Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Жерминаль. Эмиль Золя

Жерминаль. Эмиль Золя

Создание романа «Жерминаль» (1885) о рабочем классе не является неожиданным в творчестве Золя. Весь творческий путь писателя подводил к осознанию самых глубоких, коренных противоречий действительности.

Общественная обстановка середины 80-х годов способствовала углублению интереса художника к социальным проблемам. Начинался новый подъем рабочего движения. Страдания народа в условиях затяжного кризиса экономики, охватившего в 80-е годы Францию, вызвали ответную реакцию. По стране прокатилась волна забастовок. Особенно активными были шахтеры, выступившие в Монсо-ле-Мин (1882), в Ан-зене (1884), Деказвиле (1886). Впервые во Франции была организована Рабочая партия.(1887) во главе с Ж. Гедом.


Замысел романа «Жерминаль» сложился в результате внимательного изучения жизни. «Роман этот, — писал Золя, — восстание наемных рабочих. Общество получило толчок, от которого оно внезапно трещит, словом, борьба труда и капитала. В этом все значение книги, она предсказывает, по моему замыслу, будущее, выдвигает вопрос, который станет наиболее важным в XX веке».


Созданию романа предшествовала большая подготовительная работа. Золя побывал на шахтах Анзена, в рабочих поселках, беседовал с рабочими, техниками, изучал социалистические теории общественного развития, политэкономию.


В самом названии романа, как почти всегда в произведениях Золя, кроется глубокий символический смысл. Оно открывает завесу будущего. Жерминаль — название весеннего месяца по революционному календарю — знаменует «всходы» великой революционной борьбы пролетариата, которая развернется в XX в.


В центре романа — один из самых стойких и передовых отрядов рабочего класса Франции — шахтеры, работающие на угольных копях акционерного общества в Монсу. Золя рассказал о тягостных условиях их жизни, о «глухой, как могила», нищете, о постоянном голоде, о непосильной работе, о полном отсутствии охраны труда, нищенской зарплате, о бесправии человека труда в капиталистическом обществе. По сравнению с «Западней», где Золя не смог указать на истинные причины бедственного положения народа, здесь он находит их в законах капиталистического общества, в котором труд рабочего не обеспечивает ему человеческого существования. Рабочие в «Жерминале» изображены в главном, что определяет их существование, — в труде. С большим знанием, правдиво показан и быт шахтеров, но это не является самодовлеющим.


Труд в романе «Жерминаль», по справедливому замечанию французского критика-коммуниста Ж. Фревиля, определяет «каждую мысль, каждое действие рабочего, его психологию, его рефлексы, его надежды». Писатель отмечает трудолюбие шахтеров. Но труд обесчеловечен в капиталистическом обществе, трудящиеся люди низведены до положения скота.


Среди шахтеров писатель выделяет наиболее яркие и типичные образы, которые дают конкретное представление о всех рабочих поселка Воре. Реалистически убедительно показана честная, трудолюбивая и дружная семья Маэ, из поколения в поколение отдающая свои силы для обогащения хозяез шахты. Нищету семьи Маэ Золя не пытается объяснить порочностью ее членов, как это было в какой-то мере в «Западне». Напротив, как бы ни старались трудиться трезвые и трудолюбивые Маэ, им не избегнуть нищеты в силу законов капиталистического общества.


Маэ не в состоянии заработать кусок хлеба своим детям. Поистине трагична сцена, когда этот мужественный человек узнает о новом снижении заработка:             «Угрюмое лицо углекопа, закаленное подземной работой, отразило отчаяние, крупные слезы выступили на глазах, падая горячими каплями. Он повалился на стол и заплакал, как ребенок...»


Францию охватывает тяжелый экономический кризис. Акционерная компания, чтобы выдержать конкуренцию, решает снизить заработную плату шахтерам. Защищая свои интересы, рабочие начинают забастовку, которая проходит в исключительно трудных условиях. Поразительны героизм рабочих, их мужественная стойкость, готовность бороться, несмотря на голод и лишения, их сплоченность, забота о товарищах.


В процессе забастовки и борьбы крепнет классовое сознание шахтеров. Характерно, что Маэ и его семья, как и другие шахтеры, которые сначала недоверчиво относятся к призывам Этьена Лантье — руководителя шахтеров, постепенно становятся самыми последовательными и устойчивыми в борьбе.


Золя показывает, как Маэ и его жена, замкнувшиеся, подобно другим, в «горьком сознании безвыходного круга», убежденные, что «ничего не выиграют, если будут идти наперекор начальству», постепенно начинают поддаваться «духу мятежа», охватившему поселок. И чем медленнее они приходят к осознанию необходимости борьбы, тем тверже ведут себя во время забастовки. Поверив в идею справедливости, Маэ готовы идти на любую жертву, чтобы добиться победы в забастовке. Они не признают компромиссов, уверены, что окажутся сильнее хозяев. Но они не знают путей борьбы, идут ощупью, полностью полагаются на руководителей, которые сами еще многого не понимают или же, как Раснер, стремятся увлечь восставших рабочих на путь соглашательства.


