Советская наука в годы Великой Отечественной войны

Советские ученые и другие высококвалифицированные специалисты многое сделали для быстрого прогресса в развитии боевой техники Красной Армии. Созданные ими танки Т-34 и КВ обладали боевыми качествами, превосходящими лучшие немецкие образцы. За годы войны была повышена прочность корпусов, уменьшен вес, улучшена проходимость советских танков.

 

Советская артиллерийская наука достигла серьезных успехов в конструктивном усовершенствовании артиллерийских систем. Благодаря деятельности конструкторов артиллерийского вооружения В. Г. Грабина, Ф. Ф. Петрова, И. И. Иванова, Г. Д. Дорохина, Е. Г. Рудяка, Г. П. Волосатова, Д. Е. Брилль, А. А. Флоренского, Б. Г. Шпитального, Л. Э. Нудельмана, А. А. Волкова, С. А. Ярцева и других были созданы простые в обращении, но обладавшие большой мощностью и скорострельностью орудия. Боевые качества советской артиллерии неуклонно повышались. Так, калибр танковых и противотанковых пушек в ходе войны увеличился в 1,6—2,2 раза, начальные скорости — более чем в 1,5, бронепробиваемая сила — не менее чем в 5 раз. В короткое время было освоено производство самоходных пушек.

 

В созданной системе реактивной артиллерии соединялись три основных качества: подвижность, мощь огня и шквальность. Реактивные установки, смонтированные на автомашинах, в несколько секунд выпускали 16 мощных снарядов. Этому оружию противник смог противопоставить лишь 6-ствольные, а к концу

 

1942      г. 10-ствольные минометы, которые по тактико-техническим данным были слабее советской реактивной артиллерии.

 

Советские истребители А. С. Яковлева и С. А. Лавочкина, штурмовики С. В. Ильюшина, бомбардировщики А. Н. Туполева, Н. II. Поликарпова, В. М. Петлякова и В. М. Мясищева были созданы путем успешного исследования основных проблем аэродинамики и прочности. Совершенствование самолетов опиралось на интенсивную творческую деятельность крупных ученых.

 

Своевременное раскрытие советскими учеными проблем сжимаемости воздуха при высоких скоростях позволило конструкторам увеличить скорость самолетов. Теоретическое решение академиком С. А. Христиановичем основных закономерностей изменения аэродинамических характеристик крыла самолета при переходе к полету на больших скоростях имело большое значение для увеличения прочности самолетов. Оно помогло выбрать лучшие формы самолетов и, в частности, крыльев, обеспечивавшие наименьшее любовое сопротивление.

 

Советская авиация осваивала все большие скорости. К концу

 

1943      г. скорость истребителей была повышена на 100 км в час, а немецких — лишь незначительно. Даже бомбардировщик Пе-2И, созданный в СССР в 1944 г., по своей скорости (650 км в час) не уступал вражеским истребителям.

 

Ученые под руководством М. В. Келдыша подвергли тщательному изучению возникающие при сверхзвуковых скоростях опасные вибрации (флаттер) и своевременно решили задачу обеспечения безопасности самолета от этих вибраций. Своими успехами советская авиация обязана и создателям авиационных моторов: А. Д. Швецову, В. Я. Климову, А. А. Микулину и др.

 

Основные типы самолетов просуществовали всю войну. Их модификация позволяла намного улучшить боевые качества, повысить скорости, дальность полета и огневую мощь. На советских истребителях были установлены 37-мм пушки. Вражеские же самолеты провели почти всю войну с 20-мм пушкой и только к концу войны увеличили ее калибр до 30 мм, но ори этом ©на не обеспечивала большой начальной скорости снаряда.

 

Советские штурмовики Ил-2, которых гитлеровцы называли «черной смертью», обладали отличными летными качествами, были вооружены бомбами, крупнокалиберными пушками, а впоследствии и реактивными установками. Штурмовик был одет в прочную броневую сталь, а кабина летчика защищена надежным пуленепробиваемым бронестеклом. Этот совершенно новый вид авиаброни, созданной советскими учеными-химиками и работниками промышленности строительных материалов, превосходил зарубежные образцы. Германия оказалась не в состоянии противопоставить советскому штурмовику равный ему по боевым качествам самолет.

