Главная » Статьи » Литература » История зарубежной литературы XVIII века

Биография и обзор творчества Сэмюэля Ричардсона

Биография и обзор творчества Сэмюэля Ричардсона

Ричардсон вошел в литературу как создатель нравоучительного психологического семейно-бытового романа. Он по праву считается предтечей сентиментализма в жанре романа. Ричардсон оказал влияние не только на развитие отечественной, но и европейской просветительской литературы. Он был среди тех, кто представлял умеренное крыло просветителей, придерживавшихся пуританско-религиозного образа мыслей.

Сэмюэль Ричардсон родился в графстве Дерби в семье талантливого умельца-столяра, неплохого рисовальщика, понимавшего толк и в архитектуре. В семье было девять детей, жила она очень бедно. Единственное образование, которое удалось получить Ричардсону,— Это сельская приходская (4-классная) школа, куда Ричардсона отдали с 7 лет. Мальчик отличался любознательностью, умением не только толково и умело пересказать прочитанное, но и складно добавить что-то от себя. С семнадцати лет Сэмюэль пошел работать учеником в одну из лондонских типографий, где добросовестно трудился семь лет. Отличаясь трудолюбием и прилежанием, Ричардсон прошел все ступени типографских должностей от разносчика листов до помощника хозяина. Скопив деньги, женился на хозяйской дочери и сделался владельцем типографии. Второй раз женился на сестре друга, книгопродавца Лика, и имел шестерых детей. Конец жизни Ричардсон провел в достатке, окруженный почетом и известностью. Каждодневная типографская работа часто вынуждала Ричардсона и его коллег совмещать в своем лице редакторов и издателей, типографщиков и книгопродавцов. К Ричардсону, когда он еще учился в школе, да и позже, когда он работал в типографии, часто обращались девушки и товарищи, зная его добрый, приветливый нрав, с просьбой написать письмо домой или своим возлюбленным. Сэмюэль сознавался, что его радовали подобные поручения, и он старался написать письма как можно доходчивее и интереснее.

В 1739 году два издателя обратились к нему с просьбой составить письмовник на все случаи жизни. Ричардсон к этому периоду уже хорошо знал жизнь своего времени. Обладая большим опытом и хорошими литературными навыками, он, не отказываясь от письмовника, задумал написать историю окружавших его людей, поведать о мечтах представителей третьего сословия. В основу повествования легло именно этого горячее желание, а история жизни одной девушки, похожей па судьбу Памелы, рассказанная его другом, лишь ускорила работу над книгой. Письмовник вышел в свет уже после «Памелы».

6 ноября 1740 года в журнале Филдинга «The Champion» появилось объявление о выходе в свет романа «Памела в серии частных писем, ныне впервые публикуемых, дабы внедрить начала Добродетели в умы представителей обоего пола героиня романа пятнадцатилетняя Памела Эндрюс, девушка из крестьянской семьи, была отдана в услужение к старой и знатной леди Б., которая научила воспитанницу-служанку вести счётные книги и отвечать на письма, а также искусно владеть иглой. Из письма Памелы родителям стало понятно, что после смерти леди Б. сын покойной, сквайр Б., распущенный молодой дворянин, задумал соблазнить девушку. Он пробует все средства: пускается на уговоры, дарит подарки, предлагает деньги, старательно ухаживает за ней, стремится пробудить ее чувственность, затем прибегает к угрозам и клевете, запирает ее, пытается всячески скомпрометировать, шантажировать. Это далеко не полный перечень всех средств, к которым прибегал сквайр для достижения своих гнусных целей. Добродетельная Памела выстояла, отбила все нападки, но постепенно в ее сердце зарождается нежное чувство, с которым ей все труднее совладать. Подобное происходит и в душе распутного дворянина. Покоренный ее стойкостью и кротостью, наивные и избитые нравоучения, сковывающую форму эпистолярного романа. Кроме того, Ричардсон ослаблял сторону этического конфликта, который был положен им в основу романа. Уже современники подмечали в Памеле черты христианской мученицы, многим она казалась рассудочной и неестественной. Ричардсон хотел показать историю целомудренной девы, но ее образ вышел за рамки намеченного. Перед читателями Памела вполне реальный тип; она отменная плутовка, и в свои семнадцать лет приобрела опыт, какой был у Молль Флендерс лишь к концу жизни. Свою добродетель Памела умело пускает в ход и преуспевает в жизни.

