Главная » Статьи » Литература » История зарубежной литературы XVIII века

Повести и романы Дидро

Повести и романы Дидро

«Монахиня»

Реализм Дидро наиболее полно проявился в его повествовательных произведениях — в романе «Монахиня», в сатирическом диалоге «Племянник Рамо», в «Жаке фаталисте». Их реалистическая зрелость — плод обобщения фактов живой действительности. Дидро-прозаик не стремится к идеализации жизни, а изображает ее такой, какова она есть. Он проникает в сознание реальных людей, раскрывает существенные пороки современного ему общества, в том числе нарождающихся буржуазных отношений.

 

«Монахиня» (1760) по своему основному пафосу — острая антиклерикальная сатира. Но содержание произведения шире. Дидро не только осуждает монастырскую жизнь, он бичует буржуазную мораль, обесчеловечивающую власть денег — источник самых грязных преступлений на земле.

Героиня романа Сюзанна Симонен — здоровая, умная, красивая, талантливая девушка. Сердце ее широко открыто людям, рвется к радости и свободе. Но парадоксально, ее красота и одаренность не приносят ей счастья. Сюзанну ненавидит отец, злой мачехой оказывается родная мать. Вся «вина» Сюзанны в том, что она «незаконно» появилась на свет, и ее хотят отторгнуть от наследства, чтобы не ущемлять права ее «законных» сестер. Такова природа буржуазной морали, требующей жертв идолу частной собственности.

Сюзанну вопреки ее воле отправляют в монастырь. Девушка столкнулась со страшным миром религиозного изуверства и разврата. В разоблачение монастырской жизни Дидро вложил всю свою ненависть просветителя и атеиста. «В каком другом месте,— пишет он,— печаль и злоба уничтожили все общественные инстинкты? Где обитают ненависть, отвращение и истерия? Где живут рабство и деспотизм? Где тлеют созревшие в тиши страсти? Монастырь — это темница, куда ввергают тех, кого общество выбросило за борт».

Жизнь Сюзанны в Лоншанской обители напоминает пытку. Да стремление расторгнуть насильственный обет пострижения монахини, подстрекаемые настоятельницей Христиной, подвергают ее самым изощренным издевательствам: лишают белья, пищи, заточают в карцер, связывают веревками, топчут ногами и т. д.

В Арпажонском монастыре Сюзанну ждут другие испытания. Она становится предметом извращенной страсти игуменьи.' Дидро всем ходом повествования подчеркивает, что монашество губит человека не только духовно, но и физически, толкает его на путь самого пагубного порока. Как жестокость, так и развращенность монахинь являются следствием бесчеловечного устава монастырской жизни.

 

Сюзанна прошла все девять кругов монастырского ада. Неоднократно возникали у нее мысли о самоубийстве, но огромное жизнелюбие удержало ее от рокового шага.

 

Сюзанна — наиболее привлекательный герой в творчестве Дидро. Это не сгусток просветительской добродетели, а вполне реальный живой человек с огромным запасом здоровых нравственных сил. Борясь за свое освобождение, Сюзанна не помышляет о легком паразитическом существовании. Ее мечта — жить простой трудовой жизнью.

 

Совершив побег, Сюзанна поступает в услужение к прачке. «Принимаю белье и глажу его. Работа очень тяжелая; кормят меня скверно, помещение и кровать очень плохи, зато ко мне относятся по-человечески. Муя« — извозчик, жена его грубовата, но, впрочем, добрая женщина. Я была бы даже довольна своей участью, если бы могла надеяться, что покой мой не будет нарушен».

 

Сюзанна живет в постоянном страхе. На нее смотрят как на преступницу. Девушка ищет защиты у маркиза Круамара. Роман представляет собой ее письмо-исповедь, написанное с простосердечием и искренностью естественного человека, потрясенного несправедливостью, царящей в цивилизованном обществе.

«Племянник Рамо» (1762) — наивысшее творческое достижение Дидр^тут^тгяпшгат^^Пгтвоей форме это «неподражаемое произведение» (Маркс) представляет собой живую беседу самого автора с циником и эгоистом Рамо, проповедующем философию социального паразитизма.

Собеседник Дидро — личность историческая. Это действительно племянник известного французского композитора, влачивший жизнь богемы и окончивший свои дни в приюте для бродяг. Он заинтересовал Дидро, несомненно, типичностью своего образа мыслей. Раскрывая всю глубину нравственного падения Рамо, Дидро получил возможность создать широкую, типическую картину того разложения, которое охватило французское общество накануне революции.

Рамо поражает Дидро меткостью своих суждений и одновременно своим безграничным цинизмом. Откровенный аморализм причудливо уживается в нем с критическим отношением к современной жизни, проницательность мудреца — с наглостью тунеядца, ставящего интересы собственного чрева выше всех благ земли. «Племянник Рамо» является высочайшим образцом диалектики. Диалектичность Дидро проявилась как раз в глубоком проникновении в сложное «разорванное» сознание реального третьесословного человека, подпавшего под влияние окружающей его среды.