 

Авиаконструкторы вели напряженную работу в области создания реактивной авиации. Первый испытательный полет советского реактивного самолета конструкции В. Ф. Болховитинова, который пилотировал Григорий Бахчиванджи, был проведен в мае 1942 г. Хорошо зарекомендовавший себя в послевоенное время советский турбореактивный двигатель разрабатывался в годы войны.

 

Благодаря работам А. И. Берга, Б. А. Введенского и других ученых советская наука не отставала от мировых достижений в области радиотехники и ее применения в военном деле. Радиолокационная установка, позволявшая обнаруживать технику противника на значительных расстояниях, была создана в лаборатории 10. Б. Кобзарева. В ночь на 22 июня 1941 г. по тревоге она переключилась на боевое охранение Ленинграда от воздушного нападения, а затем вошла в состав городской ПВО.

 

Исследования советского физика академика А. Ф. Иоффе в области полупроводников использовались в производстве раций для партизанских отрядов. Чтобы обеспечить партизанские рации электроэнергией, по его предложению были сконструированы котелки с дном из термоэлементов. Их наполняли водой и ставили на огонь костра, после чего в них за счет перепада температур вырабатывался электрический ток.

 

Комиссия по геолого-географическому обслуживанию Красной Армии под руководством академика А. Е. Ферсмана изыскивала нужные стране маскировочные средства. Входившие в ее состав специалисты создавали карты театра военных действий и проходимости местности, помогавшие войскам преодолевать водные рубежи, определять маршруты для танков, артиллерии.

 

Выдающиеся советские ученые-химики Н. Д. Зелинский, А. Н. Несмеянов, А. Е. Арбузов, А. Е. Фаворский, С. С. Наметкин и другие вложили много труда в обеспечение оборонной промышленности сырьем для производства взрывчатых веществ: целлюлозы, азотной и серной кислот, аммиака, толуола, а также синтетического каучука, нужного для авиации и автотранспорта. Ученые немало сделали, чтобы советская военная техника была обеспечена высококачественным топливом и смазочными маслами, хорошо выдерживавшими низкие температуры.

 

Благодаря работам академиков С. И. Вавилова, И. В. Гребенщикова и других советских ученых-оптиков Красная Армия была снабжена надежными оптическими приборами. Математики выполняли для авиации и морского флота сложные расчеты, необходимые для их боевых действий.

 

Ответственные задачи поставила война перед медицинской наукой. Вопросам военной медицины было уделено особое внимание. При Президиуме Академии наук работала Военно-санитарная комиссия, возглавляемая академиком Л. А. Орбели. В ее состав входили такие видные ученые, как А. И. Абрикосов, Н. Н. Бурденко, К. И. Скрябин, А. Д. Сперанский и др. Во время войны ученые работали непосредственно на фронтах. В рядах военных врачей находились 206 докторов и 1196 кандидатов медицинских наук.

 

Академик генерал-майор медицинской службы Н. Н. Бурденко занимал ответственный пост главного хирурга Красной Армии. Использование предложенного им метода лечения одного из видов ранений снизило смертность среди раненых с 65 до 25%, а при применении тотчас после ранения — до 6—7%. Академик А. В. Палладии получил препарат витамина К, который обладал способностью ускорять затягивание ран, особенно труднозажива-ющих.

 

В борьбе за жизнь раненых огромную помощь врачам оказало широко практиковавшееся во время войны переливание крови, научные принципы которого были разработаны Центральным институтом переливания крови и другими медицинскими научными учреждениями. Применялись новые, более совершенные методы. Например, разработка способа переливания плазмы и ее получения в сухом виде значительно облегчила переливание крови во фронтовых условиях.

 

Членами Томского комитета ученых Б. П. Кашкиным и П. П. Одинцовым был создан прибор «радиощуп», получивший высокую оценку в госпиталях. С его помощью хирурги находили и извлекали у раненых металлические осколки.

