Главная » Статьи » Наука и Техника

Человеку свойственно ошибаться: ядерная война в результате ошибки?

Человеку свойственно ошибаться: ядерная война в результате ошибки?

Марианна Франкенхаузер

Профессор и заведующая кафедрой психологии Каролинского института (Стокгольм). Председатель Европейского общества по изучению проблем мозга и поведения, консультант правительства Швеции, Всемирной организации здравоохранения, Медицинского института Национальной академии наук. Автор двухсот статей.

Война нередко возникает по ошибке — как следствие неправильного понимания и истолкования событий. Поскольку недоразумение может привести к всеобщему уничтожению, жизненно важно проанализировать характер возможных ошибок.

 

Перспективы эволюционного развития

Для того, чтобы понять все трудности, с которыми сталкиваются люди в современном мире, необходимо рассмотреть возможности человеческой природы и ее ограниченность в процессе эволюционного развития *. Наши предки, которые эволюционировали в современный человеческий род, в течение многих миллионов лет имели совершенно иные, отличные от наших условия для выживания. Они постепенно адаптировались к окружающей среде, которая в свою очередь изменялась очень медленно, что как раз и делало возможной саму адаптацию. Затем изменения окружающей среды стали происходить быстрее. История человечества свидетельствует о том, что человеческий род находился три миллиона лет в лесах, три тысячи лет на полях, триста лет на фабриках и заводах, а теперь ... менее тридцати лет — у компьютера. И самое поразительное то, что, несмотря на все ускоряющиеся темпы социальной эволюции, мозг человека в основном оставался без изменений на протяжении многих тысяч лет.

Необходимой предпосылкой выживания наших предков являлась их способность адаптироваться к жаре, холоду и голоду. Благодаря удивительной способности механизмов адаптации человеческого тела наши предки преодолевали лишения, которые являлись неотъемлемой частью их повседневной жизни. Требования сегодняшнего дня — а они по своему характеру скорее психологические, чем физические,— вызывают те же самые стрессовые реакции организма, которые были необходимы нашим предкам для того, чтобы «настроиться на борьбу». Но чтобы справиться со стрессовыми ситуациями в сегодняшней жизни, эти ответные реакции человека могут оказаться совершенно неподходящими.

 

Таким образом, история человечества не подготовила нас заранее к тому, чтобы в эпоху мощного технического прогресса мы могли справиться со средой, которую такими быстрыми темпами создали для самих себя. Мы также не смогли использовать новую технологию для того, чтобы приспособить эту окружающую среду к возможностям и сдерживающим механизмам человека. В действительности мы сегодня наблюдаем полную неприспособленность древнего рода человеческого к его современному окружению. Вот это отсутствие адаптации в системе «человек — среда» вызывает стресс и мешает людям полностью использовать свои способности. Тем самым увеличивается риск принятия ошибочных, нерациональных решений.

 

Ошибаться — в природе человека

 

Нередко ошибки человека объясняют склонностью данного индивида совершать просчеты. Однако нет такой особой категории людей, которым присущи ошибки. Все мы можем ошибаться, в том числе хорошо обученные, высококвалифицированные и устойчивые к стрессам люди. Все мы время от времени совершаем ошибки: включаем не тот сигнал, сворачиваем не в ту сторону или нажимаем не на ту кнопку. Люди по своей природе не застрахованы от опрометчивых поступков. Ошибаться свойственно человеку.

 

При эмоциональных воздействиях опасность совершения ошибок возрастает. Люди, несущие ответственность за сложные оборонительные системы, обычно подвержены эмоциональным стрессам в тот момент, когда они должны мгновенно принимать решения. Представьте себе, что вдруг возникает ложная ядерная тревога, происходит случайный ядерный взрыв или непреднамеренный запуск ракет 2. При таких обстоятельствах здравый смысл и способность принять правильное решение могут подвергнуться серьезному испытанию.

 

В инцидентах подобного рода ошибки могут быть вызваны техническими неполадками и несовершенством самого человека. Однако предотвращение угрозы обычно рассматривается как задача техническая, считается, что более совершенная техника может в той или иной мере исключить риск ошибки. Это — иллюзия.

