Главная » Статьи » Наука и Техника

Безопасность для всех в ядерный век

Безопасность для всех в ядерный век

Анатолий Громыко

Директор Института Африки, профессор, член-корреспондент Академии наук СССР. Член Комитета советских ученых за мир, против ядерной угрозы. Автор более 200 статей и книг, в том числе анализирующих распространение в СССР философии нового мышления.

Если поставить перед собой задачу выразить в двух словах, в чем сущность нового политического мышления, то я бы ответил на этот вопрос так: решая сложные социально-политические, экономические и другие проблемы, наряду с учетом прочих факторов необходимо уметь видеть друг в друге человека.

 

Мне могут возразить, что это чистой воды утопия, что, даже если мы будем видеть человека в своем противнике, это вовсе не означает, что он будет видеть человека в нас. В конце концов могут прибегнуть и к такому излюбленному доводу научных дискуссий, что никогда в истории политики ничего подобного не было и что в своей практической деятельности политики руководствуются иными соображениями.

 

Но позвольте спросить: когда в истории человечества слова о том, что мы стоим у черты, переступив которую рискуем кануть в небытие, были столь близки к истине и лишены всякой иносказательности, как сейчас? Разве сверхнеобычность ситуации, с которой мы сталкиваемся, не диктует необходимости не менее необычных и выходящих за рамки привычных представлений решений?

 

Новое мышление и новая политика

 

Мы все живем на одной планете — Земля. Как бы мы ни расходились во взглядах на понятия добра и справедливости, на пути, ведущие к свободе, равенству и счастью людей, мы не можем перекрестить другие страны и людей в свою веру атомным мечом. Потому что этот дамоклов меч, нависший над всем человечеством, стоит ему обрушиться, поразит всех.

 

Одним из важных элементов философии выживания является умение высказывать свое мнение, не задевая национального и человеческого достоинства другого, с кем не согласен, не возбуждая в себе и других страха и ненависти к инакомыслящим.

 

И здесь опять особая ответственность лежит на тех, кто обладает сокрушающим ядерным потенциалом, в первую очередь на США и Советском Союзе. Иным американцам у нас многое не нравится, точно так же как нам в Соединенных Штатах. И каждый волен высказывать свое мнение. Но непременно должны присутствовать сдержанность, определенные нормы международного общения.

 

Конфликты, следовательно, будут возникать всегда, но в наш ядерный век они не могут больше решаться войной и насилием. Чтобы это стало реальностью, СССР и США должны следовать новому мышлению и новой политике.

 

Новое политическое мышление должно строиться на утверждении в практике международных отношений принципов разумного, я бы сказал — рационального человеческого подхода к реальностям ядерной угрозы и глобальной взаимосвязи, а не бездумной веры в извечность сложившихся в прошлые века многих стереотипов. И здесь я считаю уместным напомнить слова Л. Н. Толстого, который, размышляя о соотношении разума и веры в миропонимании человека, писал: «Лжетолкователи истины говорят обыкновенно о том, что разуму нельзя верить потому, что разум разных людей утверждает разное... Но такое утверждение прямо противоположно истине. Разум никогда не утверждает различного. Он всегда во всех людях утверждает одно и то же... Говорят ли о том, что Бог ходил в огненном столбу, или о том, что Будда поднялся на лучах солнца, или Магомет летал на небо, или Христос ходил по воде... разум всех людей всегда и везде отвечает одно и то же: это неправда. На вопросы же о том, справедливо ли поступать с другими так же, как хочешь, чтобы поступали с тобой? Хорошо ли любить и прощать им их обиды и быть милосердным? Разум всех людей и во все времена говорит: да, справедливо, хорошо» '.

Стратегия выживания в ядерный век предполагает новое осознание безопасности — своей собственной и других, а следовательно, и новый подход к международной безопасности. Если исходить из того, что все члены международного сообщества отвергают ядерную войну как коллективное самоубийство, то они должны быть заинтересованы в устранении факторов, увеличивающих вероятность ядерного конфликта. Двумя самыми важными и решающими из этих факторов являются:

 

—           гонка ядерных вооружений;

 

—           стремление к военному превосходству.

Логика нового мышления

 

Многолетний опыт показал: даже при искреннем желании всех сторон договориться о прекращении гонки вооружений и их сокращении весьма трудно прийти к соглашению, тем более в условиях напряженной международной обстановки и взаимного недоверия. В свою очередь продолжающаяся гонка вооружений особенно усиливает напряженность и недоверие. Сложилась ситуация, в которой проявляется «эффект спирали» или роста напряженности.

