Государство Боспор VI—II вв. до н. э.

Крупнейшим античным государством на юге нашей страны, сыгравшим особенно большую роль в судьбах народов Восточной Европы, было так называемое Боспорское государство, или Боспор. Оно образовалось из объединения нескольких первоначально независимых греческих городов, расположенных на обоих берегах Боспора Киммерийского — современного Керченского пролива. Гегемоном всего этого района был г. Пантикапей (современная Керчь).

 

Пантикапей основали милетцы в первой половине VI в. до н. э. На берегу, где вырос этот город, ранее существовал эмпорий. Пантикапей занимал очень выгодное место и в экономическом, и в военном отношении. Этим в значительной степени объясняется быстрый рост города и ведущая роль, которую он стал играть среди городов Боспора Киммерийского. Город лежал на важнейшем морском пути, соединявшем Азовское море — Меотиду — с Понтом Евксинским. В то же время он находился на краю плодородных восточнокрымских степей, доставлявших хлеб, скот, кожу и другие продукты как для потребностей города, так и для широкого экспорта. Рыбные богатства Меотиды и Боспора Киммерийского были также к услугам пантикапейцев. Глубокая бухта обеспечивала надежную стоянку торговым и военным судам.

 

Пантикапей, кроме его приморской, портовой части, располагался на склонах крутой каменистой горы, носящей теперь название горы Митридат. На вершине горы находился акрополь, где размещались важнейшие храмы и общественные здания. Склоны горы приспособили под постройки путем создания искусственных террас, соединявшихся между собой переулками-лестницами. Город обнесли оборонительными стенами. Вокруг расстилался обширный некрополь, состоявший частично из простых грунтовых могил, частично из курганов, тянувшихся цепочками от Пантикапея в глубь степи.

 

Пантикапей был единственным крупным городом на западном берегу Керченского пролива. Вокруг него по берегу пролива и Черного моря располагалось множество мелких поселений, образованных также еще в VI в. до н. э.: Мирмекий, Тиритака, Нимфей, Китей, Киммерик и др. Более крупные города возникли на противоположном берегу пролива. По представлениям древних греков, восточной границей Европы были Боопор Киммерийский и р. Танаис (Дон). Поэтому города, расположенные на восточном берегу Керченского пролива, считались лежащими уже в Азии. Здесь, на азиатской стороне Бослора, выросли города Фанагория, Гермонасса, Короконда-ма, Кены и др.

 

Археологические исследования показали, что уже в VI в. до н. э. в этих городах стало развиваться местное ремесленное производство — керамическое, металлургическое, текстильное и др. В то же время жители боснороких городов занимались сельским хозяйством и рыбной ловлей. Значительного развития достигла в боспорских городах торговля с окрестными синдо-меотскими и скифскими племенами и заморская торговля с городами Греции. На Боспор ввозилось вино, керамические и металлические изделия, оливковое масло, дорогие ткани и пр. Сначала торговые отношения связывали города Боспора главным образом с греческими городами и островами западного побережья Малой Азии — Хиосом, Милетом, Родосом, Самосом, а также с греческой колонией в Египте — Нав-кратисом и важным торговым центром материковой Греции — Коринфом. С конца VI в. до н. э. торговля боспорских городов все в большей степени переходит в руки афипян, и в следующем столетии Афины становятся основным потребителем северочерноморских продуктов и поставщиком ремесленных изделий на Боспор.

 

Ранняя история боспорских городов известна нам плохо. По-видимому, это были совершенно самостоятельные города-государства, обладавшие всеми правами рабовладельческого полиса. Но общность торговых интересов, необходимость совместной обороны от возможных нападений со стороны окружающих племен побудили их объединиться.