 

Возможность совершения ошибки человеком и отсутствие совершенства в его поведении мы переносим и на ту систему, которую сами создаем. Компьютеры совершают ошибки. Они не более гарантированы от опрометчивых действий, чем люди. И что особенно важно, компьютеры не могут справиться с неопределенным и неожиданным. Компьютеры нельзя запрограммировать на события, которые невозможно предвидеть. Когда происходит что-то неожиданное, только человек может исправить положение.

 

Но и людям исключительно трудно справиться с непредвиденными обстоятельствами, особенно когда для этого не хватает времени. А оборонительные системы, оснащенные сложной техникой, работают в еще более ограниченном временном режиме. Время, которое остается, чтобы отменить ложную тревогу, исчисляется буквально минутами. И чем больше оружия мы развертываем, чем больше людей взаимодействуют с ним, тем вероятней катастрофа из-за ошибки человека.

 

История полна примеров, когда временное недомогание или иррациональное поведение людей, занимающих руководящие должности, вызывало катастрофические последствия. В этих случаях не уделялось достаточного внимания опасности, вызванной временной недееспособностью (в связи с усталостью или перевозбуждением) всех остальных людей в общей цепочке, которые принимают и передают информацию, используемую руководством для принятия решения. Не исключен также значительный риск, что эта информация будет неправильно понята и искажена еще до того, как она поступит к тем, кто принимает решения.

 

Недогрузка и перегрузка

Исследования мозга и поведения человека показали, при каких условиях люди принимают правильные решения, а при каких происходят срывы. П-образная кривая на рис. 1 показывает связь между уровнем возбуждения и работоспособностью. В основе этой зависимости лежит биологический фактор. Для нормальной работы человеческий мозг нуждается в умеренном количестве впечатлений из внешнего мира. Если этот общий поток информации опускается ниже критического уровня, отмечаются нарушения в функционировании мозга, его деятельность ухудшается. И в том случае, когда поток возбуждения превышает определенный уровень, функционирование мозга также нарушается.

Оптимальный уровень функционирования мозга расположен в средней точке шкалы в пределах от сна до перевозбуждения. Между этими двумя экстремальными точками мозг умеренно возбужден, мы активны и действуем наилучшим образом. Эффективность умственной деятельности уменьшается в обоих случаях, когда поток информации отклоняется от оптимальной точки — в сторону уменьшения или увеличения.

 

Ранний признак недостаточного возбуждения мозга — это затруднение в концентрации внимания, сопровождаемое скукой, чувством безысходности и потерей инициативы. Человек становится пассивным и апатичным, особенно если ему приходится выполнять задачи по контролю за процессами, связанными с монотонной работой. По всей вероятности, мозг не получает достаточного питания потому, что ничего не происходит. В данном случае человеку не позволено действовать — он должен только контролировать и проверять. В то же время ситуация требует неусыпного внимания и готовности вмешаться.

 

Работа подобного рода неизбежна в современных сложных оборонительных системах, например в шахтах под землей или на подводных лодках, где люди находятся в изоляции от внешнего мира в течение длительного времени и при этом выполняют скучную и однообразную работу. Отсюда большая опасность того, что сигналы будут не замечены, сообщения неправильно истолкованы, а информация искажена. Наблюдения показывают, что тенденция делать ошибки во время монотонного контроля усиливается даже в первые полчаса работы.

 

Представим себе, что эта монотонная ситуация внезапно становится критической. Когда происходит что-то неладное, дежурный обязан мгновенно переключиться из пассивного состояния в активное, при котором требуется принятие конкретных решений. Его задача состоит в том, чтобы быстро воссоздать картину сигналов тревоги, понять их основной смысл, решить какие меры нужно принять и осуществить их.

 

Такое внезапное переключение от недовозбужден-ного состояния мозга к перевозбуждению, когда что-то случается, в сочетании с эмоциональным давлением может вызвать временное умственное отключение. Во время краткого, но критического промежутка времени ответственное лицо может оказаться не в состоянии воспользоваться полученной информацией. Последствия такого умственного паралича, пусть даже краткого, могут оказаться катастрофическими из-за нехватки времени, отведенного для принятия решения. А это время, как и время оповещения, в кризисных ситуациях непрерывно уменьшается по мере того, как совершенствуется ядерное оружие 5.

