Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

Человек и его образование в фокусе социологии Эмиля Дюркгейма

Человек и его образование в фокусе социологии Эмиля Дюркгейма

Степанова Инга Николаевна. Кандидат философских наук, доцент

Учение Э.Дюркгейма о человеке и его образовании почти не исследовано в отечественной философии, хотя его лекции «Образование и социология» были опубликованы в 1922, а лекции «Моральное воспитание» - в 1925 году. Объясняют это тем, что его концепция образования не оказала существенного воздействия на педагогику и его ученики не занимались исследованием педагогических проблем [3,76]. К этим причинам можно добавить и некоторые другие. Становление социологии как социальной науки происходит в начале XX века, и потребовалось определенное время для ее когнитивной и социальной институционализации, особенно это касается социологии образования. Работы Дюркгейма, по сути дела, опережали время, когда социологическая парадигма образования стала заметным явлением в социальных науках. Кроме того, в Западной Европе в XIX- начале XX века были сильны позиции спиритуалистической философии (классической немецкой, экзистенциализма, феноменологии), а из частных наук - психологии.

 

Известно, что «после появления контовского «Курса позитивной философии»... во французских университетских кругах социология всячески третировалась» [4, 22-23]. Ее относили к области естествознания, так что Дюрк-гейму приходилось преодолевать, развивая социологические идеи, сопротивление интеллектуальной элиты. Неизвестность его социологического учения о человеке и образовании в России (даже чуть ли не в единственной монографии Е.В.Осиповой о творчестве Дюркгейма о нем почти ничего не сказано) объясняется доминированием марксистского учения об обществе, человеке и образовании. Известная общность взглядов Дюркгейма и К.Мар-кса заставляла советских исследователей либо замалчивать его социологию, либо пренебрежительно к ней относиться, считая его чуть ли не эпигоном идей марксизма.

 

Вместе с тем социология Дюркгейма представляет собой оригинальное учение, выполненное в традиции социологического эссенциализма, главной идеей которого являлось признание общественной сущности человека и образования. Дюркгейм, как и Маркс, действительно, считал сущность человека общественной, а образование и воспитание, способами воспроизводства родового человека. Но идеи Маркса в этой области не систематизированы, фрагментарно оформлены в связи с рассмотрением различных социальных проблем, тогда как идеи Дюркгейма концептуально разработаны и представляют логически стройную систему взглядов. Задача статьи заключается в том, чтобы проанализировать содержание данного учения Дюркгейма и привлечь к нему внимание социологов и педагогов.

 

Дюркгейм полагает, что аутентичное понимание сущности человека обеспечивается социологией. «Все затруднение, - считает он, - происходило от того, что индивид считался finis naturae: казалось, что за ним нет уже больше ничего, во всяком случае ничего такого, что могло бы быть предметом науки. Однако, когда узнали, что над индивидом существует общество, являющееся не существом номинальным, но системой действующих сил, стал возможен новый способ объяснения человека» [4, 203]. В его концепции человека признается, что при рождении у человека имеется биологическая природа, восходящая к антропогенезу, но в условиях жизни в обществе он приобретает свою вторую социальную природу. Благодаря первой природе, человек обладает физическими потребностями, имеющими вполне определенные границы удовлетворения, благодаря второй - общественными потребностями, которые содержат возможности к возрастанию и поэтому не имеют границ удовлетворения, вследствие чего возникает проблема регулирования потребностей индивидов.