 

У греческого историка Диодора Сицилийского сохранилось краткое известие, что в течение 42 лет, до 438 г. до н. э., на Боспоре правили Археанактиды. Следовательно, боспорские города объединились под их властью около 480 г. до н. э. На европейском берегу Боспора Киммерийского в состав этого объединения, кроме Пантикапея, (вошли Мирмекий, Тиритака и ряд мелких поселений в северо-восточной части Керченского полуострова. Западной границей этого вновь созданного государственного образования был оборонительный вал, тянувшийся от Тиритаки на север в нескольких километрах к западу от Пантикапея. Этот вал был создан, вероятно, еще во времена киммерийцев, но использовался и позднее для обороны западных границ Боспора от кочевых скифов крымских степей. В состав Боопорского государства вошли, видимо, и некоторые полисы, расположенные на азиатской стороне пролива.

 

Первоначально новое государство представляло собой объединение или союз греческих полисов, каждый из которых, вероятно, сохранял известную долю самостоятельности, во всяком случае во внутренних делах. Характер власти Археанак-тидов нам неизвестен. Видимо, Археанактиды были знатным греческим родом, скорее всего милетского происхождения. На основании косвенных данных можно догадываться, что они считались архонтами Пантикапея и всего Боспора. Должность архонта в греческих государствах была временной и выборной, но на Боспоре она приобрела характер наследственной власти.

В 438 г. до н. э. власть на Боспоре перешла в руки династии Спартокидов. Диодор, сообщающий об этом, не говорит, каким путем совершился этот переход: добровольно ли передали Археанактиды власть родоначальнику новой династии Спартоку I, или имел место насильственный переворот. Несомненно только, что новые правители не были греками. Они вышли из «варварской» племенной знати, тесно связанной с греческими купцами и рабовладельцами общностью интересов. Спартокиды, хотя и являлись наследственными правителями, формально приняли сначала лишь титул архонтов Боспора и сохранили за греческими городами, входившими в состав государства, некоторые права самоуправления.

 

Уже первые Спартокиды стремились к территориальному расширению своего государства. В конце V в. до н. э. в состав Боспора вошел приморский г. Нимфей, находившийся до этого в руках афинян. Затем настала очередь Феодосии — крупного торгового центра, обладавшего прекрасной гаванью и конкурировавшего с Пантикапеем. Борьбу за подчинение Феодосии начал преемник Спартока I Сатир I (433—389 гг. до н. э.), который и умер при осаде этого города. Сыну его, Левкону I (389—349 гг. до н. э.), удалось сломить упорное сопротивление феодосийцев и присоединить к своим владениям этот важный город. Теперь Левкои стал именоваться «архонтом Боспора и Феодосии». Так было завершено формирование государственной территории Боспора на европейском берегу пролива, охватившей весь Керченский полуостров.

 

После этого Левкои занялся завоеванием земель на восточной стороне Боспора Киммерийского. Раньше других была присоединена к Боспору Синдика — область расселения племени синдов, расположенная в южной части современного Таманского полуострова и на прилегающем побережье Черного моря примерно до Новороссийска. Присоединение Синдики к Боспору было облегчено тем, что синды раньше и глубже, чем другие племена, восприняли греческую культуру, и тем, что правителей синдов еще в V в. до н. э. связывали со Спартокидами родственные узы. Затем Левкону покорились и другие местные племена Прикубанья и Восточного Приазовья.

 

Таким образом, к середине IV в. до н. э. Боспор из объединения нескольких греческих полисов превратился уже в большое государство, включавшее в себя и греческие города, и «варварские» племена, обитавшие по нижнему течению Кубани и ее нижним притокам, по восточному берегу Азовского моря вплоть до устья Дона и в восточном Крыму. На вновь присоединенных к Боспору землях возникли новые торговые центры. Так, в земле синдов, на месте Синдской Гавани (современная Анапа), вырос г. Горгиппия, ставший одним из главных торговых и производственных центров Боспора. В устье Дона боспорцы основали в первой половине III в. до н. э. г. Танаис, сделавшийся важнейшим торговым пунктом Северо-Восточного Причерноморья.