 

Как вырваться из этого злополучного замкнутого круга?

 

На мой взгляд, это произойдет только тогда, когда в области обеспечения национальной и международной безопасности решающее признание и значение приобретет новая закономерность в международных отношениях: в век ядерного сверхвооружения и растущей взаимозависимости всех стран мира невозможно добиться односторонней выгоды для себя в ущерб другому, не нанося в конечном итоге ущерба самому себе. В признании этой закономерности заключен один из основных принципов нового политического мышления.

 

Реальности ядерного века требуют пересмотра таких основополагающих понятий, как сила, превосходство, победа, безопасность. И точно так же, как ядерная война уже не может быть продолжением политики иными средствами, как не может быть победителя в ядерной войне, не может быть и односторонней безопасности в ущерб безопасности другого.

Наш общий дом

 

Фраза о том, что Земля — наш общий дом, стала уже привычной. Но всегда ли все отдают себе отчет в том, что наша планета — общий дом всего человечества, а не одного или нескольких народов, ее населяющих? Не ведем ли мы себя подчас в нашем общем доме, как в своем владении, видя в других народах в лучшем случае гостей, пришедших на званое торжество? А ведь все они, большие или малые, точно такие же хозяева в этом доме и имеют не меньше прав на то, чтобы жить в нем в безопасности и достатке.

 

При всей важности советско-американских отношений они не могут заслонить собой все многообразие современного мира, все его противоречия и проблемы. Именно это диктует необходимость концепции всеобъемлющей международной безопасности. Если мы хотим действительно по-человечески вести дела на международной арене, то не должны оставаться равнодушными к проблемам «третьего мира». К этому нас призывает не только естественное чувство сострадания, но и разум. Трудности, обрушивающиеся на страны Азии, Африки и Латинской Америки, могут превратиться в трагедию, которая не обойдет стороной и промышленно развитые государства.

 

Гонка вооружений не только обостряет отношения между Востоком и Западом, но и углубляет пропасть между Севером и Югом. А развитие в этом направлении чревато глобальными катаклизмами в нашем взаимозависимом мире. Новое мышление в ядерный век предполагает и осознание приоритетов новых проблем, и поиск путей их решения. Это тем более важно, что для большинства людей, живущих в Северном полушарии, конфронтация Восток — Запад по своей остроте заслоняет собой все остальные проблемы. В свою очередь в Южном полушарии подобный взгляд расценивается как выражение изоляционизма и наследие колониальных времен.

 

И если сегодня многие еще не замечают этого драматического развития, то через несколько десятилетий люди, очевидно, столкнутся с тем, что конфликт Север — Юг приобретет неслыханную остроту, в тени которой окажутся многие нынешние проблемы. Это не бесспорное как разделенным на постоянные военные лагеря «мы и они» и надеется создать на нашей планете «ноев ковчег» для избранных, в котором якобы можно будет пересидеть «потоп» глобальных проблем человечества.

 

Война, в том числе с применением только обычного оружия, страшна своей непредсказуемостью. Опыт истории свидетельствует, что в условиях войны все интеллектуальные и физические силы наций, вовлеченных в конфликт, концентрируются на одной цели — сокрушение врага. Даже региональные войны в послевоенное время привели к тому, что были изобретены такие новые виды обычных вооружений, которые являются опаснейшим оружием массового уничтожения.

 

А сколько раз в ходе этих конфликтов возникал соблазн пустить в ход ядерное оружие?

 

Каждый региональный конфликт по-своему очень опасен. Такие конфликты имеют тенденцию к расширению и вовлечению в свою орбиту значительного числа государств. Они отравляют международную обстановку. Пришла пора не только видеть корни этих конфликтов, но и вырвать их из почвы мировой политики. Ближний Восток и Юг Африки, Афганистан и Никарагуа могут стать зонами мира и спокойствия. Для этого, однако, необходимы большие одновременные параллельные или совместные усилия многих правительств, затронутых этими конфликтами. Должна в полной мере претвориться в жизнь политика энергичного поиска путей разблокирования международных конфликтов. Применение силы в региональных конфликтах больше ничем не оправдано. В полный голос должны заговорить политики и дипломаты, а не пушки и ракеты.

 

Встает вопрос: возможно ли остановить гонку вооружений и сократить расходы на вооружения? Ответ на него дает Рейкьявик. На этой встрече в ходе личных контактов между высшими руководителями СССР и США была достигнута, хотя и не оформленная официально, принципиальная договоренность о необходимости полного уничтожения ядерного оружия в относительно короткий период — в течение 10 лет. То, что в нашем сознании казалось утопией, в Рейкьявике могло стать реальностью. Само по себе это имеет историческое значение. Первый важный шаг на пути к разоружению был сделан.

