Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1871—1917 гг.

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1871—1917 гг.

Историю новейшей зарубежной литературы принято начинать с 1871 г. — года Парижской коммуны. Именно в этот период — в последней трети XIX в. — капитализм перерастает в империализм со всеми его характерными признаками. Этот же период ознаменован борьбой пролетариата, распространением учения Маркса и Энгельса, созданием социал-демократических партий. Парижская коммуна была первым примером диктатуры пролетариата.

Под влиянием этих общественных явлений литература стран Западной Европы и Америки приобретает характерные для литературы XX в. черты: острый интерес к политическим событиям, к проблеме войн, углубленный психологизм, тяготение к научной и социальной фантастике. Резко обостряется борьба между направлениями, развивается декаданс и натурализм.

Литература революционная и связанная с рабочим движением

Последние годы XIX в. были годами рабочего движения, активизации пролетариата. Этот процесс приводит к созданию прогрессивной и революционной литературы, связанной с рабочим движением, и способствует новому подъему критического реализма, испытавшего в 50— 60-х годах кризис, вызванный упадком буржуазной революционности.

 

Значительный расцвет пережила французская прогрессивная литература в годы Парижской коммуны. В этот период выступают первые пролетарские поэты Франции — Эжен Потье, создавший текст «Интернационала», Луиза Мишель, а также и прозаики, тесно связанные с Коммуной, — Жюль Валлес, Леон Кладель. Большое значение имела в те годы деятельность марксистского критика Поля Лафарга.

 

В Англии мы встречаем непосредственное изображение революционной борьбы, образы революционеров у Э. Л. Войнич, картины социалистического будущего — у Морриса.

 

В Германии рабочее движение вдохновило Г. Гауптмана на создание яркой социальной пьесы «Ткачи», посвященной восстанию силезских ткачей 1844 г.

 

В Италии мировое звучание приобрел исторический роман «Спартак» (1874) о восстании римских гладиаторов и рабов, написанный Р. Джованьоли (1838—1915), участником национально-освободительной борьбы против австрийского владычества.

Критический реализм конца XIX века

Особого интереса и внимания заслуживает большая литература критического реализма, испытавшая в конце XIX в. значительный подъем. Характерно, что выдающиеся писатели-реалисты разных стран выступают в эти годы на стороне прогресса, против консолидирующихся сил реакции, и это способствует расцвету их творчества.

 

Во Франции резкое размежевание общественных сил было вызвано делом Дрейфуса в 1899 г.'. Крупнейшие писатели Франции Э. Золя и А. Франс выступили в защиту Дрейфуса.

 

С революционными драмами и проповедью народного искусства выступает в 90-е годы Р. Роллан. Э. Золя создает монументальную социально-разоблачительную эпопею «Ругон-Маккары», а в романах 90-х годов обращается к идеям утопического социализма и антирелигиозной тематике. А. Франс заставляет своего любимого героя, далекого эт жизни профессора Бержере, обратиться к действительности, к борьбе под влиянием дела Дрейфуса (цикл романов «Современная история»). Мопассан создает социально-психологические романы изумительной силы, обращается в своих новеллах к положительным образам людей из народа. Ориентация на народ, интерес к нему становятся типичными для лучших французских писателей конца XIX в.

 

, В Англии писатели-реалисты Г. Уэллс и Б. Шоу стремятся связать себя с социалистическим движением и искренне мечтают о социализме. Они вступают в фабианское общество2, приняв его мелкобуржуазный реформизм за социализм. Но отвращение к буржуазному' строю и искренние прогрессивные стремления помогают им создать в 80-е и 90-е годы шедевры английской литературы.

 

Эта же ненависть к буржуазии, любовь к родному норвежскому народу и мечта о свободе и справедливости открывают богатые возможности перед громадным талантом Г. Ибсена и позволяют ему совершить подлинный переворот в европейской

драматургии.

