Главная » Статьи » Наука » Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина)

Язык, речь и проблема смыслообразования в культуре

Язык, речь и проблема смыслообразования в культуре

Язык выражает свою сущность посредством речи, эволюция которой начиналась с жестов, мимики, телодвижений, отдельных звуков. Информация передавалась и при помощи отдельных предметов с нарисованным или выгравированным на них изображением. Затем звуки объединяются в слова, постепенно на основе устной возникает и письменная речь. Во второй половине II тысячелетня до н. э. в Финикии на восточном побережье Средиземного моря была изобретена письменность. Звуки речи начали изображать при помощи букв. Финикийский алфавит лег в основу почти всех современных форм письма. Русский алфавит был создан на основе кириллицы, названной так по имени его основателей Кирилла и Мефодия. В ходе эволюции письменной речи сложились следующие типы письма: пиктографическое, или рисуночное письмо, идеографическое письмо (от греч. idea — идея, образ и grapho — пишу — принцип письма, использующий идеограммы, то есть письменные знаки, представляющие собой условные изображения или рисунки, соответствующие не звукам речи, а целому слову или морфеме). Разновидностью идеографического письма было иероглифическое письмо (древнеегипетское, древнекитайское, шумерское), затем возникло слоговое, а еще позднее — алфавитное письмо.

 

Таким образом, речь — это процесс функционирования языка или «язык в действии», то есть один из наиболее эффективных видов коммуникативной деятельности человека, использующего язык для общения. Речь включает в себя: во-первых, речевой акт, состоящий в процессе говорения; во-вторых, результаты речевой деятельности, фиксируемые памятью (до возникновения письменности это был единственный источник информации) или письмом. Особой разновидностью речи является художественная или поэтическая речь, реализующая эстетические функции языка. Художественная речь формируется в устном народном поэтическом творчестве. Впоследствии подразделяется на поэтическую и прозаическую. Поэзия и проза — два основных типа художественной речи, различающиеся способами организации художественного текста. Поэзия - это ритмически и фонетически расчлененная речь, выраженная в особой, отличающейся исключительным своеобразием стихотворной форме. Художественная проза (рассказ, повесть, роман) преимущественно эпична, интеллектуальна, в отличие от лирической и эмоциональной поэзии.

 

Язык и речь — однопорядковые, но не однозначные понятия. Во-первых, следует подчеркнуть, что язык, рождаясь из недр духовной жизни народа, складывается объективно, независимо от говорящего. Его функционирование также является объективным процессом. Для каждого человека язык изначально предназначен обществом, входя в мир, человек постепенно осваивает ту социокультурную и языковую среду, которая уже сложилась до него. Речь, в отличие от языка, есть субъективный процесс, полностью находящийся во власти того, кто ею пользуется. Объективность языка диктует его обязательность, то есть непреложность соблюдения его норм, правил, требований. Речь же не обязательна, а произвольна. Каждый человек волен говорить то и так, что и как считает нужным. Никто и ничто не может и не должен диктовать человеку форму выражения его мысли. Язык, формирующийся в процессе исторического и культурного опыта народа, есть нечто общее, принадлежащее народу и выражающее особенности его духовного склада. Речь индивидуальна, она выражает особенности личности, ее образ жизни и образ мысли, ближайшую социокультурную среду, которой она принадлежит, статусную, профессиональную характеристику, мировоззрение, ценностные ориентации, образовательный уровень, особенности характера, темперамента и др. Письменная речь, как известно, появилась значительно позже устной. Но, даже уже возникнув, она довольно длительное время не могла завоевать ведущих позиций, ибо монополия устной речи была безусловной. Наиболее ярким и убедительным примером скептического отношения к письменной речи является образ великого мыслителя античности Сократа, который, по выражению Ф. Ницше, «есть тот, который ничего не писал». Этому есть некоторое объяснение. Культура античного полиса ориентировалась, главным образом, на живое, сказанное, образно говоря, «лицом к лицу» слово, точное, логически выверенное, прочувствованное, несущее сиюминутный заряд энергетического и эмоционального воздействия на слушателя, произнесенное так страстно и убедительно, чтобы вызвать мгновенную реакцию собеседника, его эмоциональный и интеллектуальный отклик. А вслед за Сократом и Платон испытывал определенное недоверие к письменной речи. Не менее примечательным было и отношение к письменной речи великого мыслителя, стоящего у истоков логики как науки, Аристотеля, который видел в письменности лишь технологию запоминания, считая, что в ней не содержится ничего нового по сравнению с произнесенным устным словом.