Подлинная безопасность в ядерный век — это всеобщая международная безопасность, основанная на том, что каждая из сторон не просто учитывает интересы другой, но, принимая меры по обеспечению собственной безопасности, думает о том, чтобы не причинить ущерба безопасности других. Всеобщая международная безопасность может быть обеспечена лишь на основе принципа равенства и одинаковой безопасности.

 

Конечно, достижение такого состояния — процесс достаточно длительный и мучительный, так как он требует отказа от многих устарелых привычных категорий мышления, складывавшихся на протяжении столетий. До недавнего времени выигрыш одной стороны означал потерю для другой. Более того, считалось выгодным нанесение ущерба другой стороне. До сих пор эти принципы поддерживаются некоторыми военными и политическими стратегами, которые руководствуются концепциями устрашения, доктринами «ограниченной» и «затяжной» ядерной войны, цель которых — нанесение другой стороне неприемлемого или смертельного ущерба.

 

Философия выживания в век ядерного сверхвооружения требует пересмотра прежних военно-политических концепций и доктрин, основанных на старых понятиях превосходства в силе и достижения победы в войне. Водораздел между новым политическим мышлением и его традиционными формами проходит не просто по вопросу о допустимости ядерной войны. Ведь в ней нельзя победить и выжить. Не думаю, чтобы сегодня кто-то всерьез верил в возможность достижения каких-либо политических целей путем применения ядерного оружия. Если, конечно, он в своем уме.

 

Другое дело, что в самом подходе к пониманию сущности безопасности в эпоху ядерного оружия и обостряющихся глобальных проблем человечества все отчетливее проявляются две диаметрально противоположные точки зрения. Одна говорит о необходимости отказа от применения силы в международных делах, обеспечения безопасности исключительно политическими методами. Другая ищет прибежища традиционной силовой политике в совершенствовании военной технологии. Первая точка зрения призывает к налаживанию конструктивного, созидательного взаимодействия государств и народов в масштабах всей планеты. Вторая — видит мир не иначе стран «третьего мира». Именно в них процессы деградации природной среды идут наиболее интенсивными темпами. Достаточно вспомнить о трагических масштабах опустынивания в Африке.

 

Ухудшение природных условий в отдельных регионах «третьего мира» уже оказывает негативное воздействие на экологию всей планеты. Возьмем хотя бы один аспект этой проблемы — увеличение содержания углекислого газа в земной атмосфере, которое может привести к глобальным изменениям в климате уже при жизни следующих поколений землян. Развитие этого процесса — следствие сочетания по меньшей • мере двух тенденций: сохраняющихся во всем мире темпов роста потребления углеводородного топлива и вырубки тропических лесов в развивающихся странах.

 

Размышляя над путями решения сложных проблем современности, наиболее проницательные исследователи приходят к двум важным и верным выводам. Во-первых, о том, что нынешний мир в отличие от прежних времен — это мир усложняющейся взаимозависимости глобальных проблем, ни одну из которых невозможно решить вне взаимосвязи с другими. И во-вторых, это вывод о необходимости нового мышления в нашу эпоху, когда обостряющиеся глобальные проблемы требуют от человечества нового подхода и постоянных усилий для их решения. К этим выводам, в частности, приходят западногерманские исследователи Гюнтер Кунц и Фредерик Вестер. Последний, будучи руководителем мюнхенской группы по изучению биологии и окружающей среды, отмечал, что наш мир представляет собой сложную систему переплетенных взаимосвязей, но мы зачастую рассматриваем каждое явление и понятие отдельно, вне этих взаимосвязей или, как он выражается, «вне их кибернетической функции» 2.

 

Вывод Ф. Вестера: «Нам необходимо новое мышление в новых измерениях»3. «Только серьезное и рассудительное, осторожное отношение к комплексным системам, основанное на новом мышлении, может привести к тому, что мы и дальше будем жить в мире с природой»4,— считает Гюнтер Кунц.

 

Эти исследователи, как и многие другие, вполне закономерно считают, что экологическая проблема тесно связана с проблемой мира и может решаться только ребляют все страны «третьего мира», вместе взятые. Разумен ли такой порядок вещей, причем не только с точки зрения необходимости развития стран «третьего мира», но и международной безопасности в целом?

