ОСЛОЖНЕНИЯ КРИОЭКСТРАКЦИИ СТАРЧЕСКОЙ КАТАРАКТЫ

Т. Ф. СУББОТИНА, А. Ф. ШУРАЕВ. Кафедра глазных болезней (заведующий — доцент В. И. Кобзева) Кемеровского медицинского института

Широкое распространение криоэкстракции катаракты, которая почти вытеснила экстракапсулярную экстракцию, и большой диапазон частоты приводимых в литературе осложнений при этом методе побудили нас проанализировать наши результаты и сравнить их с данными других авторов.

 

За три года (1966—1968) в глазном отделении Кемеровской областной клинической больницы № 1 и в стационаре областного глазного диспансера прооперировано 503 больных:     184

 

мужчины и 319 женщин: до 60 лет — 122 человека, 61—70 — 172 и старше 71 года — 209. В разработку включены только неосложненные катаракты: 398 зрелых, 53 незрелых и 52 перезрелых.

 

Операция прошла без осложнений у 355 больных (70,5%), осложнения имели место у 148 (29,5%). Во время операции разрыв сумки хрусталика был в 7,8%, примораживание радужки в 2%, гифема в 0,6%, заполнение передней камеры стекловидным телом в 10,2%, выпадение стекловидного тела в 18,8%. Послеоперационный период протекал гладко у 265 больных (52,7% ), с осложнениями у 238 (47,3%).

Частота встречающихся послеоперационных осложнений, опубликованных за последние 2 года различными авторами, приведена в свободной таблице 1*.

 

Как видно из таблицы, самым частым осложнением послеоперационного периода была отслойка сосудистой оболочки,которую мы видели в 16,3%- Согласно данным М. 3. Попова и М. П. Хряпченковой (1967), оУслойка хориоидеи бывает в 0,3%, Т. В. Бирич и Н. Е. Короткого (1966) в 2,1%, Н. А. Малаха-новой и Г. П. Бартош (1966) в 15,3%, Б. Л. Поляк с соавторами (1966) в 18,8%. Такое расхождение, вероятно, зависит от прицельности обследования.

 

Отслойка сосудистой оболочки одинакова часто наблюдалась нами как при наложении корнео-склеральных, так и склеро-склеральных швов: узловатых и непрерывного, шелковых и биологических. Введение воздуха и физиологического раствора в переднюю камеру на операционном столе не предупреждало появления отслойки хориоидеи. Она чаще встречалась на глазах, где операция не сопровождалась выпадением стекловидного тела (18,2%), сравнительно с операциями, где оно имело место (10,4%) (статистически различия достоверны— Р<0,01). Если отслойка сосудистой оболочки была на первом глазу, то она повторялась и на втором. На это же указывают М. Г. Рабинович(1965) и А. Каллахан (1963).

Как правило, отслойка хориоидеи сопровождалась мелкой камерой, гифемой, гипотонией и десцеметитом. В ряде случаев камера оставалась глубокой. У части больных офтальмоскопически отслойка не определялась, но наличие гифемы, гипотонии, мелкой камеры, десцеметита при отсутствии фильтрации послеоперационного рубца указывали на ее возможность. Трепанация склеры на расстоянии 2,5—3 мм от лимба, получение жидкости, восстановление камеры на следующий день подтверждают наше предположение об отслойке плоской части цилиарного тела.

 

У большинства больных отслойка хориоидеи прилегла без оперативного вмешательства, у 26 (34%) пришлось прибегнуть к трепанации склеры. Длительное существование ее в двух случаях привело к образованию передних синехий. У двух больных отслойка сосудистой оболочки сочеталась с отслойкой сетчатки. Мы согласны с мнением В. Г1. Филатова и

 

С.            Ф. Кальфа (1953), М. Л. Краснова и Н. Б. Шульпиной (1965), которые относят это осложнение к группе серьезных.

 

Гифема нами наблюдалась в 13,4%. У большинства больных кровь рассасывалась бесследно и не влияла на исход операции, у 8 человек (1,6%) пришлось прибегнуть к парацентезу. Неблагоприятно протекали случаи, когда гифема сочеталась с осложненной грыжей стекловидного тела, что у одной больной привело к буллезному кератиту с последующим помутнением роговицы и потерей зрения.

 

Гемофтальм развился у пяти больных, у двух человек был полный гемофтальм, возникший после примораживания и отрыва радужки во время операции, что привело к гибели глаз. У других кровоизлияние распространялось лишь на передние слои стекловидного тела, хорошо рассасывалось и не влияло на конечное зрение.