 

Благодаря эффективной разработке методов борьбы с различными осложнениями ранений и контузий (шоками, кровотечениями, отеками, нервными явлениями) смертность в госпиталях по сравнению с периодом первой мировой войны снизилась в несколько раз и лишь немного превышала 1%. Этому успешно способствовало то, что для лечения наиболее опасного осложнения ранений — общего заражения крови был найден простой и доступный метод ранней диагностики перехода местного заражения в общее. В результате успешного лечения в госпиталях возвращалось в ряды бойцов свыше 70% раненых, в то время как в первую мировую войну — 40—50 %. Большим достижением советской медицины была хорошая противоэпидемическая защита армии и гражданского населения. Благодаря этому страна была избавлена от эпидемических заболеваний, которые сопровождали войны в прошлом.

 

Советское правительство, понимая важность теоретических научных работ, создавало необходимые для их проведения условия. В самый разгар войны по решению партии и правительства в стране были возобновлены исследования в области расщепления ядра урана. Для этого в Академии наук СССР летом 1943 г. была создана специальная лаборатория. В короткий срок на окраине Москвы возникло новое научное учреждение, оснащенное сложной аппаратурой, изготовленной на отечественных заводах. В нем были собраны почти все имевшиеся в стране ученые-атомники, работавшие под руководством академика И. В. Курчатова.

 

В стане врага велись строго засекреченные работы по созданию атомного оружия. После Сталинградской и Курской битв фашистская клика, пытаясь поднять дух своих войск, уверяла, что успех в войне будет достигнут Германией с помощью нового секретного оружия. В США, являвшихся союзниками СССР по антигитлеровской коалиции, также производились работы по изучению атомной энергии, и были достигнуты крупные успехи. Однако советским ученым-атомникам пришлось рассчитывать только на свои силы и знания. Позднее академик И. В. Курчатов вспоминал: «Мы были одни. Наши союзники в борьбе с фашизмом англичане п американцы, которые в то время были впереди нас в научно-технических вопросах использования атомной энергии, вели свои работы в строжайше секретных условиях и ничем нам не помогали» \

 

В связи с массовым изгнанием врага и освобождением советской территории многие научные коллективы были привлечены к решению задач, связанных с восстановлением народного хозяйства. Ими занимались Институт горного дела и другие научные учреждения Академии наук СССР и Наркомата угольной промышленности. Институт металлургии Академии наук СССР во главе с академиком И. П. Бардиным, являвшимся одновременно и заместителем наркома черной металлургии, разработал основные положения восстановления доменного и сталеплавильного, прокатного и трубного производства. Институт занимался также вопросами производства ферросплавов, развития промышленности огнеупорных материалов. Производство рельсов налаживалось на основе предложений академика А. А. Байкова. Член-корреспондент АН СССР П. П. Будинков разработал инструкцию по производству местных строительных материалов. Активный участник восстановительных работ в Донбассе академик А. М. Терпигорев писал: «Помню, как мы собирались на бесчисленные совещания, чтобы из множества вариантов ведения восстановительных работ выбрать тот, который наиболее целесообразен, наиболее экономичен и обеспечивает наиболее быстрые темпы восстановления. Здесь в спорах рождались технические решения, которые в сочетании с героизмом и самоотверженностью донецких шахтеров приносили замечательные плоды» '.

 

Задача заключалась в том, чтобы не только восстановить на довоенном уровне промышленность освобожденных районов, но и создать передовые в техническом отношении предприятия. Это требовало громадного теоретического и экспериментального материала, что и предопределило важную роль участия науки в решении такой сложной задачи.

 

Как в эту, так и в другие области жизни и борьбы народа ученые советской страны внесли большой вклад. Они самоотверженно работали на своих постах, мужественно перенося трудности и лишения, связанные с войной. Выполняя фронтовые задания, они не считались с временем и затратой сил. Полученные за научные открытия денежные премии ученые жертвовали в фонд обороны. Академик В. Н. Образцов на полученную им Государственную премию в 1943 г. приобрел истребитель и лично вручил его летчику Ф. А. Лавренову. Так поступали и другие ученые. Сотрудники Академии наук СССР собрали средства на постройку танковой колонны «За передовую науку».

Категория: История | Добавил: fantast (17.12.2018)
Просмотров: 24 | Рейтинг: 0.0/0