 

Бомба замедленного действия

 

С тех пор как в XX веке воздействие человека на природу стало принимать угрожающий характер, на Земле заведен часовой механизм экологической бомбы замедленного действия. И он тикает все громче по мере того, как критически обостряется состояние окружающей среды, вызванное нередко безоглядным использованием человеком основных природных ресурсов — воды, воздуха, почвы, животного и растительного мира, по мере того, как загрязнение окружающей среды достигает пределов, опасных для жизни на Земле. Тревога за состояние окружающей среды и действия по ограничению ее загрязнения должны как можно быстрее стать частью глобального плана. Реальная картина необходимых для этого в настоящее и ближайшее время масштабных действий может быть получена только с помощью признания всей сложности взаимозависимости человека с окружающей средой. Одновременное действие многих факторов: растущее народонаселение, которое на заре цивилизации удваивалось за 30 тыс. лет, а теперь каждые 39 лет, резкое сокращение запасов чистой пресной воды, нетронутых почв, флоры и фауны, источников сырья и энергии — все это вдруг как бы уменьшило Землю в ее размерах и возможностях. К этому добавилась только что открытая дыра в защитном озонном слое в атмосфере Земли над Антарктидой. Это еще один пример сильного влияния деятельности людей на планетарную экологическую систему защиты.

 

Еще совсем недавно считалось, что охрана окружающей среды — это удел в первую очередь промышленно развитых стран мира, где в наибольшей степени проявляется вмешательство человека в природу. Но сегодня мы свидетели того, как алармистские прогнозы футурологов, предрекающих слияние негативных тенденций демографического, социального, экономического и экологического развития в будущем в общий поток глобальных катастроф, становятся реальностью для целого ряда утверждение, а лишь один из возможных вариантов развития. Но его не стоит исключать, ибо еще ни одна болезнь не проходила сама собой, если ее не лечить, а загонять внутрь. А в данном случае речь идет о целом комплексе болезней, связанных с огромным разрывом в развитии между Севером и Югом: голод, нищета, неграмотность, отсталость значительной части населения «третьего мира».

 

«Устраните причину — болезнь пройдет»

 

Древние говорили: «Sublata causa, toletur morbus» — «Устраните причину — болезнь пройдет». Применительно к международным отношениям нашего времени это высказывание можно было бы перефразировать так: «Остановите гонку вооружений — это обеспечит оздоровление мировой политики и экономики».

 

Преодоление нарастающего разрыва в уровнях экономического развития стран Севера и Юга — процесс долгий и сложный. Этот разрыв пока растет. Здесь не может быть простых, быстрых и легких решений. Успехи на этом пути, несомненно, связаны с упрочением нового международного экономического порядка, с перестройкой несправедливых и неравноправных экономических отношений между многими промышленно развитыми и развивающимися странами, с глубокими социально-экономическими преобразованиями в самом «третьем мире».

 

Но все эти проблемы могут быть решены только в том случае, если удастся прекратить гонку вооружений. Тогда развитые государства смогут освободиться от тяжелого бремени военных расходов и выделить больше ресурсов для помощи борющимся с бедностью странам.

 

Подлинная глубина пропасти между Севером и Югом станет ясна, если привести следующие весьма красноречивые данные. Ежегодно человечество затрачивает на гонку вооружений около 800 млрд, долларов. Это больше, чем все доходы 1,5 млрд, человек, живущих в 50 беднейших странах мира. В баки военных машин, танков, самолетов, кораблей заливается столько же горючего, сколько составляет половина всех потребностей развивающихся стран в нефти. На нужды гонки вооружений расходуется больше меди, свинца, олова, алюминия, никеля, цинка, металлов платиновой группы, чем их потв условиях мира. Более того, признается особая опасность нарастающей гонки вооружений. «Гонка вооружений вследствие технологического прогресса все больше повышает опасность войны, вплоть до всемирной атомной катастрофы, уже хотя бы потому, что не исключены аварии на различных уровнях и по-прежнему существует искушение прибегнуть к военной силе...— замечает Гюнтер Кунц, приходя к весьма важному выводу: — В психологическом плане она (гонка вооружений.—А. Г.) консервирует неприемлемое более застарелое мышление и восприятие в националистических или имперских категориях и грубое насильственное поведение (национальное высокомерие, мышление престижными категориями, жажда мирового господства, предрассудки по отношению к чужеземцам, внутриполитическое насилие и т. д.). Она делает возможным дальнейшее существование таких форм отношений, которые свойственны каменному веку (кулачное право), в межгосударственной, но часто и во внутригосударственной сфере, охарактеризованное в полемическом духе, но не истине вопреки как «загрязнение духовной окружающей среды» 2.