 

Десцеметит наблюдался почти у всех больных. Обычно он проходил через 5—7 дней без какого-либо лечения. Иногда сопровождался отеком роговицы и появлением мелких пузырьков в прилимбальной зоне (в 5,2%). У них одновременно отмечалась осложненная грыжа стекловидного тела в сочетании с гифемой. Процесс был купирован у всех этих больных. У трех больных (0,6%) развился буллезный кератит, у них было отмечено прилежание стекловидного тела к эндотелию роговицы. Все попытки отслоить стекловидное тело и отдавить его воздухом или физиологическим раствором успеха не имели. Появились передние спайки, крупные пузыри по всей роговице и процесс закончился полным помутнением. Какую роль играет повреждение десцеметовой оболочки, нам пока не ясно, так как мы наблюдали у одних больных при ее повреждении образование грубого рубца в области лимба с глубоким прорастанием сосудов, а у других видели завернутую в трубочку наподобие бересты отслоенную десцеметовую оболочку, лежащую на задней поверхности роговицы на совершенно спокойных глазах.

 

Неосложненные грыжи стекловидного тела встречались довольно часто и не давали никаких последствий. Лишь в' двух случаях грыжа вызвала блок зрачка: у одной больной он развился в первые дни после операции, у другой через месяц. Процесс был купирован назначением мидриатиков и введением адреналина под конъюнктиву. Осложненные грыжи стекловидного тела наблюдались нами как при. выпадении стекловидного тела в рану, так и при заполнении им передней камеры во время операции. Они часто сопровождались явлениями ирритации и десцеметита, которые разрешались к моменту выписки больных из стационара. Ретракция стекловидного тела наступала много позже (через 2—3 месяца).

 

Иридоциклиты были у 5% больных. Как и О. И. Шершев-ская с соавтором, мы отмечаем их более легкое течение.

 

У трех больных (0,6%) была гнойная инфекция:         у двух

 

гнойный иридоциклит, у одного эндофтальмит; иридоциклиты разрешались, эндофтальмит закончился гибелью глаза.

 

Из других осложнений мы наблюдали выпадение радужки у семи больных (1,4%), транзиторное повышение внутриглазного давления у шести (1,2%) и длительное невосстановление передней камеры вследствие фильтрации влаги по биологическому шву у одного больного (0,2%). При снятии шелковых корнео-склеральных швов были случаи вскрытия передней камеры и затекания туда крови. С введением биошвов эти осложнения исчезли.

 

Из числа операций, прошедших без осложнений, послеоперационные осложнения отмечены в 45,3%, а после операций с осложнениями — 54,7%. Послеоперационный койко-день при гладком течении был 13,8, а при осложненном 21,2 дня.

 

Для сравнения приводим частоту и характер осложнений при экстракапсулярной экстракции катаракты. Данные касаются 361 операции, произведенных в 1956—1960 гг. в глазном отделении областной больницы. Осложнения во время операции наблюдались у 38 больных (10,5%): выпадение стекловидного тела у 8,8%, гифема — 1,4%, экспульсивное кровотечение — 0,3%. В послеоперационном периоде осложнения были у 144 больных (40%); гифема у 22Д%, иридоциклиты у 14,1%, отслойка сосудистой оболочки у 5%, десцеметит у 1,4%.

 

Сравнительные оптические результаты, полученные нами при криоэкстракции и экстракапсулярной экстракции катаракты, приведены в табл. 2.

 

Как видно из таблицы, результаты криоэкстракции значительно лучше, чем экстракапсулярной экстракции. Так, острота зрения 0,5 и выше после криоэкстракции нами получена у 51,7% больных. Это ниже данных, приводимых Т. В. Бирич с соавторами (74,3%), но выше А. М. Водовозова и Р. А. Стрижак, 1966 (47%), О. И. Шершевской и Р. Е. Рубинштейн (40,2%). Из 11 человек, имевших зрение при выписке ниже 0,1, у пяти это было следствием изменений, имевших место до операции (атрофия зрительного нерва, дегенерация желтого пятна, помутнения роговицы) и только у шести больных потеря функции была результатом послеоперационных осложнений.

 

ВЫВОДЫ

 

1.            Удаление хрусталика методом криоэкстракции в значительной мере изменило характер и частоту осложнений по сравнению с экстракапсулярной экстракцией катаракты: появились такие осложнения, как иримораживание роговицы и радужки, отрыв радужки, вскрытие сумки хрусталика, чаще стали отмечаться выпадение стекловидного тела, отслойка хориоидеи, уменьшилось количество и легче стали протекать ирндони-клиты.

 

2.            Самым частым осложнением послеоперационного периода является отслойка сосудистой оболочки, которую не предупреждают ни профилактическая трепанация склеры, ни введение в переднюю камеру воздуха или физиологического раствора, ни хорошая герметизация раны при помощи непрерывного или узловатых швов (от 3 до 11)'.

 

3.            Отслойку сосудистой оболочки следует рассматривать как осложнение, в ряде случаев ведущее к развитию вторичной глаукомы и буллезного кератита. Длительно существующая отслойка хориоидеи требует оперативного вмешательства, наиболее оптимальный срок для которого 8—10 дней.

 

4.            Выпадение стекловидного тела и заполнение им передней камеры дают одинаковые послеоперационные осложнения.

 

5.            Непосредственные визуальные исходы при криоэкстракции катаракты значительно выше, чем при экстракапсулярной экстракции.

Категория: Медицина | Добавил: fantast (30.06.2019)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0