 

В Соединенных Штатах Америки на рубеже XIX и XX в. происходит расцвет реализма, до сих пор представленного лишь немногими именами. Один за другим выступают М. Твен, Ф. Норрис, С. Крейн, Д. Лондон, Т. Драйзер, Э. Синклер. Такому расцвету реализма способствуют рост рабочего и фермерского движения, первые классовые схватки, потрясшие Америку, раскрытие вопиющих социальных противоречий, которые оставались завуалированными, пока существовали свободные земли на Западе. При этом мы наблюдаем ту же закономерность, что и в европейской литературе: крупнейшие писатели-реалисты сближаются с социалистическим и рабочим

движением.

 

В Польше и Чехословакии в последние десятилетия XIX в, также выступают выдающиеся писатели-реалисты, такие, как Э. Ожешко, Б. Прус, В. Реймонт, поэтесса М. Конопниц-кая, Ян Неруда, А. Ирасек. Все они пишут о страданиях-народных масс, верят в пробуждение народа. Для славянских литератур этого периода ведущей остается тема национально-освободительной борьбы.

 

Так складывается критический реализм XX в., резко враждебный империализму, тесно связанный с рабочим и фермерским движением. Интерес к классовой борьбе, к большим социальным проблемам и пристальное внимание к сложному внутреннему миру человека становятся отличительными чертами реализма XX в. как нового этапа критического реализма.

 

Русские писатели, ставшие в авангарде мировой литературы и по масштабу таланта, и по социальной зоркости, — Л. Толстой, Достоевский, Чехов, Горький — способствовали формированию реализма XX в. В то же время в зарубежной литературе конца XIX в. складываются и совершенно иные направления, далекие от реализма. Становление империализма сопровождается, как отмечал В. И. Ленин, резким идеологическим упадком, развитием реакционных взглядов в философии, искусстве и литературе. «Реакция по всей линии при всяких политических порядках» характерна для империализма и связанных с ним идеологических течений.

Эта реакционность буржуазии, отрекающейся от заветов буржуазных революций, проявилась уже в философской теории позитивизма и тесно связанном с нею литературном течении натурализма.

Философы-позитивисты (во Франции — О. Конт, в Англии — Г. Спенсер) идеализируют капитализм, объявляют его последним, высшим этапом истории человечества, сводят социальные противоречия к биологическим законам борьбы за существование. Теория Дарвина, сыгравшая в развитии науки громадную прогрессивную роль, фальсифицируется буржуазными позитивистами, превращается в орудие реакционного «социального дарвинизма».

 

Натурализм в литературе, как и позитивизм в философии, претендовал на высший научный и реалистический подход к действительности. Натуралисты отказались от принципа типизации, от широких социальных обобщений и свели литературный процесс к бесстрастной регистрации случайных фактов и к их «научной», т. е. биологической, мотивировке. Мелочная фактографичность и тяготение к биологической проблематике заводили натуралистов в тупик, заставляли их копаться в патологических и порой незначительных явлениях.

 

. Большой популярностью стала пользоваться в конце XIX в. реакционная идеалистическая философия немецкого философа Шопенгауэра (1788—1860), объявлявшего весь мир созданием жестокой «мировой воли», с которой тщетно вступает в борьбу «воля к жизни» отдельных людей. Пессимизм Шопенгауэра импонировал мелкобуржуазным интеллигентским кругам, потрясенным жестокостью империализма и бесправием отдельной личности.

 

Опираясь отчасти на Шопенгауэра, но отчасти и на социальный дарвинизм Спенсера, создал свою реакционную фи-лосрфию немецкий идеалист Ф. Ницше (1844—1900). «Волю к жизни» Шопенгауэра он заменил «волей к власти», которая, по его мнению, является отличительной чертой «расы господ». Расизм, реакционный культ «сверхчеловека», отрицание принципов морали — все это делает Ницше предшественником фашизма.

Декаданс

Кризис буржуазной литературы и искусства конца XIX в. стали определять словом «декаданс». Это французское слово (decadence — упадок), связанное с названием журнала, издававшегося в 80-х годах во Франции. Декаданс, впоследствии получивший другое название — «модернизм», рекламирующий разнообразные «новаторские» приемы, имел несколько этапов, множество разновидностей. Для конца XIX века характерны такие течения, как импрессионизм, эстетизм и символизм.