 

Экономической основой Боспорского государства было развитое земледелие, не только доставлявшее продукты питания для населения страны, но и обеспечивавшее широкий экспорт хлеба и других сельскохозяйственных продуктов. Плодородие крымских, прикубанских и приазовских степей, отмечаемое древними писателями, давало возможность вести зерновое хозяйство, возделывать сады и огороды. Густая сеть сельскохозяйственных поселений покрывала территорию Боспора. Ведущая роль на Боспоре принадлежала товарному производству злаков — мягкой пшеницы, ячменя, проса. Недаром зерно или колос часто служили эмблемой на монетах боспорских городов.

 

Из садовых растений боспорцы разводили сливу, алычу, грушу, яблоню, гранат, смоковницу. Характерно, что один из боспорских городков на Таманском полуострове носил название Кепы, что значит «Сады». Боспорские греки к III в. до н. э. превратили виноградарство в одну из ведущих отраслей хозяйства, а виноделие — в широко развитое товарное производство.

 

О животноводстве на Боспоре можно судить благодаря находкам при раскопках поселений большого количества костей домашних животных — коров, овец, коз, свиней, лошадей, а также частым изображениям быка и коня на боспорских монетах. Одной из важнейших отраслей боспорского хозяйства было рыболовство. В некоторых городах найдены сооружения для засолки рыбы — комплексы каменных вцементированных цистерн, в которых заготовлялась соленая рыба, составлявшая вторую после хлеба статью боспорского экспорта. Особенно славились во всем античном мире донские и азовские осетры, заготовлялись также сельдь, хамса, сазан, тунец, судак и пр.

 

Сразу после основания боспорских городов в них начало развиваться ремесленное производство, достигшее затем в ряде случаев очень высокого уровня. Одним из ведущих ремесел было керамическое. На Боспоре изготовлялись все виды керамических изделий: пифосы, амфоры, черепица и архитектурные керамические детали, столовая и кухонная посуда, художественные расписные вазы, терракотовые статуэтки и многое другое. Особую отрасль керамического производства на Боспоре составляло изготовление черепицы. Боспорская черепица клеймилась; благодаря этому мы знаем, что большинство черепичных предприятий, находившихся в Пантикапее, Фанагории и Горгиппии, принадлежало представителям боспорской правящей знати и прежде всего самим Спартокидам.

 

Среди боспорских ремесленников были металлурги, обрабатывавшие железо и бронзу, каменщики, резчики по кости и камню, плотники, столяры, кожевники, ткачи и представители других профессий. Особенно развилось на Боспоре ювелирное производство, превратившееся в отрасль прикладного искусства. Нигде в античном мире нет такого количества великолепных произведений ювелирного греческого искусства, как в Северном Причерноморье. Именно из боспорских мастерских вышли замечательные шедевры ювелирного искусства, найденные в царских скифских курганах в степном Причерноморье. Этот высокий уровень ювелирного дела был достигнут благодаря повышенному спросу на украшения и утварь из драгоценных металлов, предъявляемому скифской и меотской знатью.

 

Торговые связи Боспора к IV в. до н. э. очень выросли. Основу боспорской торговли составлял экспорт зерна, достигавший колоссальных по тому времени размеров. Такое количество товарного хлеба Спартокиды получали частью с собственных земельных владений, частью как дань от подвластных племен.

 

Афины являлись основным постоянным контрагентом Боспора в хлебной торговле. Этот крупнейший город Греции всегда страдал от недостатка хлеба и очень стремился к тому, чтобы закрепить за собой богатейший хлебный рынок Боспора. С другой стороны, и боспорские купцы, и прежде всего крупнейшие из них — Спартокиды, были заинтересованы в поддержании дружественных отношений с Афинами и бесперебойном сбыте своих товаров. На этой почве между афинянами и Спартокидами установились тесные экономические и политические связи.