 

Даже если и удастся избежать худшего — гибели в огне термоядерной катастрофы или снегах «ядерной зимы», гонка вооружений в случае ее продолжения обречет мир на хроническую лихорадку военных конфликтов и кризисов, экологическую дистрофию. В этой ситуации стратегия «ноева ковчега» окажется бесполезной. Не будет «безопасного местечка», где можно было спрятаться, не будет «тихой гавани». Скорее уж сбудутся страшные пророчества Апокалипсиса о тех днях, когда «люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них».

 

Ядерная война — сверхтабу

 

Где выход из тупика, в который человечество загоняет самонадеянность силы? Хватит ли у нас воли и разума, чтобы обуздать нами же вызванные к жизни силы, направить их себе на пользу, а не во вред? Вряд ли кто-нибудь обладает универсальным рецептом для лечения всех ран и язв человечества. Одно ясно — лечить их необходимо. У нас просто нет выбора.

В ядерный век есть лишь одна альтернатива: теперь невозможно разрубить мечом крестоносца гордиев узел запутанных глобальных проблем современности. Ядерный меч поразит и самих людей, желающих такой развязки. Только кропотливо, совместными усилиями распутывая затянутый в узел клубок проблем, можно найти ту нить Ариадны, которая выведет человечество из лабиринта ядерной безысходности в мир разума, доверия и сотрудничества.

 

Необходимость выживания двух разных социальных систем должна быть признана как обязательная. Это основное изменение в сознании, и оно должно прочно утвердиться. Без признания длительного существования в мире социализма и капитализма, со всеми их многочисленными вариациями, новое мышление не может одержать верх. Это исходное положение. Следуя ему, мы одновременно можем совместно исследовать все средства для выживания.

 

Хорошо, что обе наши страны уже встали на этот путь. Усилиями М. С. Горбачева и Р. Рейгана, а также их помощников вырабатываются чрезвычайно важные соглашения об уничтожении ракет с ядерным оружием в Европе. СССР и США стремятся выработать и другие соглашения в области разоружения. Этот процесс оказался очень сложным.

 

В этой совместной работе верх постепенно берет здравый смысл. Он же нам подсказывает на будущее, что люди в своей деятельности должны соблюдать «границы возможного». Ядерная война для человечества — это смерть, это сверхтабу. Земляне, к сожалению, вполне способны перейти эту роковую черту. Но вместе с тем они, как объясняет наука, не смогут пережить ядерный катаклизм, преодолеть его последствия. Вот почему ядерное оружие является самым страшным врагом всех государств и народов. Или мы уничтожим ядерное оружие, или оно уничтожит нас. Отсюда напрашиваются и вполне определенные выводы для политики и дипломатии:

 

— Необходимо в короткий исторический период ликвидировать ядерное оружие, так же как и другие средства массового уничтожения людей. При наличии политической воли СССР и США совместно с другими государствами в состоянии решить эту сложную задачу. —     Гонке вооружений надо положить конец. На смену ей должны прийти все возрастающие усилия по созданию прочной безопасности для всех. Система всеобщей безопасности, глубокие сокращения вооружений, полное уничтожение ядерного оружия сделают абсолютно ненужным «ядерное сдерживание», аморальность которого в перспективе проявляется все более явно.

 

—           СССР и США, так же как и другие государства, могли бы совместно осваивать мирный космос. В этих целях можно было бы разработать целый ряд крупномасштабных международных проектов, например совместной советско-американской экспедиции на Марс.

 

—           «Сдерживание контролем», а не «ядерное сдерживание» — залог безопасности международного сообщества государств. Самый строгий национальный и международный контроль обеспечит уверенность в соблюдении достигнутых соглашений по разоружению.

 

—           Москва и Вашингтон совместно с другими промышленно развитыми государствами могли бы за счет освободившихся от разоружения средств осуществить в «третьем мире» ряд жизненно важных для Африки, Азии и Латинской Америки проектов. Например, в Африке: борьба с опустыниванием, обеспечение населения питьевой водой, ликвидация тропических болезней, строительство больниц для детей.

 

Эти планы, так же как и другие проекты мирного сотрудничества, могут стать реальностью. Стоит только нам всем этого искренне захотеть. Но для их претворения в жизнь необходимо новое политическое мышление. Оно в конечном итоге овладеет всеми политиками. И чем быстрее, тем лучше для всех нас. Пока разум остается нашей надеждой, не все еще потеряно.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (02.06.2016)
Просмотров: 262 | Теги: Третья Мировая, ядерное оружие, ядерная война | Рейтинг: 0.0/0