 

Дюркгейм утверждает, что это регулирование должно осуществляться и обществом, и индивидами. В истории человеческого общества имеют место две формы социальной связи. Одна существует в архаических обществах, где в силу неразвитости разделения общественного труда возникает механическая солидарность индивидов, обеспечиваемая сходством, однообразием их чувств и верований, выраженных в традициях и обычаях и составляющих коллективное сознание. В обществах, где существует нормальное разделение труда (профессиональная специализация), оно «все более и более исполняет роль, которую некогда исполняло общее сознание; именно оно главным образом удерживает единство социальных агрегатов высших типов» [1,181]. Иначе говоря, именно разделение труда обеспечивает социальные связи между индивидами, их социальную солидарность. Развитие разделения труда приводит, с одной стороны, к дифференциации коллективного (общего) сознания, с другой - к развитию самих индивидов, их сознания и поведения. Осознание ими взаимной необходимости друг для друга, связанной с растущим разделением труда, приводит к формированию новой органической солидарности и нравственного общественного сознания. Общество с помощью механизма морали регулирует удовлетворение потребностей людей и тем самым обеспечивает условия своей стабильности и сохранения.

 

В обществах, где разделение труда приобретает «ненормальные» формы, не обеспечивающие органической солидарности, возникают экономические кризисы и классовые конфликты, в результате чего экономика и другие сферы общественной жизни приобретают нерегулируемый характер и возникает моральный кризис, выражением которого становится «аноми», обозначающее моральный вакуум, разрушение старых моральных ценностей и норм и отсутствие новых доминирующих. Так, на смену стабильному приходит нестабильное общество, которое не выполняет своей функции социального объединения людей. В этих рассуждениях Дюркгейма немало общего с идеями Г.Спенсера и Г.Зиммеля, в чем сказывается общность их позиции функционального понимания общества в отличие от позиции социального детерминизма Маркса, который искал механизмы развития общества в отношениях базиса и надстройки и борьбе классов. Регулирование жизни людей зависит, с точки зрения Дюркгейма, не только от общества, но и от индивидов, их биологической природы.

 

Э.Дюркгейм подвергал критике весьма распростра-

ненные в начале XX века идеи о том, что «существует человеческая природа, формы и свойства которой можно определить раз и навсегда, и собственно педагогическая проблема состояла в том, чтобы исследовать, как воспитательная деятельность должна воздействовать на определенную человеческую природу» [2]. Следствием данных идей являлось понимание психологии как методологической основы педагогики, поскольку она объясняет, как психически регулировать воспитательную деятельность. С его точки зрения, эти идеи противоречат социальным фактам разнообразия воспитательных систем и типов человека, с одной стороны, и соответствия воспитательных систем социальным структурам, с другой стороны. Рассматривая воспитательные системы разных обществ с помощью структурно-функционального анализа, он пришел к выводу о том, что «нет человека, который мог создать общество, имеющее в данный момент систему воспитания, отличную от той, которая заключена в его структуре; подобно тому, как невозможно, чтобы живой организм имел другие органы и функции, кроме тех, что заложены в его строении» [2].

 

Серьезным аргументом против традиционного подхода для Дюркгейма являлось и то, что тот не делает различий между воспитанием животных и человека, ибо у тех воспитание не добавляет ничего существенного к их природе по сравнению с тем, что они могут обнаружить в личном опыте. Вместе с тем уже в древних обществах существовали ритуалы инициаций по окончании воспитания юношей, после которых те получали права и обязанности, связанные с их полом. Эти антропологические факты свидетельствуют, по Дюркгейму, о том, что воспитание добавляет к человеческой природе новые социальные качества, которые в разных обществах различны. Рассуждая как социолог и стремясь рассматривать воспитание в рамках требований науки к созданию знания, философ приходит к выводу о том, что «воспитание -вещь в высшей степени общественная, как по своему происхождению, так и по своим функциям, и вследствие этого педагогика более тесно, чем с любой другой наукой, связана с социологией» [2].

 

Но представления Дюркгейма о человеке и его воспитании нельзя считать социологизаторскими. Признавая наличие в человеке природы, получаемой им по наследству, и социальных качеств, формируемых воспитанием, он признает существование в человеке двух Я -индивидуального Я и социального Я, выражающего те или иные социальные группы. Формирование социального Я и является, с точки зрения философа, целью воспитания, которое заключается в «методической социализации молодого поколения».