 

До нас дошел декрет афинского народного собрания в честь боспорских правителей, сыновей Левкона I. Декрет этот, высеченный на мраморной плите и поставленный в афинской гавани Пирей в 346 г. до н. э., восхваляет незадолго перед тем вступивших на боспорский престол соправителей Спартока II и Перисада I за расположение к афинскому народу. Он гарантирует им предоставление тех же льгот, какими пользовались их дед и отец, и содержит указание на торжественное увенчание их золотыми венками во время важнейшего афинского празднества — Великих Панафиней. Известны и другие аналогичные афинские декреты в честь Спартокидов.

 

Афинянам было за что благодарить боспорских правителей. От Демосфена мы знаем, что Спартокиды предоставляли афинским купцам право грузить свои суда первыми, а также освобождали их от уплаты пошлин за вывоз хлеба, которые, принимая во внимание размеры хлеботорговли, составляли солидную сумму.

 

Кроме Афин, хлеб экспортировался с Боспора и в другие города материковой и островной Греции. Помимо хлеба, Бос-пор вывозил в Грецию соленую и вяленую рыбу, скот, кожи, меха, рабов.

 

В обмен на все эти товары государства Греции отправляли на Боспор вино, оливковое масло, керамику, металлические изделия, дорогие ткани, драгоценные металлы, особенно серебро, мрамор для построек, предметы искусства — статуи, терракоту, художественные вазы и пр. Часть всего этого импорта оседала в боспорских городах, другая часть переправлялась боспор-скими торговцами в степь для знати окружающих племен в обмен на хлеб, скот, рабов. С IV в. до н. э. Боспор становится основным поставщиком античных товаров в северочерноморские степи, вытесняя Ольвию даже с туземных рынков Приднепровья. Боспорские купцы переправляли в скифскую степь прежде всего вино, а также ювелирные изделия, керамику, вооружение. Товары эти находили широкий сбыт среди эллини-зованной знати скифских и меотоких племен.

 

Широкая внешняя и внутренняя торговля Боспора требовала создания своей монетной системы. Пантикапей начал чеканить собственную серебряную монету уже в VI в. до н. э., некоторые другие боспорские города — в V в. до н. э. С укреплением власти Спартокидов и усилением централизации при Левконе I все боспорские города, кроме Пантикапея, были лишены права собственной монетной чеканки, зато Пантикапей, монета которого становится общегосударственной, выпускает в IV в. до н. э. в большом количестве серебряные, медные и золотые, рассчитанные главным образом на внешнее обращение, монеты.

 

Социальные отношения в Боспорском государстве известны нам далеко не достаточно. Несомненно, господствующей формой социальной зависимости было античное рабство. В рабов обращали пленных, захватываемых во время столкновений с окрестными племенами; боспорские купцы покупали рабов у знати кочевых племен, промышлявшей работорговлей. Одним из пунктов такой работорговли являлся, по свидетельству Страбона, г. Танаис. Труд рабов использовался в домашнем быту, в ремесленных мастерских, в винодельнях, на различных производственных предприятиях, на строительных работах и, возможно, во флоте. Некоторое количество рабов работало и в сельском хозяйстве. Однако есть основание предполагать, что в боспорском земледелии господствовали другие формы зависимости и эксплуатации; скорее всего, с сельскохозяйственного населения Боспора взималась подать натурой за право обработки земли, собственниками которой были боспорские правители и круппые землевладельцы.

 

В период наивысшего расцвета Боспора в его состав входили как эллинские города, так и земли, заселенные скифскими или меотскими племенами. Греческое население сосредоточивалось главным образом в приморских городах или в их ближайшей округе, внутренние области государства были заняты «варварскими» племенами. Племена эти, по-видимому, пользовались определенной автономией. Хотя боспорские правители царствовали над всеми входившими в состав Боспора племенами, но у некоторых из племен остались и свои собственные царьки, или вожди. Они обязаны были платить Спартокидам дань хлебом и другими продуктами, но во внутренней жизни сохраняли свой племенной строй и обычаи- свой образ жизни и родовой быт.

