Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Иоганнес Бехер. Биография и обзор творчества

Иоганнес Бехер. Биография и обзор творчества

(1891—1958)

Иоганнес Бехер, немецкий революционный писатель и общественный деятель, родился в Мюнхене. Он происходил из чиновничьей семьи, которую изобразил впоследствии в романе «Прощанье».

 

Бехер начал писать и печататься очень рано. В 1914 г. его стихотворения, разбросанные по различным журналам и написанные в духе экспрессионизма, были впервые объединены в сборник «Распад и триумф». И в этом сборнике, и в следующих («Песнь против современности», «Всем») мы видим страстный протест против войны, против социального зла и несправедливости; для них характерны туманные метафоры и гиперболы, типичные для немецкого экспрессионизма. В стихотворении «Долой», например, Бехер пишет:

Покончим с отравителями, с теми,

Кто род людской чумою заражает!

Так, обратим клинки и ветру грудь

подставим;

Покончим с ними, чтобы наши лица

В лазурь мы снова окунуть могли!

В стихотворении «Спартак» (сборник «Всем»):

Гряду я! Слышите, вещают трубы!

Гробы разверзлись.

Льются крови реки!

Провозглашаю: Вечный мир!

Победа!

Свет, правда в человеке!

Бехер бичует буржуазную Веймарскую республику в сборниках «Труп на троне» (1925), «Голодный город* (1928), «Серые колонны» (1930) и др.

Картина всеобщего кризиса дана в стихотворении «Кризис»: «Закрыты банки, сбежал директор, мясник клянет паршивую торговлю», множатся преступления. Но кончается стихотворение картиной демонстрации рабочих колонн. Такая концовка становится очень характерной для поэзии Бехера конца 20-х годов. Многие произведения этого периода, которые он назвал «балладами», имеют лиро-эпический характер. Во всех балладах чувствуется надежда Бехера на будущее.

В балладе «Оружие» (192Т) американский рабочий Джек, один из руководителей забастовки горняков, участник столкновения с полицией, предстает перед судом. Он отвечает на вопрос о спрятанном оружии:

Ну, оружие у нас

Пока до поры хранится,

Могу вас заверить, настанет час —

Оно еще нам пригодится!

И выстрелы мир разбудят,

Буржуям расплату неся.

Так было. Так снова будет.

Вот вам и правда вся.

Для первого периода творчества Бехера характерны возрастающая революционность и в то же время постепенный отход от нарочитой абстрактности экспрессионизма.

 

Черты экспрессионистского метода еще явственно ощущаются в романе Бехера «Люизит» (1926). Бехер ставит в нем интересные вбпросы и верно предугадывает будущее. «Люизит» — название смертоносного газа, который производят рабочие одного американского завода, сами не зная об этом. Газ этот нужен для войны с СССР. В романе дан образ Петера Фридьюнга, немецкого юноши, вернувшегося с фронта первой мировой войны. Юноша, сын крупного немецкого чиновника, отходит от шовинизма под влиянием того, что видел на войне. Между ним и его близкими намечается полный разрыв. (Этот мотив носит автобиографический характер и раскрыт Бехером гораздо подробнее в его позднейшем романе «Прощанье».) Затем действие переносится в Америку, где на заводах готовится Люизит. Показана нужда трудящихся, их нарастающий протест и, наконец, их победа. Бехер предугадывает отдаленное в то время будущее — связь реакционной Германии с Америкой и готовящееся нападение Германии на СССР. Но влияние экспрессионизма еще чувствуется в романе: нет стройного развития сюжета, связь между главами нарушена, образы малоконкретны, представляют скорее воплощенные идеи, чем живых людей.

 

Большое влияние на Бехера оказала Октябрьская революция. «С востока льется свет», — говорил он в одном из своих стихотворений. Жизни Советского Союза посвящен ряд его произведений («У гроба Ленина», «Великий план» и др.)„ В них много искреннего восхищения, больших мыслей, живого чувства. В стихотворении «Октябрь в Москве» (1927) Бехер рассказывает о праздновании Октябрьской революции в Советской стране: «Люди смеются, снуют и поют, люди смеются, плечи не гнутся, радостен отдых и радостен труд». С большим чувством здесь же говорит Бехер о Красной Армии.

