ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ДОГОВОРНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

И.П. Харламов ст. преподаватель КГУ

 

Переход с начала 90 годов XX века на рыночную экономику, естественно изменил и нормативные акты, регулирующие гражданские и хозяйственные правоотношения. Практика применения договорного и особенно обязательственного права в Российской Федерации основывалась вначале на прежнем гражданском кодексе РСФСР, который явно не соответствовал новым экономическим условиям хозяйствования до принятия нового гражданского законодательства РФ - ГК РФ /1/.

 

Законодатель ввел подробное юридическое обоснование и требование к договорным правоотношениям сторон, конкретизировав их в ч.2 ГК РФ.

 

Однако, несоответствие по содержанию объемного нормативного материала привело в одном случае к более подробной и обоснованной юридической трактовке договоров, таких как купли-продажи, поставки, аренды и т.п., практика применения их существенно выросла в настоящее время. Речь, в частности идет о возмездном оказании услуг /ст.779-783 ГК РФ, ч.П/, хотя и со ссылками надр. статьи гражданского кодекса.

 

Свобода договора достаточно четко записана в ст.421, она основана на свободе граждан и юридических лиц заключать договоры как предусмотренные, так и непредусмотренные законом или иными правовыми актами.

 

Казалось бы, что проблем здесь нет, но в действующей нормативной базе заключения договоров и обязательств нет единого требования по содержанию и тем более смыслу этих правоотношений. Особенности современного русского языка, да и любого иностранного, поскольку сделки совершаются и с заграничными партнерами, нередко приводят к казусам, а в судебных спорах - недоказанности своих исковых требований. Чаще всего это противоречия по тексту, повторения в абстрактном виде записи ответственности сторон /стороны/ за невыполнение условий соглашения, незаконченность смыслового содержания предложений в отношении итогового расчета санкций за возможные убытки и т.п. казусы.

 

Таким образом, единой формы нет, хотя многие авторы публикаций издали массовыми тиражами сборники договоров, количественный поток данной литературы вырос со второй половины 90 годов XX века /2/.

 

В сборнике типовых договоров /3/ составитель В.М. Прудников, считаю неудачно ввел термин «типовой», поскольку переход к рыночным отношениям не может основываться на нормативно-правовой основе заключения договора как типовой, т.е. в конечном итоге стандартный, ибо это связано, прежде всего, с атрибутами плановой экономики, которая в момент выпуска издания не действовала в Российской Федерации. Автор не видит разницы между содержанием договора купли-продажи и поставки, объединив их по содержанию не только общими разделами, но и юридическим смыслом.

 

Разница между тем существенна, поскольку продавать и покупать возможно только собственникам, отсюда и терминология «купли-продажи».

 

В jo же время поставлять товар и т.п. может на практике и не собственник, а посредник, уполномоченное лицо по доверенности.

 

Ясно, что здесь и объем юридических прав и обязанностей совершенно неодинаков, все это детализировано в ч.2 ГК РФ /4/.

 

Автор при стандартной авторской записи текстов «типовых» договоров практически не видит разницы когда наступают гражданско-правовые последствия обобщая эти пункты словами «за задержку», за необоснованный отказ (что такое обоснованный и когда он применяется указаний не дано в тексте образцов договоров) /5/.

 

Условно разработанная автором статьи форма любого гражданского или хозяйственного договора должна включать следующие разделы: вводную часть /преамбулу/, условия договора, дополнительные условия и раздел «юридические адреса сторон с банковскими реквизитами».

 

Считаю целесообразным при сравнительно небольших по содержанию договорах - раздел «дополнительные условия» возможно исключить из правоотношений сторон. Автор против таких разделов в любом договоре как «особые условия» /по содержанию это что-то превышающее над всем, что есть в договоре, как и термин «прочие условия» и т.п. как по смыслу «второстепенное»/.

 

Именно раздел условия включает в себя все вышеуказанные юридические основания.

 

Две проблемы по смысловому содержанию договоров должны авторами /предпринимателями, юристами, экономистами, бухгалтерами/ быть исключены при составлении текста, первое это - крайне упрощенное содержание, вторая - слишком подробно и противоречиво детализирована. В первом случае недомолвки исключают наличие прямых доказательств при рассмотрении споров, особенно в арбитражных судах. Во втором случае происходит тот же результат при рассмотрении спорных правоотношений при реальном противоречии /блокировании/ одного пункта другим по тексту договора или обязательства.

