Главная » Статьи » Наука » Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина)

Экологическое сознание и экологическая культура: актуальность формирования в современных условиях

Экологическое сознание и экологическая культура: актуальность формирования в современных условиях

 

Гуманистические идеи А. Швейцера, Тейяра де Шардена, Ор-тега-и-Гассета и других ученых положены в основу современной экологии (от греч. akos — дом, жилище, местопребывание и logos — учение, наука), ставящей своей целью формирование экологического сознания и экологической культуры личности и общества. Впервые термин «экология» ввел в 1866 г. известный немецкий ученый — биолог Эрнст Геккель. Он показал, что непосредственная среда обитания человека, равно как и всех других живых существ, его родной и единственный дом — это биосфера, сохранение которой является важнейшей задачей экологии как науки. Если признать, что мощь и современные масштабы культурно-преобразовательной деятельности человека — состоявшийся, неоспоримый факт и никакого «возврата к природе» не может быть, то в таком случае все усилия воли и разума человека необходимо направить на поиски наиболее оптимальных способов взаимодействия природы и культуры, на улучшение биологических и социальных условий жизни человека и человеческих сообществ. Экологическое сознание, как и любой другой вид общественного сознания, складывается из двух уровней: психологического и идеологического. Психологический уровень формируется стихийно на основе непосредственного жизненного опыта людей и соотносится с их обыденными представлениями о том, что хорошо, полезно, а что плохо, вредно для окружающей природы. Очень хорошо об этой внутренней связи человека с природой писал известный русский ученый Г. Успенский. «Крестьянин шел к земле тогда, когда она его звала, зов земли был постоянным, то более громким, нетерпеливым, то чуть слышным, спокойным, в зависимости от времени года и очередности полевых работ. Крестьянин умел его слушать, и это слушание наполняло его жизнь заботами и радостями, будило в нем творческое начало, поддерживало интерес к жизни»’.

 

Уже с давних времен человек учился заботиться о земле-кор-милице, о братьях наших меньших — животных, и не только прирученных, но и диких. Еще не умея строить ирригационных сооружений и не имея даже представлений о них, человек прорывал канавку, чтобы дать волю маленькому ручейку, журчащему среди лесных зарослей. Жизненный опыт подсказывает человеку, что нельзя жечь степь, так как в полыхающем пламени гибнет все живое, а обожженная земля долго молит о пощаде. Рачительный хозяин никогда не будет причинять такого непоправимого зла природе. Так почему же в наше цивилизованное, «умное» время осенью, после того как собран урожай на российских, в том числе и на наших кубанских полях, полыхают эти зловещие факелы? — Потому что так намного дешевле, быстрее, целесообразнее с точки зрения непосредственной экономической пользы, выгоды, меркантильного расчета. «После меня хоть потоп» — такова идеология тех, кто руководствуется потребительскими, а не нравственными целями и интересами в своем отношении к природе. Такая идеология — антипод философии и этики «благоговения перед жизнью», выдвинутой в свое время Швейцером, а несколько позднее группой ученых и общественных деятелей, составивших так называемый «Римский клуб», основанный в 1968 г. Основатель Римского клуба итальянец Аурелио Печчеи разработал концепцию «нового гуманизма человеческой революции», согласно которой человек, являющийся духовным стержнем всего мирового культурного и цивилизованного процессов, должен осознать необходимость преодоления сложившегося экологического кризиса путем целенаправленного объединения государств в единое мировое сообщество. Участники клуба предложили различные варианты «экологической концепции экономики», ориентированной на обеспечение условий для сбалансированного и устойчивого развития общества в его взаимодействии с природой и культурой.

 

Предчувствием г лобальной экологической катастрофы проникнуто и творчество одного из наиболее активных членов Римского клуба, испанского философа и культурологах Ортега-и-Гассета, отмечавшего: «Тот мир, что окружает нового человека с колыбели, не только не побуждает человека к самообузданию, не только не ставит перед ним никаких запретов и ограничений, но, напротив, беспрестанно бередит аппетиты, которые в принципе могут расти бесконечно»'. Свою теоретическую и практическую деятельность участники Римского клуба направили на исследование и обсуждение так называемых глобальных проблем современности, к числу которых были, прежде всего, отнесены экологические проблемы, выражающие различного рода противоречия между культурно-преобразовательной деятельностью человека в условиях техногенной цивилизации и системой живой природы. Решение этих проблем со всей необходимостью поставило перед современным обществом неотложную задачу целенаправленного формирования экологической культуры, определяемой как система ценностных ориентаций, направленных на бережное отношение к природе и на сохранение сложившегося в ней экологического равновесия.

 

Одним из важнейших ответвлений экологии как науки является социальная экология, рассматривающая различные аспекты взаимодействия природы, общества и культуры. Обращаясь к проблемам социальной экологии, следует отметить, что у ее истоков стоит замечательный русский ученый с мировым именем, автор более 500 научных и около 600 публицистических трудов, Дмитрий Сергеевич Лихачев. Именно он предложил разграничивать традиционную «биологическую» экологию и «экологию культуры». В вышедшем в 1985 г. объемном сборнике статей под общим названием «Прошлое будущему» ученый пишет об особенностях социальной памяти, сохраняющей в своих недрах все лучшее, что создано многовековой культурой человечества. Духовная преемственность, составляющая, по мнению ученого, фундамент жизни человека и общества, является важнейшим и необходимым условием не только сохранения, но и улучшения генофонда человека.

Категория: Культурология (В.Е. Толпыкин, Т.В. Толпыкина) | Добавил: fantast (14.07.2017)
Просмотров: 35 | Теги: Культурология, Культура | Рейтинг: 0.0/0