 

Скептическое отношение современников к роману выразилось в появлении ряда пародий на «Памелу», самой яркой и талантливой из которых был роман Филдинга «Приключение Джозефа Эндрюса и его друга м-ра Абраама Адамса». Филдинг, пародируя «Памелу» Ричардсона, критиковал умеренных просветителей, побоявшихся раскрыть всю глубину пороков буржуазного государства. Он также высмеял Ричардсона за художественную беспомощность в подаче большого и важного жизненного материала, за натянутость характеров и положений. Филдинг был убежден, что человек глубоко и всесторонне раскрывается в действии. Он был против мелочного копирования жизни, многословия, слезливости. И тем не менее «Памела» имела несомненный успех, так как в ней впервые была изображена страдающая женская личность. Изображение женского сердца, защита прав женщины были одной из причин популярности Ричардсона.

В 1747—1748 годах вышел в свет следующий роман Ричардсона «Кларисса, или История молодой леди, охватывающая важнейшие вопросы частной жизни и показывающая бедствия, проистекающие из неправильного отношения, как родителей, так и детей к браку».

 

В нескольких милях от Лондона живет богатое буржуазное семейство Гарлоу: отец, мать, сын, две дочери — Арабелла и Кларисса. Круг интересов семьи ограничен торговлей, стремлением к наживе. Отец и дядя заняты делами, избалованный сын привык повелевать всем в доме, мать — слабая, безвольная, но добрая женщина— занимается домашним хозяйством. Старшая дочь Арабелла — завистливая и злая перезревшая девица. Практицизм и эгоизм царят в семье. Только шестнадцатилетняя красавица, младшая дочь Кларисса, идеал всех физических и нравственных достоинств, единственное светлое существо в семье. В доме Гарлоу появляется аристократ Ловлейс, богач и повеса. Его прочат в мужья Арабелле, но Ловлейс увлекается Клариссой и задумывает обольстить ее. Родители склонны винить в неудаче, выпавшей на долю Арабеллы, Клариссу и пытаются поскорее сбыть ее с рук, выдав замуж за нелюбимого ею мистера Солмса. Кларисса всеми силами противится этому браку и ей удается отсрочить свадьбу. 

В это время Кларисса получает от Ловлейса почтительные письма, в которых он предлагает девушке убежище от семейных невзгод. В письмах Ловлейс не скрывает своей любви, но постоянно уверяет в том, что будет ждать, пока мисс Клери сама сможет распоряжаться своими чувствами. Девушка, вынужденная сносить обиды и грубости в доме родителей, не знает, что делать: брат и сестра неумолимы и хотят избавиться от нее. Вспомнив о молодом защитнике, Кларисса просит приюта в доме его родственницы. Ловлейс поместил Клариссу в притоне г-жи де Сент-Клер. На уговоры Ловлейса отдать ему свою руку девушка отвечает отказом. Опоив ее снотворным, он совершает насилие. Клери тяжело переживает случившееся. Выбрав удачный момент, она с помощью бывшего сообщника Ловлейса, раскаявшегося Макдональда, убегает из притона и поселяется в отдаленном углу Лондона. Силы ее покидают. Попытки кончились неудачей. У постели умирающей Клариссы нет друзей ее детства, но при ее последних минутах присутствуют новые друзья, родственники Ловлейса: Бельфорд и Макдональд, семья торговца Шмита, ее -двоюродный брат полковник Морден. Умирая, Кларисса берет с Мордена слово не мстить ее соблазнителю, но, встретившись с ним в Италии, Морден убивает Ловлейса на поединке.