 

Внешне все эти направления отличаются друг от друга. Писатели-импрессионисты гонятся за передачей беглого, яркого впечатления (Гюисмаис во Франции). Эстеты создают культ изысканной красоты и отвергают нормы морали. Символисты легко впадают в мистицизм, ищут скрытый, таинственный смысл за каждым словом и явлением (Метерлинк в Бельгии, р. М. Рильке в Австрии и т. д.). Однако вопрос о декадансе конца века чрезвычайно сложен. Далеко не все его представители были декадентами в строгом смысле этого слова. Многие просто определяли модным и вызывающим словом «декаданс» свои новаторские искания. Значительным явлением в искусстве были полотна французских художников-импрессионистов, во многом обогатили поэзию музыкальностью формы и тонкой передачей душевных настроений французские поэты-символисты. Гораздо глубже и гуманистичней проповедуемых им эстетских принципов было творчество О. Уйальда. Разрывая путы символизма, выходили на широкие просторы романтической и реалистической поэзии многие большие поэты. Символисты конца XIX в. часто были талантливыми поэтами, честными и глубоко страдающими людьми. Символизм был для них своеобразным выражением протеста против пошлой буржуазной действительности и бескрылого натурализма. Это можно сказать о французских поэтах Рембо и Верлене, о немецком поэте Рильке.

 

Глубокую оценку творчества западных -символистов дал А. М. Горький в своей статье «Поль Верлен и декаденты» (1896). Горький подмечает глубокую неудовлетворенность французских символистов современной им действительностью. Он говорит, что «эти люди с более тонкими нервами и более благородной душой плутали в темной жизни, ища себе в ней чистого угла, часто шли против самих себя и гибли, неудовлетворенные, ничего не найдя, гибли с оскорбленной душой, измученные шумом пошлой и развратной жизни, их милой и веселой Францией, раньше страной рыцарей, ныне страной жирных и разнузданных купцов, чувствующих себя господами положения». «Иногда в общем неясном шуме декадентских стихов раздавался действительно ценный и поэтический звук, искренний и простой, как молитва мытаря» *.

 

В конце XIX века в ряде стран (особенно в Англии и скандинавских странах) вновь вспыхивает увлечение романтизмом как своеобразный протест против бескрылой и серой псевдо-реалистической литературы. В таком духе пишут английские неоромантики (Р. Л. Стивенсон, Д. Конрад, А. Конан Дойл, шведская писательница С. Лагерлеф и др.). Декадентский характер приняла апологетическая империалистическая литература, хотя она и пыталась отмежеваться от декаданса.

Империалистическая литература

В духе презрения к «вырожденческому» искусству конца века, с предложением «оздоровить» его выступал Ницше. Расизм и шовинизм, прославление войн и колониальной политики — основные черты певцов империализма. Таковы Р. КипЛИНГ в Англии, М. Баррес, Ш. Моррас и К. Фаррер во Франции, а также примыкавшие к ним, апологеты католицизма (П. Бурже) или создатели экзотических колониальных романов (П. Лоти во Франции, Р. Г. Дэвис в США). Если же эти писатели и обладали большим талантом и реалистическими приемами и могли создавать яркие картины жизни и природы колониальных стран («Джунгли» Киплинга), то в конечном счете реакционная целенаправленность губила их талант.

Борьба направлений в начале XX века

Эти тенденции характерны лишь для известной части писателей, не порвавших с буржуазией или совершенно растерявшихся при наступлении империализма. Другая их часть, как мы видели, сумела выразить протест широких демократических масс против империализма. Это подтверждает учение В. И. Ленина о наличии двух культур в каждой национальной культуре. Этот закон дает себя знать с особенной силой в XX в., в эпоху обострения социальных противоречий.

 

В конце XIX в. центр международного революционного движения перемещается в Россию.

 

Разгорается борьба крупных держав за передел мира. На рубеже XIX—XX в. происходит англо-бурская война, ведут колониальные войны Соединенные Штаты. Германия вооружается до зубов, Япония вступает в ряд империалистических держав. Близится первая мировая война.