 

Отмежевываясь от педагогических теорий в связи с тем, что они не отражают воспитательную реальность, а предписывают правила поведения, Дюркгейм стремится остаться на позициях науки, требующей исследовать причины явлений и законы, управляющие ими. В результате причину детерминации воспитания обществом, его социальной структурой он усматривает в потребностях общества в индивидах, выполняющих различные социальные роли, а причину детерминации потребностей общества - в общественном разделении труда. «Человек, - считает Дюркгейм, - которого должно сформировать в нас воспитание, - это не тот человек, которого создала природа, а тот, каким его хочет видеть общество, а оно его хочет видеть таким, каким требует экономика этого общества» [2].

 

Конечно, воспитательные системы руководствуются педагогическим идеалом, но он не возникает спонтанно, а «до мельчайших своих деталей есть творение общества. Именно оно рисует нам (считает Дюркгейм. - И.С.) портрет того человека, каким должен быть каждый, и в этом портрете отражаются все особенности его организации» [2]. Более того, по мнению Дюркгейма, общество создает не только ценностный образ приемлемого человека, но и разрабатывает модель человеческого типа (в современной терминологии - «модель культурного человека»), которую воспитатели должны воспроизвести.

 

Идеалы и модели человека, считает философ, имеют исторический характер. Поскольку же они воспроизводятся через воспитание, то последнее является одним из элементов облика каждого типа общества, его определением так же, как его нравственная, политическая, религиозная организация [2]. Но если модель человека создается самими воспитательными системами на основе учета потребностей общества, то педагогический идеал формируется общественной психологией, имеющей социальное происхождение. «Таким образом, - утверждает Дюркгейм, - под каким бы углом мы не рассматривали воспитание, всегда проявляется одна характерная черта. Идет ли речь о целях, которые оно преследует, или о средствах, которые оно использует, воспитание всегда отвечает социальным потребностям и выражает коллективные взгляды и чувства» [2].

 

При этом Дюркгейм не склонен отрицать известную роль психологии для педагогики, ибо реализация идеала человека в воспитательной деятельности должна опираться на знания о психике детей, разнообразии их умов и характеров, а также тех психологических методов, с помощью которых следует формировать, например, в них чувство любви к родине или чувство причастности к человечеству. Но он не намерен и психологизировать феномен воспитания, так как, с его точки зрения, сами методы воспитания в конечном счете детерминированы обществом, в связи с чем существует соответствие как между методами, применяемыми в воспитании и в обществе в целом, так и между методами воспитания и социальными нормами. «Например, - утверждает он, - если общество ориентируется в направлении индивидуализма, тогда и все приемы воспитания, имеющие следствием совершение насилия над индивидом, недооценку его внутренней спонтанности, покажутся неприемлемыми и будут отвергнуты. Напротив, если оно почувствует, под натиском длительных или временных условий, потребность в самом строгом конформизме для всех, то все, что может вызвать чрезмерную инициативу ума, будет запрещено» [2].

 

Таким образом, Дюркгейм всесторонне обосновывает социальную сущность воспитания, его обусловленность обществом и в силу этого соответствие воспитательных систем, педагогических идеалов, целей воспитания и типов человека социальным структурам исторических типов общества. Существенным недостатком его представлений о воспитании является недооценка известной автономии воспитательных систем от общества, их детерминации духовной культурой, которая может развивать человека опережающим образом по отношению к социальной организации общества, а также недооценка известной автономии от общества субъектности самих воспитываемых индивидов, их свободы выбора.

 

Список литературы

 

1.            Дюркгейм Э О разделении общественного труда - М., 1996.

 

2.            Дюркгейм Э. Социология образования //http: //socio.msk.ru

 

3.            Огурцов А.П.. Платонов В.В. Образы образования Западная

 

философия образования XX век -СПб.. 2004.

 

4.            Цит. по: Осипова В. В. Социология Эмиля Дюркгейма. Критический

 

анализ теоретико-методологических концепций. - М.. 1977.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (24.01.2017)
Просмотров: 112 | Теги: История, СТАТЬЯ, философия, социология | Рейтинг: 0.0/0