 

В стихотворении звучит внутренняя музыка; своеобразны рифмы и очень хороши метафоры.

В произведении «Он мир от спячки пробудил — Ленин»' метафоры и олицетворения ярко характеризуют ленинские дела;

 

Он мир от спячки

 

пробудил

 

Словами, что

 

хлебом стали,

 

Что против горя и нужды

 

армиями зашагали.

 

Но в большой поэме о Советском Союзе «Великий план» для поэта характерна известная упрощенность, декларативность. Поэт искренне увлечен величием наших пятилеток, самой идеей планирования, он с энтузиазмом говорит о Днепрогэсе, Турксибе, ударниках, рисует с едким сарказмом вредителей. Но в поэме нет конкретных, живых человеческих образов, а даны лишь чистые схемы «ударников» или «вредителей».

 

Поэтическую деятельность Бехер сочетал с разнообразной партийной работой, выполняя с одинаковым рвением и крупные, и мелкие поручения. Деятельность и творчество Бехера восстанавливали против него правительственные круги Германии, и Бехера привлекли в 1926 г. к судебной ответственности якобы за измену родине. Но в защиту его поднялся ряд прогрессивных писателей всего мира. Особую роль сыграло выступление Горького, заявившего, что он призывает всех честных людей протестовать против суда над Иоганнесом Бехером, Защита возымела действие, и суд не состоялся.

 

С начала фашизации Германии поэту пришлось покинуть свою страну. В 1935 г. он переезжает в Советский Союз, где остается до 1945 г. Он занимается общественной деятельностью, редактирует немецкий журнал «Интернациональная литература» и направляет работу группы немецких писателей-антифашистов.

 

В 1945 г., после падения фашизма, Бехер тотчас едет на родину. Там продолжается его кипучая общественная деятельность, он становится председателем Культурбунда (Союза деятелей культуры ГДР) и позднее министром культуры. Бехер награждается двумя национальными премиями — в 1944 и 1950 гг., избирается депутатом Народной палаты ГДР и членом Всемирного Совета Мира. Ему присуждена в 1952 г. Международная премия за укрепление мира между народами.

 

Несмотря на огромную, напряженную работу, Бехер много пишет. В ряде новых поэтических сборников — «Возвращение на родину» (1946), «Счастье далей близко засияло» (1951), «Немецкие сонеты» (1952), «Шаг середины века» (1958) — он воспевает все новое, что видит в ГДР, с ненавистью клеймит остатки старого, отзывается на все крупные события международной жизни. Смерть Бехера в 1958 г. стала горькой утратой для немецкого народа. «Наш народ, наша ГДР, вся Германия оплакивает Бехера, поэта, общественного деятеля', который до последней минуты трудился во имя нашего великого общего дела — социализма*, — говорил на его Могиле Вильгельм Пик.

 

В Советском Союзе был написан лучший роман Бехера — «Прощанье» (1940), носящий автобиографический характер. Рассказывая историю своего детства и юности, автор сумел показать образы и черты быта, типичные для Германии эпохи 1900—1914 гг. Таков образ прокурора Гастля, отца главного героя. Прокурор Гастль — типичный немецкий чиновник, готовый на все ради своей карьеры, прогнавший из дома единственного сына, потому что тот отказался идти на фронт добровольцем. Гастль полон презрения к тем, кто ниже его, и готов пресмыкаться перед всеми вышестоящими, вплоть до товарищей своего сына — сыновей влиятельных лиц. В семье Гастля все подчинено ему, хотя в глубине души жена его часто не согласна с ним, а сын всегда тайно протестует. Лицемерие и ложь царят у Гастлей, хотя на первый взгляд — это образец дружной, чисто «немецкой» семьи.

