Главная » Статьи » Наука » Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина)

Основные принципы социокультурной дифференциации и классификации языка

Основные принципы социокультурной дифференциации и классификации языка

Язык, будучи чрезвычайно сложным социокультурным явлением и в содержательно-функциональном, и в структурном плане, не подлежит однозначной дефиниции. Поэтому неслучайно, что к настоящему времени сложилось более 1000 определений языка, раскрывающих многообразные аспекты и грани его функционирования. Одним из наиболее распространенных определений языка, сложившихся в современной науке, является дефиниция его как знаково-информационной системы, служащей для производства, приумножения, хранения и трансляции информации, являющейся важнейшим инструментом познания как объективной, так и субъективной реальности, реальности своего собственного «Я», нуждающегося в самовыражении и самоутверждении. Иначе говоря, функциональную роль языка может выполнять любая информационная система (будь то человек, природа или сконструированная человеком машина). Хотя само слово «язык» может использоваться и в других смысловых значениях: для выражения художественно-эстетических стилей, характеризующих тот или иной исторически сложившийся тип культуры, (например, барокко, рококо, готики, ампира); для выражения художественных особенностей различных видов и жанров искусства (язык музыки, живописи, скульптурной композиции, магический, завораживающий язык танца и т. д.); для выражения творческой индивидуальности художника, поэта, писателя, композитора (язык А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Л. Н. Толстого и др.).

 

Язык как универсальная знаково-информационная система подразделяется на естественные и искусственные языки. Естественные, или национальные языки возникают на самых ранних ступенях развития общества в процессе трудовой деятельности, реализуясь вначале в устной, а затем и в письменной речи. С возникновением этносов, народностей, наций они отражают их исторический и культурный опыт, особенности их психологического склада, образ жизни и образ мысли. Так естественные языки становятся носителями концентрированной социальной памяти, формирующейся в процессе исторического и культурного становления народа. В своей совокупности они образуют языки мира, то есть языки народов, населяющих земной шар, насчитывающие в настоящее время вместе с диалектами около 5000 языков. Национальные языки различаются фонетикой, орфоэпией, своим лексическим строем, морфологическими и синтаксическими особенностями, но всем им присущи общие закономерности возникновения и развития. Все они возникают стихийно, из глубинных недр духовной жизни народов. Все являются формой и способом реализации человеческого мышления. Все языки, независимо от времени возникновения, характеризуются динамизмом, изменениями во времени, сопровождающимися старением одних слов, превращением их в архаизмы и возникновением новых слов — неологизмов. Любое, сколько-нибудь значительное изменение в общественной жизни, в сфере искусства, науке, так или иначе, отражается в языке. Так, например, открытие сложной структуры атома ввело в лексикон такие слова и понятия как электрон, позитрон, кварки; открытия в области генетики расширили словарный запас за счет таких слов как мутация, трансгенез; возникновение компьютерной техники дало жизнь таким словам как файл, электронный носитель, флешка и др. Постмодернистская культура, а соответственно и искусство, характеризуется широким использованием таких слов как ризома, эмпатия, текст, интертекст, симулякр и си-мулятивность, нарратив, кинетическое искусство, лабиринт, поп-арт и оп-арт, новояз, хаосмос, бифуркация, аттракторы и многие другие слова, одни из которых являются действительно новыми, не звучавшими ранее, а другие, осмысленные как бы заново, обретают новое, отличное от прошлого содержание. Обновление языка происходит под влиянием целого комплекса социокультурных факторов: экономических, политических, идеологических. Оно может быть как избирательным, локальным, так и глобальным, охватывающим всю его структуру. Такой язык постепенно сужает ареал своего употребления и, будучи канувшим в Лету, скрывается за аллегорическим образом «покрывала Майи» (символом не только непознанности, но и непознаваемости). Таков, например, язык древних ацтеков, цивилизация которых притягивает взоры и мысль ученых своей завораживающей таинственностью. Не менее убедительным примером исключительного своеобразия диахрон-ности языка и языковых систем является латинский язык. Хотя он и преодолел непроницаемую завесу веков, однако его использование в настоящее время ограничивается лишь выяснением этимологии некоторых слов, а также такими специальными областями, как медицина и отчасти юриспруденция.

 

История естественного языка неотделима от истории породившего его народа, исторического и культурного опыта сменяющих друг друга поколений, с присущими им особым мировоззрением, системой ценностных ориентаций. Являясь важнейшим не только компонентом, но и индикатором культуры народа, отражая его настроения и идеалы, язык впитывает в себя сам дух эпохи, ее глубинную, экзистенциальную сущность. Наше восприятие и оценка всего того, что совершается в реальной жизни, что находит свое место и отражение в культуре, опосредовано языком обыденным, то есть языком повседневного общения, или литературным, языком науки или искусства, облеченным в наглядность и зримость чувственно-эмоционального восприятия или в абстрактную форму сложнейших научных терминов и понятий. Более того, даже в рамках одной культуры, сформировавшей общий язык, возможны многочисленные вариации его использования в зависимости от многих, и объективных, и субъективных факторов (социальных, возрастных, ценностно-ориентированных и других). А потому нередки случаи, когда люди, общаясь на одном и том же языке, перестают понимать друг друга, ибо у каждой возрастной профессиональной или идеологически организованной группы своя субкультура и соответствующее ей понимание языка и его смыслов.

 

Наряду с естественными существует большой, разнообразный мир искусственных языков, знаков и символов. Знак — это материальный предмет, явление, событие, выступающие в качестве заменителя другого предмета, свойства или отношения. Знак репрезентирует, представляет предмет, но он не дается нам изначально, и смысл его не лежит на поверхности. В знаке нужно еще угадать знак, соотнести его с обозначенным им предметом и расшифровать заложенный в нем смысл.