Успех «Клариссы» превзошел успех «Памелы». Дидро дал высокую оценку этому роману, да и всему творчеству Ричардсона: «До сих пор под романом понимали переплетение химерических событий либо фривольных приключений; чтение произведений такого рода было опасно для хорошего вкуса и нравов. Мне бы хотелось, чтобы было найдено иное название для книг Ричардсона, которые возвышают дух, трогают сердце, повсюду распространяют любовь и доброту, а ведь ныне эти книги также именуют романами».

По сравнению с «Памелой» этот роман Ричардсона был более многогранен. Если в «Памеле» все письма были написаны самой Памелой и события освещались лишь с точки зрения одного человека, то в «Клариссе» число корреспондентов увеличилось и многие ситуации рассматривались глазами нескольких людей.

В «Клариссе» Ричардсон решил много вопросов, связанных с формой романа. Это был серьезный и цельный литературный труд, который считался образцом эпистолярного романа. Д-р Джонсон считал «Клариссу» первой книгой в мире по знанию человеческого сердца. Руссо в письме к д’Аламберу (1758) отмечал, что никто ни на одном из языков не написал роман, равный или хотя бы приближающийся к «Клариссе».

Ричардсон был искусен в обрисовке характеров, подчеркивая в послесловии к роману, что «характеры разнообразны и естественны, отличаются друг от друга».

Читателя привлекла печальная судьба красивой девушки, в этом образе было много жизненной правды, но чрезмерная рассудительность героини привела к тому, что многие читательницы с большим вниманием и участием следили за Ловлейсом. И хотя Ричардсон хотел чтобы читатели увидели в Ловлейсе прежде всего грешника, легкомысленного и избалованного человека, любящего жизнь, аристократа-соблазнителя, не считавшегося с предписаниями буржуазной морали, образ его привлек симпатии читающей публики.

Бальзак считал, что Ричардсон, создав образ Ловлейса, обессмертил себя. Имя героя стало впоследствии нарицательным. Ричардсон, недовольный популярностью Ловлейса, стремясь создать во всех отношениях идеальный мужской образ, приступил к работе над третьим романом.

"История сэра Чарльза Грандисона". Вышедший в 1754 году роман не оправдал надежд читателей. Главный герой был беспредельно добродетелен и скучен. Нравоучительная тенденция одержала верх над мастерством писателя. Грандисон совершает одни добрые дела, он не поддается человеческим страстям, хотя внешне очень чувствителен.

Любовь его мало похожа на обычное человеческое чувство, нерешительный, он не может выбрать себе подругу жизни. Долго его удерживает около себя молодая итальянка Клементина, потерявшая рассудок от любви к нему. Различие вероисповеданий мешает их браку. Сотни страниц посвящены описанию борьбы в душе Клементины между религиозным долгом и любовной страстью. Но вот с ее разрешения нерешительный Грандисон женится на мисс Байрон, хотя и не чувствовал особого к ней влечения. Клементина выздоравливает и выходит замуж за маркиза Бельведера. В заключительных сценах романа много панегириков в честь добродетельного Грандисона. Еще современники Ричардсона отдавали предпочтение образу Клементины, чье искреннее чувство трогало читателей. Хэзльитт, один из представителей английского революционного романтизма, выдающийся критик и литературовед, дал глубокую оценку героям Ричардсона. В Грандисоне он верно подметил самодовольного человека, «думающего всегда лишь о себе, стремящегося показать, что он самый мудрый, счастливый и добродетельный в этом мире». Критик прав, говоря что «этот необычный эгоизм героя не вызывает симпатии». Его (т. е. Грандисона,-Л Г ) выбор незначительной, себялюбивой, жеманной, лицемерной мисс Байрон, которую отличает лишь высокое мнение о себе и своем возлюбленном; а не благородной Клементины, навсегда заклеймил его как труса и болвана»

В. Скотт писал о Ричардсоне как о первом «среди тех писателей, кто отбросил парадность романа со всеми его нелепостями и обратился к пробудившимся чувствам человеческого сердца». Вместо великих событий, фантастических приключений и героических подвигов, столь частых у классицистов, Ричардсон пишет романы, привлекая материал действительности, рассказывает о семейных радостях и горестях.

