ЭКСТРАКЦИЯ КАТАРАКТЫ И ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ФУКСА

Г. И. Должич. Кафедра глазных болезней (заведующий — профессор А. А. Бочкарева) Ростовского-на-Дону медицинского института

В отечественной и зарубежной литературе большинство авторов (Е. А. Хургина и А. А. Дмитриева — 1937; Н. Р. Гладнова — 1966, Calmettes — 1953; Franceschetti — 1955 и др.) отмечает благоприятный исход экстракции катаракты у больных с синдромом^ Фукса, подчеркивая легкость удаления хрусталика в связи с дистрофическими изменениями цинновых связок и высокую остроту зрения после операции. Их анализ показал эффективность простой линеарной экстракапсулярной или интракапсулярной экстракции катаракты.

 

За последние годы в зарубежной литературе появились работы, посвященные криоэкстракции катаракты у больных с синдромом Фукса. Ward, Hart (1968) описали частое кровоизлияние в переднюю камеру (7 случаев из 9) и в стекловидное -тело (4 наблюдения из 9), которое привело к значительному снижению зрительных функций.

 

Norn (1968) отметил гифемы у трех больных из 19 и в первом случае — выпадение стекловидного тела во время криоэкстракции катаракты. Авторы указывают на развитие глаукомы в половине наблюдений в разные сроки после криоэкстракции катаракты и объясняют механизм ее возникновения деструкцией части угла передней камеры в результате хирургического вмешательства.

 

Мы поставили перед собой дель проанализировать осложнения во время операций и в послеоперационном периоде у больных с этим заболеванием.

 

Под нашим наблюдением было 14 больных с синдромом Фукса, прооперированных по поводу катаракты. Возраст больных от 25 до 48 лет. В зависимости от возраста больных и исходного внутриглазного давления (ВГД) были произведены следующие виды операций: экстракапсулярная экстракция катаракты с круглым зрачком —- 3; криоэкстракция катаракты с круглым зрачком — 5; криоэкстракция катаракты с полной иридэктомией — 4; криоэкстракция катаракты с одноколенчатым ириденклейзом — 2.

 

Наиболее благоприятное течение операции без осложнений наблюдалось у больных с экстракапсулярной экстракцией катаракты с круглым зрачком. Криоэкстракции катаракты, независимо от того, была иридэктомия или нет, одинаково часто сопровождались такими осложнениями,, как кровоизлияния в переднюю камеру (5 случаев из 9), разрыв капсулы хрусталика и выпадение стекловидного тела (3 случая из 9). У двух больных в предоперационном периоде было выявлено повышение ВГД до 29,0—30,0 мм рт. ст. за счет разкого затруднения от-'тока внутриглазной жидкости. В обоих случаях была произведена криоэкстракция катаракты с одноколенчатым ириденклейзом, которые осложнились выпадением умеренного количества жидкого стекловидного тела.

 

В послеоперационном периоде наиболее частым осложнением было кровоизлияние в переднюю камеру, обычно на 3—5-е сутки после операции (9 случаев из 14). У шести больных развился иридоциклит, возможно факогенной природы, так как во всех случаях имелись остатки катарактальных масс. Признаки иридоциклита купировались по мере исчезновения катарактальных масс, в результате проведенной рассасывающей и десенсибилизирующей терапии.

 

Нарушение передней пограничной мембраны стекловидного тела установлено при биомикроскопии у пяти больных, у которых во время операции было выпадение стекловидного тела.

 

Острота зрения у наблюдаемых больных при выписке колебалась от 0,3 до 0,9 с коррекцией. ВГД во всех случаях находилось на цифрах компенсации. Результаты повторного осмотра шести больных в разные сроки после экстракции катаракты (6 мес. — 4 года) показали, что острота зрения оставалась высокой (от 0,4 до 0,9 с коррекцией); ВГД и поля зрения были в пределах нормы.

 

Тонографические исследования афакичных глаз позволили выявить снижение коэффициента легкости оттока (КЛО) и высокий коэффициент Беккера, что соответствует данным Hart и Ward (1967). Однако мы не можем согласиться с точкой зрения этих авторов, что затруднение оттока внутриглазной жидкости в афакичных глазах у больных с синдромом Фукса вызвано деструкцией угла передней камеры в результате операции и является послеоперационным осложнением. Топографические данные, полученные у больных с синдромом Фукса со зрелой катарактой, мало чем отличаются от тонографических данных афакичных глаз. что представлено в табл. 1.

Гониоскопическая картина угла передней камеры у больных с синдромом Фукса со зрелой катарактой до операции и после нее однотипна. Во всех случаях угол передней камеры широкий, снижена прозрачность корнеосклеральных трабекул, имелась васкуляризация угла. Кроме этого в афакичных глазах наблюдалась экзогенная пигментация, преимущественно в нижнем углу, ш тонкие единичные гониосинехии (у двух больных).

 

Экстракция катаракты не уничтожает причину заболевания,, поэтому данные топографии надо расценивать как признак выраженности дистрофических изменений, которые прогрессируя, могут вызвать развитие глаукомы на афакичном глазу. Тем не менее, нельзя не учитывать и роли послеоперационных осложнений, которые могут явиться причиной развития глаукомы как и при экстракции неосложненной старческой катаракты.

 

Повышение ВГД наблюдалось нами у двух больных после экстракции катаракты. В одном случае глаукома развилась у больной через 3 года после экстракапсулярной экстракции катаракты с круглым зрачком. При гониоскопии установлено, что угол передней камеры открыт, резко снижена прозрачность корнеосклеральных трабекул, послеоперационный рубец проходит по линии Швальбе, в области нижнего угла имеются единичные тонкие гониосинехии и экзогенная пигментация.

 

У второй больной повышение офтальмотонуса наступило через 2 месяца после криоэкстракции катаракты с ириденклей-зом, произведенной на фоне высокого ВГД. Гониоскопически угол передней камеры открыт, послеоперационный рубец проходит по линии Швальбе, в рубце ущемлена ножка колобомы радужки и волокна стекловидного тела. Прозрачность корнеосклеральных трабекул значительно снижена. В обоих наблюдениях ВГД нормализовалось под действием миотиков, поля зрения были в пределах нормы, острота зрения — 0,5—0,7, с коррекцией.

 

Таким образом, наиболее характерным осложнением для больных с синдромом Фукса во время операции и в послеоперационном периоде является кровоизлияние в переднюю камеру, которое можно объяснить хрупкостью сосудов увеального тракта и патологической васкуляризацией угла передней камеры. В связи с этим целесообразно назначать больным, с синдромом Фукса в предоперационном периоде рутин с аскорбиновой кислотой, препараты кальция, витаминотерапию. Во время операции разрез производить роговично, чтобы не травмировать корнеосклеральную трабекулу.

 

Вторым по частоте осложнением является нарушение передней пограничной мембраны и выпадение стекловидного тела при криоэкстракциях катаракты. Частота выпадения стекловидного-тела вполне объяснима значительными деструктивными изменениями стекловидного тела, его разжижением и, возможно, до-юперационным разрушением передней пограничной мембраны. Хотя в половине из наблюдаемых случаев передняя пограничная мембрана самоотграничилась, однако у некоторых больных в углу передней камеры имелись гониосинехии и врастание-волокон стекловидного тела в рубец. Эти изменения в углу передней камеры могут играть определенную роль в затруднении оттока камерной влаги и способствовать развитию глаукомы.

 

Учитывая описанные данные, у больных с синдромом Фукса„ предпочтение надо отдать экстракапсулярной экстракции катаракты.

Категория: Медицина | Добавил: fantast (01.07.2019)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0