 

В современной классификации выделяются естественные, функциональные, конвенциальные знаки и так называемые вторичные моделирующие системы, формирующиеся на основе первичных моделирующих систем, каковыми и являются знаки и знаковые системы.

 

Свойством естественного знака потенциально может обладать любой природный предмет, любое явление природы, если оно указывает на другой предмет или явление, то есть если возникает отношение означаемого и означающего, и если посредством означаемого раскрывается смысл означающего. Неумение распознавать и расшифровывать знаки, которые во множестве нам предпосылает природа, чревато для человека равно как и для культуры, а порой для самой жйзни серьезными, и нередко трагическими последствиями. К функциональным знакам относятся знаки, посредством которых раскрывается функциональная связь знака и обозначаемого им предмета. Такую знаковую функцию несут орудия труда, утварь, предметы быта. Жест, мимика, телодвижения также имеют знаковую функцию. Крест-накрест сложенные, пересеченные друг с другом пальцы всегда означали неудачу, тупик, обман судьбы, поднятый вверх палец присутствующего на гладиаторских боях римского императора воспринимался как знак дарованной жизни, а опущенный вниз палец означал смерть. Конвенциальные знаки — это знаки, возникшие в результате конвенции, то есть соглашения, договоренности. К ним относятся знаки-признаки, знаки-сигналы, знаки-образы и знаки-символы, представляющие особый интерес в данной классификации. Исключительное место не только в культуре, но и в самых фундаментальных основаниях человеческого бытия занимают знаки-символы, образующие в своей совокупности особую символическую реальность. Не случайно немецкий культуролог Оствальд Шпенглер столь много внимания уделял так называемым «первосимволам» культуры. И не случайно другой немецкий основатель философской символики Э. Кассирер определял человека как «символическое животное, производящее символы», подчеркивая тем самым их всеобщность и универсальность.

 

На основе знаков и символов, являющихся первичными моделями (лат. modele — образец) объективной реальности, возникают так называемые вторичные моделирующие системы: мифология, религия, искусство, наука. Каждая из этих систем представляет собой ту или иную форму культуры, отражающую объективную и природную, и социальную реальность присущими ей способами. Каждая из них имеет свой язык. Мифология, являющая собой «иррациональную рациональность», тяготеет главным образом к символической форме, за фантастической оболочкой которой проступают зримые черты подлинной реальности. Язык символов дает возможность не только вскрыть рациональное ядро мифа, но и сообщить мифологическим образам достоверность и информационную насыщенность. Язык религии — это язык религиозных верований и культов, воплощенных в единстве вербальных и невербальных знаков и символов. «Вначале было слово», вещающее о Царстве Божием, оно и сейчас в эпицентре религиозной символики. И сейчас оно взывает к любви («Возлюби ближнего, как самого себя»), к добру («Относись к другим так, как ты хотел, чтобы относились к тебе»), справедливости («Пусть первый бросит камень в грешницу тот, кто считает себя безгрешным»). Слово, соединенное с церковной литургией, религиозными песнопениями, также носящими символический характер, оказывает неизмеримое эмоциональное воздействие на человека, возвышая и одухотворяя его.

 

Необычайно сложна, причудлива и многообразна символика искусства. Цветовая гамма живописных полотен, пластика танцевального движения, тональность музыкальной композиции, выразительность архитектурного ансамбля, очарование живой формы, словно по мгновению волшебной палочки рожденной из бесформенного и безжизненного куска мрамора, — все это область символа, точнее множества символов, в каждом из которых может быть выявлено или из каждого из которых может быть извлечено такое же множество самых различных смыслов. Не менее впечатляющими возможностями обладает литературный язык, насыщенный огромным количеством самых различных изобразительных и выразительных средств, используемых в процессе создания художественного образа. Это бездонный кладезь аллегорий, метафор, всевозможных эпитетов. Литературный язык способен охватить все грани человеческого бытия, весь необъятный спектр его чувств, мыслей, переживаний, всю гамму человеческих отношений. При этом включаются все формы познавательной деятельности человека, от наглядности чувственных представлений до запредельных высот абстрактного мышления, от зримости живого поэтического слова до изысков интуитивного озарения, неподвластного ни чувству, ни разуму.

 

Язык науки, как и язык искусства, тоже богат и разнообразен, но в отличие от языка искусства, он оперирует не художественными образами, а понятиями, выраженными совокупностью слов. Формирование языка науки сопровождается сложной мыслительной деятельностью человека, в ходе которой конструируется категориальная система научного знания, характеризующаяся высокой степенью абстрагирования и формализации. Важнейшей характеристикой научных знаков и символов, выступающих одновременно не только результатом, но и исходным пунктом познавательного процесса, является их однозначность, лаконизм и универсальность, их способность охватить множество самых различных по своему содержанию объектов, процессов, свойств. Особого внимания заслуживает анализ эвристической функции знаково-символических систем, в значительной степени определяющей поистине неограниченные возможности роста и совершенствования научного знания.

 

Знаками особого рода являются языки программирования, то есть формализованные языки, используемые для описания данных (информации) и алгоритмов (программ). Несомненным достоинством этих языков является их способность решать достаточно объемные и сложные по своему содержанию задачи различного спектра: инженерные, экономические, технические, лингвистические и многие другие.

 

Итак, естественные и искусственные языки, вторые моделирующие системы, рожденные культурой, являются вместе с тем не только важнейшей формой ее актуализации и функционирования, но и самым непосредственным откликом на вызовы исторической эпохи.

Категория: Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина) | Добавил: fantast (13.07.2017)
Просмотров: 89 | Рейтинг: 0.0/0