 

Таким образом, юридически правильно заключить сделку еще не означает знать содержание норматива, в частности гражданского кодекса РФ, а объективно применять и стилистику современного русского языка, делопроизводство и хотя бы один из наиболее распространенных приемов толкования - пунктуальный /смысловой/ с учетом точки или запятой по тексту договора.

 

Надлежащим образом составленный договор без замысловатых сокращений по содержанию их юридических исключений типа: отсутствие номера организационно-правовых документов, даты, месяца, года регистрации, ф.и.о. уполномоченного лица к заключению сделки и т.п. позволяет реально на практике гарантировать юридическое обеспечение сделки любой сложности и объема финансирования. Наоборот: отношение к юридическому документу строгой отчетности легкомысленно как к «бумаге» оборачивается нередко огромными потерями в денежных средствах, особенно частнопредпринимательских структур в РФ.

 

Автор статьи считает, что необходимо ввести в содержание действующего гражданского законодательства норму, регламентирующую обязательное наличие определенных разделов /глав/ договорных правоотношений, в том числе и нормы преддоговорных отношений сторон.

 

Другой неправомерный подход на йрактике использования формы договорных правоотношений сторон - это утверждение в соответствующих ведомственных приказах и распоряжениях определенной формы /?!/.

 

Так, в сборнике договоров /все виды договоров/, предусмотренных новым ГК РФ, имеются многочисленные примеры этого, например: требование об оплате денежных сумм в соответствии с договором поручения (утверждено приказом Государственного таможенного комитета РФ от 14 мая 1997 года, № 287), то же, например, по утвержденной примерной форме договора банковской гарантии по договору подряда, утвержденной письмом Минюста России от 20.01.1996 г. и т.п. /6/.

 

Поскольку имеет место свобода договора, объективнее и обоснованнее не утверждать в приказах и распоряжениях, а рекомендовать к применению на практике. Полагаем, в указанных выше случаях имеет место превышение компетенции руководителей при коллизии административно-правового акта с гражданским /ГК РФ/.

 

Определяющее значение имеет н толкование договора, общие положения содержатся в ст.431 ГК РФ, т.е. буквальное значение содержащихся слов и предложений. Профессора В.В. Безбах. и

 

В.К.Пучинский подчеркивают «... если толкование по буквальному смыслу употребленных в договоре слов и выражений не позволяет определить содержание договора, то действительная общая воля сторон выясняется с учетом цели договора /7/.

 

На наш взгляд авторы сужают приемы толкования, имеющиеся в теории права, ведя речь только о буквальном смысле, чТо конкретно под этим следует подразумевать - неясно. Но, ведь есть еще грамматический прием, кроме того, возможно ли в этом случае расширительное толкование или только ограничительное - в норме права об этом не говорится.

 

Нельзя согласиться с мнением авторов, что внимание /?!/ при этом должно уделяться всей совокупности обстоятельств, имевших место при заключении договора или способствовавших этому, - переговоры, предшествовавшие договору, но при судебном споре сторон, когда две полярные точки зрения, устные переговоры не являются основанием судебного решения в пользу заинтересованной стороны..., перепиской /?!/... последующим поведением сторон /8/. Как возможно на неконкретных обстоятельствах объективно решить судебный спор?

 

На самом деле речь должна идти о доказательствах: прямых -оригиналов документов, в том числе и договоров, счетов-фактур, накладных и т.п., и т.д. и косвенных, когда оригинал не представлен как доказательство спора в судебный орган.

 

В объективной оценке, в частности действуют ст. 53 - относимость доказательств и ст. 54 - допустимость доказательств /9/.

 

Предметом исследования должна быть практика применения аналогии закона, как и аналогия договорных отношений сторон, поскольку в первом случае это возможно при установлении сходных организационно-правовых отношений различных форм деятельности юридических лиц /10/, в развитии же второго случая норматив отсутствует.

 

При дальнейшем совершенствовании гражданского законодательства должна быть включена норма права, предусматривающая аналогию договора при юридически закрепленном содержании разделов.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (03.07.2019)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0