Борьба Советского Союза за разоружение в конце 20-х годов

 

Советское правительство предпринимало большие усилия, чтобы избавить народы мира от гнета растущих военных расходов и добиться разоружения. 12 декабря 1925 г. Совет Лиги Наций образовал Подготовительную комиссию к конференции по разоружению. Уже с первых шагов работы комиссии стало ясно, что о действительном всеобщем сокращении вооружений она всерьез и не помышляет. Каждая из великих держав Запада имела в виду только ограничение вооружений своих партнеров, но отнюдь не своих собственных. США предлагали сократить большие сухопутные армии стран Европы. Германия настаивала на равенстве в вооружениях, что в тогдашних условиях означало усиление германской военщины. Английский план был направлен против наземных войск Франции и ее воздушного флота, а французские предложения предусматривали ограничение морской гегемонии Великобритании. Иными словами, «торг пошел не по вопросу о „разоружении11, а по вопросам равновесия сил различных держав, причем каждая из держав была склонна толковать „равновесие11 именно в свою пользу» К

 

В результате ни первая (май 1926 г.), ни вторая (сентябрь 1926 г.), ни третья (март — апрель 1927 г.) сессия комиссии не дали никаких результатов. Портфели участников сессий были набиты ничего не значащими декларациями, кипами пустопорожних резолюций и предложений. Пока шли дискуссии, гонка вооружений не прекращалась.

 

Советский Союз был обеспокоен таким положением. На IV сессии Подготовительной комиссии Лиги Наций1 2, открывшейся 30 ноября 1927 г. в Женеве, глава советской делегации М. М. Литвинов от имени Советского правительства выдвинул конкретную программу всеобщего и полного разоружения. Советское правительство предлагало распустить все вооруженные силы, уничтожить имевшееся оружие, ликвидировать военно-морской флот и военную авиацию, крепости, морские и сухопутные базы, военные заводы, прекратить военное обучение граждан, издать законы, отменяющие военную службу. Срок проведения этой программы, осуществление которой дало бы надежную гарантию прочного мира, устанавливался в один год. В случае несогласия капиталистических государств с этим сроком Советское правительство предлагало осуществить полное разоружение в несколько этапов в течение четырех лет.

 

На стол международной конференции были положены конкретные предложения о всеобщем разоружении. Советская декларация была выслушана при глубоком молчании и напряженном внимании всего зала. Западные политики не могли, разумеется, открыто выступить против всеобщего разоружения. Выдвинув для ответа отличного оратора Бонкура, а затем искушейных в юридическом крючкотворстве Бенеша и греческого профессора Политиса, они сформулировали лишь туманный тезис «сначала безопасность, потом разоружение», а затем постарались скомкать дискуссию и перенести рассмотрение советских предложений на следующую сессию. Иная реакция была вне стен женевского Дворца наций. Советские предложения о всеобщем разоружении были одобрены коммунистическими партиями, прогрессивными профсоюзами, левой печатью, 124 пацифистскими организациями мира, насчитывавшими несколько миллионов человек, и даже некоторыми партиями II Интернационала. Это содействовало дальнейшему росту международного авторитета Советской страны.

 

Обсуждение советского проекта конвенции «О немедленном полном и всеобщем разоружении» состоялось на V сессии Подготовительной комиссии в марте 1928 г.

 

Добиваясь отклонения советских предложений, западные дипломаты не противопоставляли им абсолютно ничего конкретного, если не считать ссылок на пакт Бриана — Келлога, как известно, не касавшийся проблем разоружения. Когда стало ясно, что Подготовительная комиссия отклонит советские предложения, делегация СССР тут же внесла новый проект конвенции — на этот раз о частичном разоружении. Проект предусматривал прогрессивное сокращение всех видов вооружения соответственно их реальной численности в различных странах.

 

Это был бы первый шаг к осуществлению в дальнейшем полного разоружения. Советская делегация учитывала при этом заявления ряда участников дискуссии в пользу постепенного сокращения вооружений.

 

Западные дипломаты оказались не в состоянии отвечать по существу на очень ясную и убедительную программу конкретных действий, предложенную советской делегацией. Их усилия сводились лишь к тому, чтобы закрыть заседание комиссии и отложить дебаты.

 

Деятельность советской делегации продолжала вызывать одобрение прогрессивной общественности всего мира. Сама постановка и обсуждение вопроса о разоружении на международном совещании были крупным успехом советской дипломатии. Каждый непредубежденный человек мог ясно представить себе, кто является сторонником, а кто — непримиримым противником гонки вооружений.

 

VI сессия Подготовительной комиссии Лиги Наций открылась лишь 15 апреля 1929 г. Стремясь во что бы то ни стало провалить новый советский проект, западные дипломаты готовы были даже на время забыть о своих разногласиях. Пренебрегая ради защиты своих империалистических планов всякими доводами логики и здравого смысла, участники сессии отклонили советские предложения.

 

Империалисты продолжали наращивать вооружения и искали повод пустить накопленные (запасы оружия в дело. В 1929 г. они вновь попытались прощупать прочность обороны Советской страны, на этот раз на Дальнем Востоке.

Категория: История | Добавил: fantast (08.11.2018)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0