированных и образованных кадров, притока населения в сельскую местность и т.д. В среднем за 1990-е гг. внешняя для России миграция смогла наполовину компенсировать естественную убыль населения [1, 56].

Список литературы

 

1.            Воробьёва ОД. О миграционной ситуации в РФ и перспективах государственной миграционной политики //Россия в условиях трансформаций. Историко-политологический семинар. Материалы. Выл. Ns 8. - М.: ФРПЦ, 2001.

 

2.            Свиридов Н. А. Адаптационные процессы в среде молодёжи (Дальневосточная ситуация), 2000. //sputnik.mto.ru/Seans/School.bibliotek/ sc3-2004vkl.pdf

 

3.            Сергеева О. А. Роль этнокультурной и социокультурной маргинальности в трансформации цивилизационных систем//Общественные науки и современность. - 2002. - Ns 5.

4.            Zlotnic Н. Trends of international migration since 1965, what existing data

 

reveal // International Migration. - 1999. - Ns 37.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (25.01.2017)
Просмотров: 78 | Теги: миграция, СТАТЬЯ, философия | Рейтинг: 0.0/0