Золя ставит проблему руководства рабочим движением. Работая над романом «Жерминаль», писатель изучал социалистические учения по книгам буржуазных социологов, знакомился и с трудами Маркса. Но многое осталось для’ него неясным, марксистского учения он не принял.


Руководитель восстания шахтеров Этьен Лантье наделен многими положительными качествами — честностью, трудолюбием, благородством, братской любовью к рабочим. Он стойко противостоит соглашательским теориям кабатчика Раснера, отвергает политику анархиста Суварина. Он выше представителя Международной организации рабочих — бланкиста Плю-шара, заботящегося о своей карьере. Этьена Лантье можно назвать положительным героем романа. Но Этьен еще не достиг идейной зрелости. И в незрелости Этьена как руководителя — его главная беда и вина перед шахтерами. Он возглавляет шахтеров, но не знает путей борьбы, конечных целей ее, не понимает необходимости революции для изменения мира.


«Старое общество уже трещит по швам; все это продлится * два-три месяца, не больше, — убеждал он. О способах выполнения он высказывался менее определенно. Прочитанное спуталось в его голове; в беседе с людьми невежественными он не боялся пускаться в рассуждения, хотя сам в них терялся. Он поочередно излагал все системы и сдабривал их уверенностью в быстрой победе, — неким всемирным объятием, которое положит конец классовым распрям, если, впрочем, не считать некоторых твердолобых среди хозяев и буржуа; их, может быть, придется образумить силой».


Золя наделяет своего героя чертами индивидуализма, якобы свойственными ему как руководителю из рабочих. Писателю не удалось избегнуть буржуазной точки зрения на народную массу как на «стихию природы, сметавшую все на своем пути, вопреки правилам и теориям». Этот взгляд противоречит изображенному самим же Золя рабочему коллективу с его солидарностью, самоотверженностью и героизмом (поведение рабочих во время катастрофы в шахте), со все растущим- сознанием необходимости организованной борьбы против капиталистов.


Благородство и честность лучших рабочих (Маэ, Лантье и др.) особенно ярко выступают на фоне развращенности и паразитизма буржуазии (семья Энбо, семья Грегуаров).


Основной конфликт романа — борьба шахтеров и компании— достигает своей кульминационной точки в восстании. Против рабочих выступают акционерная компания, государственный аппарат, армия — весь буржуазный строй.


В изображении массы восставших рабочих Золя достигает высокого мастерства. Картины сходки в лесу, движения толпы к шахтам и разрушения их, сцена расстрела шахтеров солдатами поражают эпической монументальностью.


Золя рисует движение тысяч восставших, объединенных в «единую глыбу» ненавистью к эксплуататорам. Вечерний пейзаж с пурпурными лучами солнца, на фоне которого происходит это движение, оттеняет величие и кровавый исход развертывающихся событий. Гнев толпы, бесстрашие, жажда действия передаются динамичностью сцен. Масса восставших живет, говорит, действует на страницах романа. Она не обезличена. Множество шахтеров активно участвует в событиях; выразительны их лица, метки реплики, запоминаются жесты.


Золя умело использует прием полилога (многоголосия) для передачи настроения толпы, волнений ее. Масса восставших не безмолвна, «буйный гул сотен голосов» раскрывает всю глубину возмущения народа.


Восстание терпит поражение. Но это поражение временное. Гибель буржуазии неизбежна. Забастовка явилась одним из трагических эпизодов начавшейся великой борьбы пролетариата с капиталом.


«Они, правда, были побеждены, но Париж не забудет выстрелов в Воре... Углекопы подсчитали свои силы, испытали их и потрясли рабочий люд всей Франции своим призывом к справедливости. Поэтому-то поражение никого не успокоило, буржуа в-Монсу, несмотря на свою победу, смутно чувствовали, что забастовка может возобновиться со дня на день, и пугливо озирались, как бы спрашивая, что таится в этом глубоком молчании — не пришел ли уж их неизбежный конец? »


Несмотря на некоторые недостатки романа, А. Барбюс назвал «Жерминаль» великой книгой. «Поразительную правдивость» романа отметил М. Торез. Н. К. Крупская вспоминала, что из произведений Золя В. И. Ленину «больше всего нравился «Жерминаль» — роман, отразивший жизнь рабочих-угле-копов.

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (31.08.2016)
Просмотров: 164 | Теги: Литература, Эмиль Золя | Рейтинг: 0.0/0