Известной автономией пользовались и города: в них сохранялись органы полисного самоуправления — народное собрание, совет, выборные должности. Правда, эти автономные права были в значительной степени лишь номинальными. Города Боспора представляли собой центры античной, эллинской культуры, хотя жили в них не одни только греки. В составе городской аристократии было немало выходцев из скифской и меотской знати, усвоивших греческую культуру и превратившихся в таких же рабовладельцев, как и греческие аристократы. Именно эта рабовладельческо-купеческая знать, как греческая, так и туземная, и являлась классовой опорой Спарто-кидов. В ее руках находились колоссальные земельные владения, вывозная торговля хлебом, ремесленные предприятия — эргастерии. Сами Спартокиды были крупнейшими землевладельцами и купцами. Львиная доля вывозимого с Боспора хлеба шла именно с земель, принадлежавших боспорским правителям. В IV в. до н. э. Спартокиды носили двойной титул — они считались архонтами Боспора (то есть греческих городов, объединившихся вокруг Пантикапея) и Феодосии и царями «варварских» племен, входивших в их государство. Но уже в начале III в. до н. э. эта двойственность титулатуры, являвшаяся отзвуком старых полисных традиций, исчезает, и Спартокиды начинают просто именоваться [«царями Боспора». Военной силой, на которую могли опереться Спартокиды, были наемники, главным образом греки и фракийцы. В составе бос-порских войск находились также воинские контингенты подвластных Боспору или союзных с ним племен. В случае крайней опасности могло созываться ополчение из граждан боспор-ских городов. Наконец, боспорские правители имели и собственный военный флот.

 

Время наивысшего процветания Боспора падает на правление Перисада I (349—309 гг. до н. э.). После его смерти между его сыновьями разгорелась жестокая борьба за власть, из которой вышел победителем младший сын Евмел, перебивший своих братьев и родственников и захвативший престол. Евмел вел активную внешнюю политику, воевал с соседними племенами, очистил Черное море от пиратов и даже вынашивал планы объединения под своей властью всех берегов Понта. Но этим планам не суждено было осуществиться: Евмел умер, поцарствовав всего пять лет. Наследовавший ему Спарток III (304— 284 гг. до н. э.) впервые отказался от двойного титула и стал именовать себя «царем Боспора», как назывались и все последующие боспорские правители.

 

В царствование Спартока III начали сказываться некоторые новые явления в области экономической и политической жизни Боспора, связанные с изменениями общей обстановки как в Северном Причерноморье, так и в Средиземноморье. Афины, основной потребитель хлеба из северочерноморских городов, приходят в упадок и превращаются понемногу в хозяйственном отношении во второстепенный город. На первый план в экономической жизни древнего мира выдвигаются новые центры — Родос, Пергам, Делос и др. На мировом рынке появляется новый поставщик пшеницы — эллинистический Египет. Ослабевают старые, веками существовавшие торговые связи и возникают новые направления в мировой торговле. В то же время в Северном Причерноморье значительно усиливается активность скифов, которые в III в. до н. э. создают свое царство в Крыму. Скифы и другие черноморские племена постоянно нападают на греческие города Причерноморья и на Боспор, они стремятся овладеть приморскими гаванями. Мирные торговые сношения в эту эпоху все чаще прерываются длительными и ожесточенными столкновениями между скифами и другими северочерноморскими племенами, с одной стороны, и античными государствами — с другой.

 

Все эти явления пе могли не отразиться на положении Бос-пора. Уже в первой половине III в. до н. э. здесь наблюдается тяжелый финансовый кризис: совсем прекращается чеканка золотой и серебряной монеты, а рынок заполняется огромной массой медных монет, очень плохо чеканенных. Население не имело к этим монетам никакого доверия, и приходилось неоднократно подтверждать их курс повторными надчеканками и перечеканками. Чтобы привести в нормальное состояние денежное обращение, боспорский царь Левкои II наряду с пан-тикапейской медью впервые выпустил в третьей четверти III в. до н. э. и свою царскую медную монету. Его преемники после преодоления денежного кризиса чеканят изредка золотые и серебряные монеты от своего имени, однако основным средством денежного обращения на Боспоре продолжают оставаться пан-тикапейские монеты.

