Вопрос о разоружении в начале 30-х годов

 

Центральное место в борьбе СССР за мир и международную безопасность продолжал занимать вопрос о разоружении. На открывшейся 6 ноября 1930 г. последней сессии Подготовительной комиссии Лиги Наций советская делегация снова повела упорную борьбу за незамедлительное решение вопроса о разоружении. Ее члены М. М. Литвинов, А. В. Луначарский и другие выступали 118 раз и, кроме того, 9 раз вносили письменные предложения. Но западныо державы по-прежнему саботировали реальное разоружение. Результатом существования комиссии был проект конвенции, который предусматривал лишь некоторое ограничение военных контингентов и военных бюджетов. На 60 статей проекта приходилось 49 оговорок различных делегаций, лишавших документ серьезного практического значения. «Принятый проект конвенции,— констатировала советская печать,— вполне обеспечивает буржуазным государствам полную и неограниченную возможность и впредь продолжать бешено вооружаться»

 

И действительно, военные расходы в США в 1929/30 г. составляла 7 долларов на душу населения, т. е. в 2,5 раза больше, чем накануне первой мировой войны. Росли военные приготовления и в других капиталистических странах.

 

В такой обстановке 2 февраля 1932 г. в Женеве открылась созванная по решению Лиги Наций международная конференция по сокращению и ограничению вооружений. В конференции участвовали представители 60 государств. Первыми на конференции выдвинули свой проект («план Тардье») французские делегаты. Хотя представленный ими документ назывался «планом разоружения», он ни в малейшей степени таковым не являлся, а сводился к созданию международной армии формально под руководством Лиги Наций, фактически — французского генштаба. М. М. Литвинов, всесторонне проанализировав французский план, убедительно показал участникам конференции, что создание такой армии не даст ни малейшей гарантии предотвращения войны и не ослабит бремя военных расходов.

 

Единственной делегацией, действительно боровшейся за мир и разоружение, была делегация СССР. В сложной и трудной обстановке она самостоятельно защищала интересы всеобщего мира. Большую роль сыграл на конференции Литвинов. Являясь с 1930 г. наркомом иностранных дел СССР, он стал в те годы активнейшим борцом за проведение в жизнь ленинских принципов советской внешней политики. Литвинова отличали «сильный и трезвый ум, твердый характер, умение быстро и глубоко схватывать сущность вопроса, не теряясь в мелочах, острая саркастическая складка, глубокая ненависть к фразе и на редкость организованная деловитость» 1 2.

 

Старый большевик-ленинец, хороший знаток истории и философии, экономики и политики, Литвинов успешно боролся с опытными буржуазными деятелями, смело и последовательно отстаивал интересы социалистической страны. Когда на международных конференциях становилось известным, что предстоит выступление Литвинова, зал наполнялся до отказа дипломатами и журналистами. Они понимали, что буржуазным политикам предстоит выслушать новую речь блестящего советского дипломата, речь, полную иронии и сарказма, логичную и ясную, с неопровержимыми фактами и доводами. Литвинова знали, боялись и уважали политические деятели многих стран, с ним нельзя было не считаться, к нему нельзя было не прислушаться.

 

Делегация СССР выдвинула и обосновала реальную и конкретную программу всеобщего разоружения. Если бы советское предложение было принято ранее, в Подготовительной комиссии, указал Литвинов, «дальневосточные события не могли бы произойти, не было бы угрозы новой войны и переживаемый ныне миром экономический кризис наверное был бы менее острым» ’. На случай отклонения проекта полного разоружения делегация СССР предложила проект конвенции о частичном сокращении вооружений, выдвинутый еще в 1928 г. Выступления советских представителей в Женеве были одобрены прогрессивной общественностью всего мира, видными учеными, писателями, художниками, международными и национальными демократическими организациями, профсоюзами, левой прессой.

 

Однако руководящие деятели великих держав по-прежнему были озабочены только сокращением вооружений своих соперников. Поэтому Англия высказалась за уничтожение подводного флота и химических средств войны, представлявших для нее наибольшую опасность, а также за отмену всеобщей воинской повинности. По этой же причине США защищали «план Гувера», предусматривавший такое сокращение сухопутных и морских вооружений, которое, не задевая военной мощи США, существенно ограничивало сухопутные силы Франции, Италии, Японии, морские — Англии и Японии. Германия продолжала требовать и добилась равенства в вооружениях. В декабре 1932 г. совещание пяти держав (США, Англии, Франции, Италии и Германии) решило, что право «на равенство в вооружениях» официально признается за Германией. Это решение было затем навязано Женевской конференции. Так, вместо вопроса о всеобщем разоружении решались вопросы увеличения вооружений одной из стран, ставшей дозднее главным агрессором.

 

Несмотря на то, что борьба советской делегации в Женеве не дала немедленных практических результатов, ее деятельность способствовала росту активности мировой прогрессивной общественности в борьбе за разоружение, мобилизации сил мира и, как результат этого, определенному ослаблению военной опасности.

В условиях мирового экономического кризиса СССР с успехом отразил новые наскоки международной реакции. Человечество воочию убедилось, каким важным фактором мировой политики стала ленинская идея мирного сосуществования государств с различными социально-политическими системами. Опираясь на быстро растущие силы СССР, учитывая и используя в интересах мира и сотрудничества благоразумие определенных кругов иностранной буржуазии, каждодневно получая поддержку миллионов масс трудящихся во всем мире, советская дипломатия добивалась укрепления международных позиций Советского Союза.

Категория: История | Добавил: fantast (08.11.2018)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0