Рамо по своему социальному положению разночинец, он не без гордости называет себя сыном дижонского аптекаря, но его развратил, духовно искалечил сытый, праздный Париж, мир утопающих в роскоши богачей и бездельников. От них он перенял нехитрую философию социального приспособленчества и эгоизма. «Сколько раз я говорил себе: статочное ли это дело, Рамо,— в Париже десять тысяч превосходных столов, накрытых каждый на пятнадцать или двадцать приборов, и ни один из этих приборов не предназначен для тебя! Есть кошельки, полные золота, оно течет направо и налево, и ни одна из монет не попадет к тебе! Тысячи мелких остроумцев, не блещущих ни достоинствами, ни талантами, тысячи мелких тварей, ничем не привлекательных, тысячи пошлых интриганов прекрасно одеты, а ты будешь ходить голый! И ты до такой степени будешь дураком! Неужели ты не сумеешь льстить, как всякий другой?»

 

Рамо отшлифовал до блеска свой «талант шута и способность унижаться». Он развлекает своими остротами отупевших откупщиков и аристократов, паясничает, строит гримасы лишь бы пристроиться к обильной трапезе, получить доступ к легким удовольствиям парижской жизни.

 

Рамо — воплощение буржуазного индивидуализма, он довел до предела ту философию «частного интереса», которую развивали идеологи буржуазии, борясь за освобождение человеческой личности от тирании церкви и абсолютной монархии. Рамо спекулирует лозунгом свободы, независимости человека. Собственная персона ему кажется самой большой ценностью в мире. «По моему мнению, лучший порядок вещей — тот, в котором мяе предназначено быть, и к черту лучший из миров, если меня в нем нет».

 

Рамо не гнушается никакими средствами, которые ведут к личному преуспеванию. При удобном случае он даже обкрадывает своих учеников.

«Я.— И вы воровали без угрызений совести?

Он.— О! Без всяких угрызэний. Говорят, что когда вор крадет у вора, дьявол хохочет. Родители купались в богатстве, приобретенном бог весть каким способом: то были придворные, финансисты, крупные негоцианты, банкиры; я и целая толпа других, которых они держали на своей службе, помогали им отдавать присвоенное. В природе все виды пожирают друг друга; в обществе друг друга пожирают сословия».

Рамо живет по формуле «все так делают». Утверждение человеческой индивидуальности им мыслится только в грубой эгоистической форме. Все общественные обязанности человека им отвергаются. Ему чужды возвышенные человеческие понятия, чувства гражданина и патриота. Рамо признает одну «мудрость Соломона — пить доброе вино, обжираться утонченными яствами, жить с красивыми женщинами, спать в самых мягких постелях; а все остальное — суета».

«Я.— Как! а защищать свое отечество?

О н.— Суета! Нет больше отечества: от одного полюса до другого я вижу только тиранов да рабов».

Рамо противостоит в диалоге сам Дидро. Признавая законность стремлений человека к удовлетворению своих естественных потребностей, он вместе с тем напоминает ему о необходимости выполнения своих гражданских обязанностей. Идеалом Дидро является личность гармонически развитая, с высоким строем мыслей и чувств. «Я не презираю чувственных наслаждений,— заявляет он Рамо,— и у меня есть нёбо, которому доставляет удовольствие изысканное кушанье или прекрасное вино; у меня есть сердце и есть глаза... Меня не смущает и пирушка с друзьями, пусть даже немного буйная. Но я не скрою от вас, что мне бесконечно сладостнее оказать помощь несчастному, благополучно окончить какое-нибудь кляузное дело, подать спасительный совет, прочесть занимательную книгу, ...написать удачную страницу, исполнить общественный долг...».

 

Развенчивая буржуазный индивидуализм, Дидро в «Племяннике Рамо» утверждает светлый взгляд на человека, призванного обновить жизнь, внести в нее дух подлинного гуманизма.

«Два друга из Бурбонны»

В 1773 году Дидро публикует новеллу «Два друга из Бурбовны», представляющую собой подлинный гимн человеческой дружбе.

Оливье и Феликс выросли вместе и не могут жить друг без друга. Если один из них попадал в беду, то другой, не задумываясь, спешил на помощь. Вместе они пошли на войну, хотя «роковой жребий» выпал только Феликсу. В любую минуту каждый из них готов был отдать жизнь за другого и притом без всякого намека на самопожертвование. Их привязанность была здоровым естественным чувством.

Когда Оливье женился, Феликс с горя стал контрабандистом и попал в руки властей. Узнав о его аресте, Оливье оставляет жену и детей, убивает судью, возмущает народ и спасает друга, но сам падает смертельно раненый. Убитый горем Феликс берет на себя заботу об осиротевшей семье Оливье.