 

Хотя денежный кризис был успешно преодолен, прежнего процветания Боспору вернуть уже не удалось. Главный экономический козырь Спартокидов — экспорт хлеба — стал играть гораздо меньшую роль. С III в. до н. э. основное значение в заморской торговле получает вывоз скота, рыбы, рабов. Меняется и направление торговых связей — место Афин, Фасоса, Гераклеи Понтийской занимают теперь Родос, Кос, Синопа, Пергам. Местное производство достигает в это время на Бое-поре высокого развития. Именно к III в. до н. э. относится наибольший расцвет керамического производства, в том числе изготовления черепицы, что связано с широким строительством и ростом городов; товарный характер приобретает в это время боспорское виноделие. Политическая история Боспорского царства в III—II вв. до н. э. нам плохо известна. Мы даже не знаем имен всех царей этого времени. Нажим со стороны скифов с запада и сарматов с востока приводит к ослаблению Боспорского государства. Некоторые подвластные Боспору племена, видимо, отпадают от него. До нас дошли сведения об уплате Боспором дани «варварским» царям. Вероятно, это были принудительные «дары», подобные тем, которыми приходилось Ольвии откупаться от натиска окружающих племен. Левкои II вел довольно неудачно войну против Гераклеи Понтийской. Сохранились сообщения о заговорах против его власти, о неповиновении войск и т. п. Внутри самой династии Спартокидов, видимо, шла ожесточенная борьба за власть. Среди горожан усиливаются тенденции к возрождению городской автономии.

 

Эти известные нам разрозненные факты свидетельствуют о большой неустойчивости в политической жизни Боспора Hill вв. до н. э. Такая неустойчивость была отражением все нараставших социальных противоречий внутри рабовладельческого Боспорского царства. Важнейшим из них было противоречие между рабами и рабовладельцами. Освободительная борьба угнетенных слоев населения Боспора получила наиболее яркое выражение в восстании скифов под руководством Сав-мака в конце II в. до н. э. (107 г. до н. э.).

 

Восстание это было одним из звеньев в длинной цепи восстаний рабов, происходивших в различных рабовладельческих государствах Средиземноморья во II—I вв. до н. э. Но восстание рабов на Боспоре отличалось от подобных движений в Сицилии, Пергаме, Риме и других местах тем, что здесь рабы в подавляющем большинстве были местного, скифского или меотского, происхождения и этнически были однородны. Они могли в своей борьбе опереться на помощь свободных соплеменников, находившихся в ближайшем соседстве с границами Боспора. Это обстоятельство придало восстанию рабов на Боспоре характер не только социального, но и этнического движения, имевшего целью освободить рабов — скифов — от рабовладельцев — греков.

 

Возглавил движение дворцовый раб Савмак. Центрами восстания стали Пантикапей и Феодосия, где было особенно много рабов. Восставшим удалось овладеть этими городами и, видимо, боспорским флотом. Последний правитель из рода Спартокидов, царь Перисад, был убит. Подавлением восстания занялся Митридат VI Евпатор, правитель Понтийского царства на южном берегу Черного моря. Ему еще до восстания собирался передать власть Перисад, чувствуя, что не может справиться с назревающим революционным кризисом и напором «варваров» извне. Митридат послал на Боспор войска под командой полководца Диофанта, который овладел Пантикапеем и Феодосией, разгромил восставших и пленил Савмака. Боспор, как и другие припонтийские города, попал в руки Митридата.

Категория: История | Добавил: fantast (16.11.2018)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0