 

Так же типична картина немецкой школы. Мы видели уже критику учебных заведений Германии у Генриха Манна. Бехер продолжает ее, он обращает внимание не столько на постановку преподавания, сколько на моральное разложение учащихся, в котором виноваты прежде всего педагоги. Таков эпизод травли ученика Гартингера, еврея, сына портного — социал-демократа. Жестокость по отношению к слабым и беззащитным, преклонение перед сильными возведены в систему. Мы видим полное разложение и семьи, построенной на лжи и лицемерии, и школы, ничего не дающей учащимся, калечащей их души. Острая критика действительности иногда переходит в романе в злой сарказм. Один из родственников Гастля, дядя Карл, сходит с ума и в бреду все время называет себя кайзером, сверхчеловеком, который может одним указом присоединить Америку к Германии.

 

Таким образом, Бехер сумел схватить все характерные для старой Германии черты; в то же время его книга носит антифашистский характер: она конкретно изображает те тенденции немецкой жизни, которые привели к фашизму. Но особенно характерно для Бехера то, что он не только рисует прошлое, отжившее, но и показывает новое. Юный Гастль чувствует сначала глухое недовольство семейной обстановкой, затем оно переходит в протест против кайзеровской Германии. И этот протест лучших молодых сил изображен очень правдиво. Ясно й проникновенно обрисован молодой Гастль, показаны его заблуждения, страдания, увлечения — все, что привело его в конце концов в полному разрыву, «прощанию» со старой Германией.

Для этого романа характерно мастерство формы. Бехер преодолевает прежнюю абстрактность, его герои (особенно прокурор Гастль и его сын) — это живые люди со всеми индивидуальными особенностями.

 

Но основным жанром творчества Бехера все же и в эти годы оставалась лирика. Стихи, написанные в течение этого десятилетия, очень разнообразны по форме и содержанию, в них раскрыты переживания поэта и борца. Это сборники «Искатель счастья и семь тягот» (1938), «Сонеты» (1934), «Германия зовет» (1942), «Книга образов» и др.

 

Большое место в поэзии Бехера этого периода занимают стихотворения, посвященные Советскому Союзу. Он не мог не преклоняться перед величием грандиозного строительства; иногда он рисует его в мощных, гиперболических тонах.

 

В 1941 г. мирный, созидательный труд советского народа прервало нашествие гитлеровцев. Бехер тяжело переживает несчастье нашей страны.

 

Твердую уверенность, что Москва устоит, давало Бехеру его убеждение в правоте нашего дела. Бехер обращает вдохновенные строки к Сталинграду с благодарностью за все жертвы, принесенные в великих боях, за то, что эти жертвы не прошли даром.

 

В те же годы Бехер много писал и о Германии. Враги Бехера неоднократно пытались облить грязью его имя, говорили о том, что он забыл родину. Между тем самый беглый просмотр его произведений 40-х годов убеждает в противном. «Я — немец», — говорит Бехер в одноименном стихотворении 1942 г.

Пусть дозволено глупцам

Меня лишить гражданства в озлобленье,

Я прав своих гражданских не отдам,

И если завтра спросят поколенья:

«Скажите, кто в немыслимые годы

Германию так мучил и давил?»

Тогда решите вы, сыны народа,

Кто не был немцем и кто немцем был...

Настанет день, когда и мой народ

Поднимется, чтоб сбросить власть тиранов.

Затем живу, что верю: день придет,

Он засияет — поздно или рано,

И в этот день, который в каждом дне Нам грезится сквозь мрак и непогоду,

Дано святое право будет мне:

Я — немец — гордо возвестить народу.

 

Германия дорога Бехеру жизнью простых людей, своей культурой и природой. Природе Германии посвящены стихотворения «Дунай», «Куфштейн», «Песнь о родине» и др. В них полностью раскрылось дарование писателя как мастера пейзажа, умеющего передать все его обаяние.

С гневом бичует Бехер фашистскую систему в стихах, полных беспощадной сатиры и сарказма. Он возвращается к излюбленному жанру своей молодости, к лиро-эпическим балладам, рассказывая в них о фактах, характерных для эпохи фашизма. Такова знаменитая баллада «Человек, который молчал», вышедшая в сборнике «Искатель счастья и семь тягот» (1938). В ней дан образ стойкого борца против фашизма. Все произведение представляет собой как бы внутренний монолог человека, подвергнутого пыткам.

