Классовая борьба в деревне в 20-е годы в СССР

 

Идя навстречу задачам подъема производительных сил деревни, Советское государство разрешило аренду земли. Запрещение аренды при наличии большого числа крестьянских дворов, не имевших возможности (из-за отсутствия или недостатка живого и мертвого инвентаря и рабочих рук) полностью обработать свои земельные участки, затрудняло восстановление и развитие сельского хозяйства.

 

В первые годы восстановительного периода аренда разрешалась на ограниченный срок — до одного севооборота, а в исключительных случаях — до 6 лет.

 

В 1925 г. на основе постановления апрельского пленума ЦК ВКП(б) срок аренды был увеличен до двух севооборотов при многополье, а при трех- и четырехполье — на срок не свыше 12 лет.

 

Подавляющее большинство хозяйств, сдававших землю в аренду, принадлежало беднякам. Арендаторами же были преимущественно середняцкие хозяйства. Однако на долю кулацких хозяйств, составлявших сравнительно небольшую величину в общей массе арендаторов, приходилась примерно 1/3 арендуемых земель. Кулацкие хозяйства, как правило, пользовались арендой, значительно расширяя таким путем свои посевы. С 1923 по 1925 г. арендный фонд увеличился более чем вдвое — с 3,25 млп. до 7,75 млн. десятин. Значительно вырос и процент хозяйств, арендовавших землю.

 

Развитие арендных отношеиий в деревне имело на определенном отрезке времени положительное значение для подъема производительных сил сельского хозяйства, в известной мере способствуя укреплению части бедняцких и середняцких хозяйств. Но вместе с тем оно давало возможность кулакам сосредоточить в своих руках землю. Иными словами, аренда, являясь неизбежным следствием сохранившегося при единоличном хозяйстве неравенства, углубляла это неравенство.

 

В равной степени это относилось и к сдаче в наем рабочего скота и сельскохозяйственных машип и орудий. Значительная часть крестьян, имевших небольшие посевы, прибегала к найму рабочего скота и орудий. Нанимать приходилось, как правило, у зажиточного соседа — кулака. За предоставление рабочего скота и инвентаря кулак нещадно выжимал силы у своих односельчан. Если крестьянин, например, брал у кулака лошадь или жнейку, то он был вынужден отдавать до половины урожая с обработанной площади.

 

Еще более ярким показателем расслоения крестьянства было распространение наемного труда. Наемной рабочей силой пользовались в отдельных случаях (по болезни работников, вследствие ухода на военную службу и др.) бедняки и середняки. Но зажиточные хозяйства, обладавшие крупными посевами, использовали наемный труд систематически и широко.

 

В условиях мелкого крестьянского хозяйства, при наличии частной собственности на средства производства, сохранялась кулацкая эксплуатация.

 

При найме рабочей силы кулаки стремились обойти советские законы, чтобы максимально усилить эксплуатацию батраков. Летом батраки работали в среднем свыше 12 часов в день, а во время жатвы — и по 14—18 часов. Кулаки эксплуатировали труд подростков, всячески урезывали и без того нищенскую заработную плату. Нередки были случаи, когда кулак, пользуясь темнотой и бедственным положением маломощных, нанимал подростков или женщин только «за харчи». Хищническая сущность кулака-эксплуататора оставалась неизменной.

 

Сохранявшееся и возраставшее неравенство в деревне порождало острую классовую борьбу. Накапливался и зрел гнев крестьянских масс против кулачества.

 

Батраки отстаивали свои права, требуя заключения и соблюдения трудовых договоров. Передовая часть батрачества, объединенная в союз работников земли и леса (Всеработзем-лес), проводила стачки, добиваясь улучшения условий труда. Бедняки и середняки выступали против кабальных сделок, навязываемых кулачеством при аренде земли, сдаче в наем инвентаря, предоставлении денежных и семенных ссуд, продаже хлеба.

 

Острая борьба шла с кулаком в связи с его попытками пробраться в Советы и другие организации.

 

Возрастающее значение в организации трудящегося крестьянства приобретали крестьянские комитеты взаимопомощи (кресткомы). Организованные в 1921 г., они быстро получили широкое распространение. К осени 1924 г. в стране насчитывалось около 100 тыс. кресткомов. Они имели общественные угодья, которые обрабатывались совместно. Маломощным хозяйствам оказывалась коллективная помощь. Кресткомы организовывали различные артели и товарищества, прокатные пункты, совместно покупали машины, инвентарь. Кресткомы содействовали, таким образом, развитию коллективных начал в деревне. Объединяя бедняков и середняков, они помогали экономическому и политическому сплочению трудящегося крестьянства против кулака.

 

В условиях советского строя трудовое крестьянство в своей борьбе опиралось на помощь и влияние государства. Государственный кредит, машиноснабжение, государственная регламентация арендных отношений и найма рабочей силы и другие мероприятия поддерживали бедняцко-середняцкую массу.

 

Однако все эти меры не могли ликвидировать имущественного неравенства среди крестьянства. Пока сохранялось единоличное хозяйство, мелкотоварное производство, продолжалось расслоение крестьянства, существовала и развивалась кулацкая эксплуатация, не могла быть ликвидирована крестьянская нужда.

 

Выход был, как и указывала партия, один. Он заключался в постепенном переводе деревни на социалистические рельсы с перспективой полной ликвидации эксплуататорских элементов и превращения мелкого крестьянского производства путем его кооперирования в обобществленное, социалистическое.

Категория: История | Добавил: fantast (04.11.2018)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0