 

Необходимо сказать, что и в последующие эпохи, когда письменная речь завоевала свое достойное место в культуре, время от времени проявлялись отголоски изначального к ней скептического отношения. Так, например, французский писатель и просветитель Ж.-Ж. Руссо рассматривал письменность как болезнь языка, а родоначальник опытного знания Ф. Бэкон в своих •«Идолах рынка» увидел и в произнесенном, и в написанном слове источник ошибок и заблуждений, препятствующих торжеству истины.

 

Структурной единицей и устной, и письменной речи является слово, служащее для обозначения предмета или той или иной совокупности однородных предметов. В своей обозначающей функции слово становится именем, наименованием как реальных предметов, явлений (природных, социальных), так и тех, что относятся к продуктам воображения или представляют собой результаты абстрактного мышления. Функциональное значение имени предмета состоит в том, чтобы выразить сущность предмета, придать некоторую определенность, устойчивость изменчивым по своей природе предметам. Имена бывают простыми и сложными (описательными). В каждом имени различают предметное и смысловое (концептуальное) значение. Предметное значение выражает, во-первых, сам факт существования предмета и соотнесения его с множеством других, однородных и неоднородных, принадлежащих иному классу предметов. Во-вторых, указывает на функциональное предназначение предмета. Концептуальное значение имени раскрывает смысл предмета, возможные способы его бытия в природе и культуре, а соответственно и информацию о предмете, содержащуюся в его имени. К настоящему времени сложилось множество различных подходов к пониманию сущности имени предмета и истоков его возникновения. Приведем наиболее значимые.

 

1.            Онтологический, подчеркивающий изначальное, заданное самой природой соответствие между именем предмета, означаемым им словом и самим предметом. Так, например, Аристотель утверждал, что имена заложены самой природой и принадлежат ей. Задача человека — извлечь имя из его природного бытия, подобрав соответствующее слово и предмет, им обозначаемый. Но для этого необходимо, прежде всего, постичь истинное значение имени — «Etimen».

 

2.            Конвенциальный подход (от слова конвенция — договор, соглашение), согласно которому выбор имени, наименование есть акт соглашения, который нередко ничем объективно не обусловлен. Очевидно, что если имена не принадлежат природе вещей и не отражают их природного бытия, сама сущность предмета не может быть определена и познана. Человек может довольствоваться лишь внешними, лежащими на поверхности предмета свойствами. Имя предмета оказывается чем-то внешним, несущественным в отношении самого предмета.

 

3.            Христианские мыслители Аврелий Августин, Фома Аквинский, а позднее и С. Булгаков видели в имени предмета отсвет Божественной благодати, источник Божественной мудрости, положившей «Слово» в основу мироздания «Вначале было слово» — провозглашает библейская традиция, усматривая в человеке сотворца Бога. Бог создал мир, а человек дал имя множеству предметов, его составляющих.

 

4.            Особый интерес представляет ранее упоминаемая теория «языковых игр» Л. Витгенштейна, согласно которой при определении смысловых значений имени необходимо исходить из принципа контекстуальное™. Одно и то же имя, введенное в различные познавательные и социокультурные контексты, может обретать несопоставимые смысловые значения.

 

Проблема смысла и смыслообразования чрезвычайно сложна, поскольку, во-первых, существует множество имен, не имеющих предметного, денотатного значения, но имеющих смысловое значение. Таковы, например, имена мифологических образов; во-вторых, при одной денотатной характеристике предмет (реальный и идеальный) может иметь несколько смысловых, концептуальных значений; в-третьих, необходимо четкое разграничение собственных и придаваемых смыслов, введение их в конкретный социокультурный контекст.

 

Процесс смыслообразования можно рассматривать как сложный, многоуровневый процесс проникновения в сущность того или иного имени, определения его значения и извлечения его смыслов. Нередко в распоряжении человека имеются лишь зачатки отдельных разрозненных представлений, из которых мысль и воображение человека творят целостный, чувственно-воспринимаемый образ, от которого пролагается путь к высотам абстрактного мышления.

 

Таким образом, проблема смыслообразования в культурной и языковой традиции является одной из наиболее значимых и универсальных проблем современного культурологического знания, обретающего все более ярко выраженный диалогический характер.

 

Категория: Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина) | Добавил: fantast (13.07.2017)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0