 

Выполнение штатных обязанностей в кризисных ситуациях

 

Давайте кратко рассмотрим, что нам известно о факторах, отрицательно влияющих на поведение человека в кризисных ситуациях.

 

1.            Сужение внимания. Когда стрессовое состояние усиливается, у нас возникает так называемое «тоннельное» видение, т. е. соразмерность важнейших деталей ситуации полностью теряется.

 

2.            Искажение восприятия. Мы часто склонны искажать сообщение в зависимости от того, что мы от него ожидали. Такие искажения случаются, в частности, когда полученные стимулы не совсем ясны, когда наш прошлый опыт влияет на их интерпретацию и когда наше воображение окрашивает полученную информацию в желаемый оттенок.

 

3.            Умственная косность. Сопутствующее психологическое явление — это потеря гибкости ума. Справиться с незнакомым и неожиданным становится еще труднее в кризисной ситуации. Когда люди испытывают сильную эмоциональную нагрузку, их познавательный процесс становится негибким. Уменьшается их способность воспринимать новую информацию, особенно ту, которая не соответствует их устоявшимся взглядам. Нарушается также их способность оценивать другие альтернативные решения, а также делать переоценку своих выводов. Нам известно из случившегося на АЭС на острове Три Майл Айленд, что операторы упорно придерживались такого толкования событий, которое не соответствовало фактам.

 

4.            Неустойчивость внимания. Весьма примечательно, что авария на Три Майл Айленд произошла около 4 часов утра. Общеизвестно, что умственная активность связана с суточным ритмом, который определяет большинство физиологических процессов. Этот ритм постепенно приводит человека в состояние сна или бодрствования. Например, когда работающий заступает в ночную смену, его секреция адреналина — фактор очень важный для активности человека — соответствует самому низкому уровню дневной смены. Очень небезопасно, когда оператор в ночной смене «выходит» из своего дневного ритма,— от него нельзя ожидать, что во время кризисной ситуации он будет работать в полную силу.

 

Итак, ошибки в кризисных ситуациях совершенно естественны из-за ограниченности человеческих возможностей. Сужение внимания, искажение восприятия, умственная косность и неустойчивость внимания, наблюдаемые на дежурстве, не являются психологическими нарушениями. Это не пороки, которые можно исправить путем тренировки, а нормальная реакция человека на сильные напряжения. Так функционирует наш организм.

 

Групповое принятие решений

 

Перейдем от психологии происшествий к психологии групповых процессов, например в так называемых «военных кабинетах». Социальный психолог Йельского университета Ирвинг Дженис6 использует понятие «групповое мышление» для объяснения способа мышления, который овладевает людьми при принятии решений в замкнутых группах.

 

Феномен «групповое мышление» возникает, по всей вероятности, тогда, когда все поставлено на карту и времени для принятия решения почти нет, т. е. когда все подчинено принятию согласованного решения. Чтобы прийти к согласию в кризисной ситуации, члены группы, принимающей решение, часто отказываются от собственных критических взглядов. Этот процесс может привести к решениям, которые члены группы по отдельности никогда не приняли бы. Следует выделить шесть характерных особенностей такого феномена:

 

1)            Иллюзия неуязвимости. Группа начинает рассматривать себя в качестве непререкаемого авторитета, не подверженного никаким внешним опасностям.

 

2)            Игнорирование одной информации и стимулирование другой. Это состояние достигается коллективными усилиями не считаться с информацией, которая оспаривает выводы группы, и приводить доводы в пользу совместно принятых решений.

 

3)            Моральное превосходство. Все принимают на веру, что группа обладает неоспоримым моральным превосходством.

 

4)            Создание стереотипа. Враг изображается глупым, и потому не представляющим угрозы, или слишком коварным, чтобы вести с ним переговоры.