Другая особенность романов Ричардсона — выбор новых героев. В творчестве Ричардсона современный английский исследователь Т. Джексон подчеркивает демократизм писателя. По его мнению, Ричардсон «открывает новую эру» показав, что героиней романа может быть с большим успехом горничная, чем герцогиня». Его интересуют чувства и переживания человека: тихое кроткое чувство и бурные вспышки страсти. Соответственно меняется и форма: он предпочитает эпистолярный роман, который давал возможность героям изливать свои чувства, больше говорить о настроениях и впечатлениях, чем о внешних событиях.

Бальзак отмечал значение эпистолярной формы Ричардсона: «...Желание одушевить свои творения толкало славнейших людей прошлого века к многословию романа в письмах, единственной формы, способной сообщить правдоподобие вымышленной истории... Каждому произведению — своя форма. Кларисса Гарлоу требовала обширной переписки».

И хотя эпистолярный роман Ричардсона еще несовершенен по форме (письма пишутся очень часто, очень длинно и в самые неподходящие моменты жизни героев. Некоторые исследователи творчества Ричардсона подсчитали, что Кларисса, например, в течение трех дней написала не менее девяноста страниц), но психологическое мастерство автора многое искупает. Глубокие человеческие переживания, воплощенные в эпистолярной форме, заимствуют у Ричардсона и последующие писатели. Смоллетт был прав, говоря о Ричардсоне как о создателе нового рода художественных произведений, в которых выделяются возвышенный взгляд на нравственность и глубокое знание человеческого сердца, хотя и скрытое за многими длиннотами и излишествами.

Творчество Ричардсона оказало влияние на развитие сентиментального романа во Франции (Руссо) и Германии (Гёте). В драмах Лессинга чувствуется влияние Ричардсона.

Прево, автор «Манон Леско», переводил его романы на французский язык. Дидро восторженно отзывался о романисте в статье «Похвала Ричардсону». Среди почитателей его таланта были Байрон, Жорж Санд, Альфред Мюссе. Ричардсон все же не сумел облечь новое содержание своего романа в высокохудожественную форму. Он использовал манеру письма, известную еще в XVII веке — романы в письмах, где наряду с необходимой для развития сюжетной канвой было очень много ненужных подробностей и длиннот. Он не сумел освободиться от резкого разграничения героев на отрицательных и положительных, злоупотребляя наставлением и поучением. Ричардсон с помощью проповеди морального самоусовершенствования и религии стремился примирить общественные противоречия. Ограничиваясь показом отношений внутри семьи, он наделяет своих положительных героев сверхъестественной чувствительностью. Один раз он изменил своей манере в обрисовке Ловлейса, которого он наделил не только отрицательными характеристиками, но и рядом человеческих черт. Книгам Ричардсона не хватало непосредственности, в них было много утомительной обстоятельности, и его перестали читать; не сбылось предсказание Дидро, что Ричардсоном будут восхищаться вечно, как Гомером. Стендаль в «Расине и Шекспире» удивлялся, как проницательный Дидро мог так увлекаться Ричардсоном. Современный английский писатель Д. Олдридж подчеркивал, что «не следует забывать, что самого Ричардсона превзошел его же современник — Генри Филдинг, которому глубокий анализ человеческих чувств, данных Ричардсоном, помог создать великую реалистическую традицию в английской литературе, радующую нас и по сей день» . Более художественный социально-бытовой роман Филдинга и Смоллетта привлек читателя. Стерн и Голдсмит продолжили дело, начатое Ричардсоном, и показали замечательное мастерство в воплощении жизненно важного материала.

Категория: История зарубежной литературы XVIII века | Добавил: fantast (09.02.2016)
Просмотров: 359 | Теги: Литература | Рейтинг: 0.0/0