Подготовка Советского правительства к Генуэзской конференции

 

8 января 1922 г. Советское правительство заявило, что оно принимает приглашение на конференцию и что российская делегация будет снабжена самыми широкими полномочиями. «Даже в том случае, если бы Председатель Совета Народных Комиссаров Ленин, вследствие перегруженности работой, в особенности в связи с голодом, был лишен возможности покинуть Россию,— говорилось в ответе,— тем пс менее состав делегации, равно как и размеры предоставленных ей полномочий придадут ей такой же авторитет, какой она имела бы, если бы в ней участвовал гражданин Ленин».

 

Весть о том, что В. И. Ленина пригласили на международную конференцию, взволновала трудящихся Советской страны. Советский народ не без оснований опасался, что в случае поездки В. И. Ленина во главе делегации за границу возможны провокации, и его жизнь могла быть поставлена под угрозу. На многочисленных митингах и собраниях, в письмах, направляемых в ЦК партии, ВЦИК, СНК, рабочие и крестьяне требовали не посылать В. И. Ленина на конференцию в Геную. Рабочие и служащие Сокольнического трамвайного парка в Москве писали: «Мы горячо просим ВЦИК заявить этим „друзьям: если у вас так велико стремление видеть его и выслушать от него отцовские наставления, пожалуйте к нам в Москву — дорога открыта, а к вам мы его не пустим, потому что мы вам не верим,— плохо себя зарекомендовали».

 

Факты показали, насколько действительно опасной могла быть поездка В. И. Ленина. Многочисленные сообщения из-за рубежа свидетельствовали о том, что русские контрреволюционеры под руководством иностранных разведок готовили покушение на В. И. Ленина.

 

27 января 1922 г. чрезвычайная сессия ВЦИК приняла постановление о посылке российской делегации в Геную. Председателем делегации был назначен В. И. Ленин, заместителем председателя — народный комиссар по иностранным делам Г. В. Чичерин со всеми правами председателя на тот случай, если обстоятельства исключат возможность поездки В. И. Ленина на конференцию.

 

Сессия ВЦЙК утвердила членами делегации наркома внешней торговли Л. Б. Красина, заместителя наркома по иностранным делам М. М. Литвинова, представителя РСФСР в Италии В. В. Воровского, а также представителей братских республик: от Украины — X. Г. Раковокого, от Азербайджана — Н. Нариманова, от Грузии — П. Г. Мдивани, от Армении — А. А. Бекзадяна, от Бухарской Народной Советской республики — Ф. Ходжаева, от Дальневосточной республики — Я. Д. Янсона. Кроме того, в состав делегации вошли представители советских профсоюзов: Я. Э. Рудзутак, А. Г. Шляпников и др.

 

Все советские республики поручили правительству РСФСР представлять их на конференции и подписывать от их имени все акты и международные договоры.

Г. В. Чичерин, возглавивший советскую делегацию в Генуе, был достойным представителем Советской страны. Человек больших знаний и разносторонних интересов, он вполне заслуженно пользовался большим уважением В. И. Ленина. Глубокий знаток политических, экономических проблем и тонкостей международного права, он в совершенстве владел искусством дипломатии. Чичерин весь без остатка посвящал себя работе, трудился днем и ночью; он собственноручно писал ноты и заявления, прочитывал горы книг. В Геную, например, он привез три контейнера с редкими книгами, которые использовал в ходе работы конференции. Один из образованнейших и культурнейших политических деятелей своего времени, советский нарком свободно владел английским, французским, итальянским, немецким языками, знал латинский и греческий.

 

Хотя В. И. Ленин не поехал в Геную, он практически руководил всей деятельностью нашей делегации на конференции. В. И. Ленин лично наблюдал за всем, что было связано с подготовкой конференции, непосредственно участвовал в подборе членов и экспертов делегации. Особое внимание он обращал на то, чтобы советская дипломатия не связывала себя до Генуэзской конференции какими-либо обещаниями. Когда Ллойд-Джордж выступил с заявлением о том, что Советское правительство должно признать каннские резолюции, В. И. Ленин в письме Чичерину подчеркнул, что

 

«(1) приглашая нас, от нас не потребовали точного, ясного, формального заявления, что мы признаём каннские условия.

 

(2) мы этого заявления не делали в ответе. И нам не сообщили, что наш ответ не полон» *.

 

В. И. Ленин разработал ясную и широкую программу для советской делегации на Генуэзской конференции. Эта программа включала в себя важнейшие проблемы международной жизни, в том числе содержала требование, чтобы колониальные народы получили право активного участия в международных делах.

 

В самом начале Генуэзской конференции В. И. Ленин предложил изложить мирную программу, в том числе программу всеобщего сокращения вооружений. Советской делегации была дана директива не делать каких-либо уступок капиталистическим странам без равноценных уступок с их стороны.

 

Одна из главных задач, поставленных перед советской делегацией, состояла в том, чтобы добиваться установления экономических и торговых отношений с капиталистическим миром. Торговля была важным рычагом, который мог серьезно способствовать нормализации отношений с Западом. НедаромЛлойд-Джордж как-то назвал Англию магазином, постоянные покупатели которого разорились. И правящие круги Англии и ряда других стран стремились завести себе новых покупателей, в том числе и в Советской России.

 

Накануне конференции состоялись выступления В. И. Ленина, которые были не только наказом советской делегации, по вместе с тем и предупреждением капиталистическим державам — участникам конференции. В. И. Ленин призывал не бояться наскоков со стороны тех руководителей западных стран, которые угрожали нам репрессиями в случае отказа пойти на уступки. Он говорил: «Угроз мы видали достаточно, и притом более серьезных, чем угрозы торговца, который собирается хлопнуть дверью, предлагая свою самую что ни на есть последнюю цену. Мы видели угрозы пушками со стороны союзных держав, в руках которых находится почти весь мир. Угроз этих мы не испугались. Об этом, господа европейские дипломаты, пожалуйста, не забывайте» *.

 

В. И. Ленин подчеркивал, что конференция в Генуе может и не принести результатов. «На сделку, невыгодную нам, не пойдем» ,— писал он Чичерину 14 марта 1922 г. Но правильная тактическая линия советской делегации должна была дать немалые результаты даже и в том случае, если сама конференция окончится провалом.

 

После тщательной, напряженной подготовки советские представители выехали в Геную. По пути советская делегация договорилась в Риге с представителями Эстонии, Латвии и Польши о согласованных действиях четырех стран в Генуе. В Берлине представители советской делегации провели переговоры с германским канцлером Виртом и министром иностранных дел Ратенау и в основном закончили выработку текста советско-германского соглашения. Но германское правительство, надеясь выторговать себе в Генуе лучшие условия в переговорах с западными державами, отказалось подписать его. Однако Германия и РСФСР решили в Берлине, что их делегации будут поддерживать в Генуе тесный контакт.

 

Советская дипломатия, всегда отстаивавшая необходимость совместных действий против империализма со странами Востока, последовательно боролась за приглашение на конференцию, восточных государств. Узнав, что организаторы конференции не собираются приглашать Турцию, Советское правительство дало указание своим представителям в Великобритании и Италии сделать все возможное для того, чтобы обеспечить приглашение правительства Великого национального собрания Турции. 

Категория: История | Добавил: fantast (05.11.2018)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0