 

5)            Иллюзия единодушия. Создается иллюзия единодушия, которая обеспечивает иммунитет против возможного воздействия извне. Способ мышления становится упрощенным и тенденциозным: все представляется в черных и белых красках.

 

6)            Наличие «охранителей умов». Самозваные «охранители умов» ограждают группу от информации, которая не соответствует принятому решению, и подавляют все признаки скрытых разногласий среди членов группы.

 

В ситуациях типа «групповое мышление» существует полная неясность относительно намерений противника и, как правило, отсутствует доверие друг к другу. Это верно и применительно к некоторым современным политическим неудачам, которые можно рассматривать, исходя из синдрома «групповое мышление». Например, читатель обратит внимание на высказывание Крингле-на ниже в этом разделе относительно событий в заливе Свиней.

 

Заключительные комментарии

 

При проектировании технических систем предполагается, что поведение человека во время кризисов остается неизменным. Точно так же предполагается, что способность групп принимать рациональные решения сохраняется и в кризисных ситуациях. Данные психологии, однако, подтверждают, что эмоциональное воздействие и нехватка времени отрицательно влияют на работоспособность человека и приводят к иррациональным решениям — как индивидуальным, так и групповым. Эти психологические факторы в сочетании с сокращающимися интервалами времени при современных системах вооружений делают опасность возникновения войны в результате ошибки весьма реальной.

 

Как же случилось, что человек со своими необыкновенными способностями планировать и предвидеть, выбирать и контролировать оказался в таком опасном и затруднительном положении, когда обычная человеческая ошибка может уничтожить весь земной шар? Частично это можно объяснить психологическими защитными механизмами человека. Если рассматривать вопрос в более широком плане, то мы увидим, что возможность ядерной войны отрицается многими потому, что они не хотят признавать реальные факты жизни и международной обстановки, свидетельствующие об обратном, т. е. о возможности ядерной войны.

 

Отрицая наличие этой угрозы, человек обретает состояние так называемой псевдоадаптации, которая подавляет всякое желание возмущаться и протестовать. Псевдоадаптация непрерывно усиливается и способствует эмоциональному притуплению человека по мере того, как в результате неуклонного наращивания ядерного оружия возрастает угроза ядерной войны. Чувства отчаяния и беспокойства, которые могли бы превалировать при правильной оценке событий, постепенно исчезают.

 

Еще одной особенностью псевдоадаптации, тесно связанной с эмоциональным притуплением, является ослабление реакции человека на события, отдаленные во времени и пространстве. Люди не проявляют способности эмоционально участвовать в разрешении проблем, не относящихся к их повседневной жизни, а затрагивающих будущее.

 

Одна из уловок, которой мы пользуемся, чтобы совладать со страхом перед ядерной войной,— это представить ее в каком-то весьма отдаленном будущем, за временными рамками нашей жизни, и в этом случае эмоциональная реакция на возможность войны не возникает. Мы можем сознавать опасность войны, но закрываем глаза на ее непосредственную угрозу.

 

Нам не нужна псевдоадаптация. Напротив, нам нужны люди со «здоровой негативной адаптацией» к угрозе ядерной войны, способные вызвать протест и всеобщее возмущение нынешним ходом событий.

 

Ядерная эра призывает к психологической переориентации, к изменению в мотивировках с целью повышения будущего благополучия человека в глобальном масштабе. Вместо того, чтобы прибегать к опасной тактике душевного самоуспокоения, мы должны воспитывать в себе величайшие человеческие качества: любовь и преданность. Взаимная любовь людей, преданность друг другу — огромная сила, которая, образно говоря, способна «сдвинуть горы».

 

Самое главное сегодня — помочь людям расширить их симпатии, укрепить их преданность и верность своему долгу, помочь им выйти из узкого круга личных запросов, начать жить интересами не только своей страны и не только ближайшего будущего. Лишь такая глобальная переориентация станет предпосылкой для изменения глобального направления, по которому мы сейчас движемся.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (02.06.2016)
Просмотров: 141 | Теги: Третья Мировая, ядерное оружие, ядерная война | Рейтинг: 0.0/0