 

Преступления гитлеровцев клеймит стихотворение «Детские башмачки из Люблина*. Оно написано на основании документальных данных о фашистских зверствах в концлагере в Люблине. Там были найдены мешки детской обуви, оставшейся после убитых детей, сожженных в печах и удушенных газами. В своем стихотворении Бехер показывает суд над палачами. В качестве обвинителей предстали «бесконечными рядами башмачки загубленных детей». Избегая натуралистических описаний, рассказав эуу страшную историю в тонах детской сказки, Бехер кончает стихотворение выражением уверенности в близкой справедливой расплате.

 

Бехер пишет «Книгу образов» —- цикл стихотворений, посвященных деятелям мировой культуры. Среди них и мифический Прометей, кричавший богам среди пыток: «Погибнуть небожители должны, подходит светлый век людей-титанов», и Микеланджело, который «даже в камне видел гордый образ человека», и Леонардо да Винчи, считавший, что «над мирозданием человек царит, мир изменяет и его творит»; наконец, это Карл Маркс, ознаменовавший своими творениями начало нового века.

 

Бехер говорит и о Димитрове, «перед судом стоявшем как судья», и о Горьком, который «не захотел кабальной жизни горечь подслащивать словами».

 

В стихотворении «Фриц Иоссе* Бехер вспоминает народное предание об одном из руководителей крестьянских мятежей Фрице Иоссе, который «бродит по всей Германии, поднимая людей на восстание». Бехеру свойственна мысль об исконности революционного начала в немецком народе.

 

Возвратившись на родину, Бехер много времени отдает творчеству. Теперь в его стихах звучит призыв к радостному труду, к восстановлению родины. Ему принадлежит текст национального гимна ГДР:

 

Мир и счастье для народа

Пусть Германия кует,

Всем народам честно подал

Руку дружбы наш народ.

Мы стоим за мир, чтоб людям

Не терять своих детей

На полях Войны.

Дружно, немцы, стройте, сейте,

Мирный труд страны любя.

 

Бехер пишет и о тех попытках воскресить фашизм, которые характерны для Западной Германии. 11 мая 1952 г. в Эссене (Западная Германия) был убит молодой патриот Филипп Мюллер при расстреле полицией массовой антивоенной демонстрации. Поэт посвящает ему стихотворение «Восстань, мой стих!». Он горестно вопрошает в этом произведении:

 

Кто звал к войне? Кто нам могилу рыл?

Кто карабин вложил убийце в руки?

И немец немцу сердце прострелил,

И тысячи сердец застыли в муке.

 

В последнем своем сборнике — «Шаг середины века» — поэт говорит о достижениях стран социализма. Исполнилась вековая мечта передовых умов человечества. Освобожденным от гнета эксплуатации труженикам по плечу грандиозные дела. И самое важное — это борьба за вечный мир, за коммунистическое общество. В стихотворении «Вселенский гимн», посвященном запуску советского спутника, Бехер связывает эту борьбу с громадными достижениями СССР.

 

В последние годы Бехер много занимался теорией литературы, выступая и в этой области как новатор. Его книги — «Защита поэзии» (1952), «Поэтическая исповедь» (1954), «Власть поэзии» (1955) и «Поэтический принцип» (1957) — неоднократно обсуждались в Союзе немецких писателей, были предметом оживленных дискуссий. Цель их — борьба с проникновением в ГДР различных течений декаданса.

 

Бехер страстно боролся с различными формами бегства от жизни, с пессимизмом, а также с формализмом в области литературы. Он резко осуждал аполитичность и безыдейность писателей, отказывающихся от миссии политических борцов.

 

Бехер отдал всю жизнь борьбе за социализм и за счастье немецкого народа. Измученный тяжелой болезнью, он писал в последнем своем стихотворении:

 

Народ за все, чем стал и чем я был,

Благодарю я в час последний снова,

В последний раз пусть примет это слово

Народ мой, для которого я жил.

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (14.01.2017)
Просмотров: 436 | Теги: Германия, Литература, 20 век | Рейтинг: 0.0/0