Герои новеллы как бы полемически заострены против эгоиста Рамо, втоптавшего в грязь достоинство простого человека. Они направлены также против классицистов, поэтизировавших моральное величие королей и полководцев. Рисуя благородство двух друзей, Дидро хотел показать, что в демократической массе есть люди, способные на нравственный подвиг. Бескорыстная дружба бурбонцев позволила ему сделать вывод о том, что «величие души и высокие моральные качества присущи одинаково всем общественным положениям и всем странам».

«Жак фаталист»

В 1773 году в России Дидро заканчивает повесть «Жак фаталист и его хозяин». Причудливая манера изложения выделяет ее из всего творчества писателя. По своему стилю она тяготеет к традициям сентиментализма, в частности несет на себе печать влияния Л. Стерна. Повесть отличается свободной композицией. Основная линия повествования в ней постоянно нарушается вторжением «случая», обрастает множеством вставных новелл. Жак и его хозяин также напоминают чудаковатых героев Стерна. Без всякой определенной цели они странствуют по дорогам Франции, от одной гостиницы к другой. Путешественники питают страсть к веселой болтовне, они услаждают друг друга рассказами. Причем Жак никак не может рассказать о своей первой любви, ему постоянно мешают. Тем самым Дидро стремится отойти от привычной для XVIII века рационалистической формы изложения и хочет дать представление о сложности жизни, не укладывающейся в простые логические схемы.

 

Повесть сводится не только к изображению скромных похождений и несложных переживаний Жака и его хозяина. Она богата по своему содержанию. Во вставных новеллах Дидро обличает пороки современного ему общества, главным образом развращенность аристократии и служителей церкви. Такова поведанная трактирщицей история о г-же де ла Номере, жестоко отомстившей маркизу Дезар-си, который насмеялся над ее чувством. Таков рассказ о любовных плутнях аббата Гюдсона, развратнике в поповской рясе. Дидро рисует и простых людей Франции, подчеркивая их доброту и отзывчивость. Особенно запоминается образ бедной крестьянки, оставившей на излечение раненого Жака. По широте охвата действительности «Жак фаталист» отличается от романов Стерна с их вниманием преимущественно к внутреннему миру человека.

Сам Жак — тип неунывающего жизнелюбца. Ему присущ взгляд на жизнь, свободный от всякого ханжества. Он любит доброе вино, дружескую беседу, сдобренную острым словом, и другие житейские радости. Жак прямодушен, честен, отважен. В его натуре чувствуется Здоровая народная закваска. Он сын крестьянина и испытал много горя и страданий. Отсюда проистекает его склонность к фатализму. На собственном жизненном опыте Жак познал неустроенность жизни и пришел к заключению, что в современном обществе человек не властен над собой и представляет собой игрушку каких-то таинственных сил. Поэтому, особенно в трудные минуты, он любит повторять: «Все, что случается с нами, хорошее или дурное, предначертано свыше».

Тем не менее Жак не пассивно воспринимает удары судьбы. Он живо реагирует на несправедливость, хотя иногда и сносит побои своего господина. «Он вел себя,— пишет Дидро,— примерно как мы с вами. Благодарил своего благодетеля, чтобы он продолжал делать ему добро. Сердился на несправедливого человека. Он старался предотвратить зло и был осторожен, несмотря на величайшее презрение к осторожности. Когда событие совершалось, он возвращался к своему припеву, и это его утешало».

Жак отнюдь не удовлетворен своей ролью слуги при туповатом хозяине, обычном «небокоптителе», предающемся, по выражению Дидро, «процессу существования». В его сердце живет тоска по крестьянскому труду. Он сам относит себя к числу «подлых негодяев, бросивших деревню, чтобы носить ливрею в городе, и предпочитающих выпрашивать кусок хлеба на улицах или умирать с голоду, вместо того, чтобы вернуться к земледелию, самому полезному и почетному из ремесел».

С симпатией изображая Жака, Дидро не разделяет ни его образа жизни, ни его фаталистических убеждений. Его идеалом был человек активный, живущий не для себя, а для всего человечества, вносящий свой вклад в построение разумных общественных отношении.

Таков жизненный и творческий путь Дени Дидро, великого просветителя XVIII века. Он шел в своем развитии от метафизики и деизма к диалектике, атеизму, материалистическому взгляду на мир; от дидактических «мещанских драм» к великолепным образцам реалистической прозы. Лучшие философские и художественные произведения Дидро выдержали испытание временем. Они вошли в сокровищницу мировой культуры.

Категория: История зарубежной литературы XVIII века | Добавил: fantast (20.04.2016)
Просмотров: 129 | Теги: Литература | Рейтинг: 0.0/0