 

В этот период усиливается наступление реакционного лагеря. В философии развиваются всевозможные неокантианские, богоискательские и богостроительские учения вроде теорий Маха и Авенариуса, против которых направлен философский труд В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1909).

 

Большое распространение получают взгляды французского философа-идеалиста А. Бергсона, который в своей книге «Творческая эволюция» (1907) рассматривал весь жизненный процесс как борьбу духа с материей, приводящую к победе духа. Теории Бергсона пропагандировались декадентами XX в.

 

Декадентство в начале XX в. теряет прежний оттенок оппозиционности и смыкается с литературой империалистической реакции. Декаденты также начинают прославлять грубую силу, призывать к войне. На этот путь вступают С. Георге в Германии. Г. Д’Ачнунцио и футуристы в Италии.

Футуристы

Декаденты открыто ополчаются теперь против гуманизма и культуры прошлого, а заумный формализм объявляют вершиной искусства. В таком духе написаны манифесты итальянских футуристов, объявивших себя поэтами будущего1. Отвергая поэзию и красоту прежних эпох, они провозглашают культ быстроты и техники, фетишизируют и обожествляют машины, капиталистическую индустрию. За этим прославлением машин скрывается на самом деле преклонение перед империализмом и презрение к человеку. Маринетти, глава футуристов, объявил вслед за Ницше войну «лучшей гигиеной мира», носился с идеей «великой Италии» и вообще был певцом крайнего на-

ционализма.

 

Формалистические искания декадентов заводят их в тупик. Маринетти и другие футуристы призывали к разрушению литературного образа, к разрушению синтаксиса, обычной человеческой речи, предлагали «освободить слова» от какой бы то ни было связи. Они предлагали выбросить ряд частей речи и создать особый «телеграфный стиль», оперируя по возможно-

сти цифрами.

 

В предвоенные годы усиливается шовинистический характер империалистической литературы.

 

Но остаются писатели, которые продолжают вести активную борьбу против реакции, против декадентского искусства. Так, Р. Роллан создает свою эпопею о Жане Кристофе, талант-

ливом композиторе, сочетающем подлинное новаторство с лучшими традициями искусства; перед самой войной он пишет роман «Кола Брюньон», прославляющий жизнелюбие и душевную силу французского народа. Великолепное разоблачение кайзеровской Германии, прусского милитаризма и немецкой буржуазии дает Г. Манн в своем романе «Верноподданный» (1914). Серию романов об английских собственниках начинает в 1906 г. Д. Голсуорси.

Война 1914-1918 гг. Литература военных лет

Империалистическая война   1914—1918 гг. не только обрекла народы на величайшие бедствия, но и обнажила предательский дух западных социал-демократий: их представители проголосовали за военные кредиты. Многие писатели в странах, охваченных войной, также поддались шовинистической пропаганде. Но некоторые из них нашли в себе мужество выступить против войны. Б. Шоу написал памфлет «Здравый смысл о войне», в котором доказывал равную виновность в войне всех империалистических правительств. Р. Роллан заклеймил войну в серии своих статей «Над схваткой». Он же создал блестящую антивоенную сатиру «Лилюли» и новеллу «Пьер и Люс», в которой жестокая бессмысленность войны показана с большой трагической силой. Против войны боролись, хотя и с несколько абстрактных позиций, не понимая ее подлинных причин, немецкие писатели-экспрессионисты. Войну осуждали в своем творчестве Т. Гарди и Д. Голсуорси.

 

Война оставила после себя искалеченное физически и душевно молодое поколение— «потерянное поколение», как оно себя называло. Она породила целую литературу, в которой глухое отчаяние сочеталось с жгучей ненавистью к войне. В числе таких книг были первые романы Р. Олдингтона, М. Ремарка, Э. Хемингуэя. И в то же время в горниле войны закалились и окрепли подлинные борцы против нее. В окопы пошел рядовым французский журналист и писатель А. Барбюс, который создал замечательную книгу о войне («Огонь»), высоко оцененную В. И. Лениным.

 

В мир отчаяния и ожидания громадные перемены внесла Октябрьская революция.

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (31.08.2016)
Просмотров: 104 | Теги: История, Литература | Рейтинг: 0.0/0