Гюстав Курбе. Письма

Родителям. 10 марта 1845 г.

 

Маленькие картины не создают репутации. К будущему году я должен написать большую картину, которая покажет меня в настоящем свете. Я хочу всего или ничего. Я могу делать не только маленькие картины. Я способен на большее.

 

То, что я говорю, эт<> не самомнение. Все, кто меня знают и кто понимает искусство, предсказывают мне обеспеченное будущее. На днях я сделал этюд головы2, и когда я его показал г. Эссу3, он перед всей мастерской сказал, что в Париже найдется не много мастеров, способных сделать подобную картину. Он добавил, что если к будущему году я напишу еще такую же работу, я займ> хорошее место среди художников.

 

Может быть, это преувеличено. Но что верно, так это то, что ш дольше чем через пять лет у меня должно быть имя в Париже. Се редины нет, и я работаю для этого.

 

С тех пор как я здесь, я видел не больше двух-трех подлинш сильных и оригинальных [художников].

 

Родителям. Январь 1840 г.

 

[...] Ничего нет на свете тяжелее, чем заниматься искусством, особенно когда его никто не понимает. Женщины хотят портретов бес теней, мужчины хотят выглядеть по-праздничному. Нет способ выйти из положения. Лучше вертеть колесо, чем зарабатывать деньги подбным способом; по крайней мере не надо отрекаться от своих убеждений.

РоОителям. 15 марта 1846 ъ.

 

[...] Нет ничего труднее, чем добиться известности в искусстве живописи и заставить публику признать себя. Чем больше отличаешься от других, тем это труднее. Сами понимаете, что это нелегкое дело заставить публику изменить свой вкус и свою манеру видеть; это значит ни больше ни меньше, как опрокинуть существующее и заменить его другим. Можете поверить мне, найдутся и завистники и обиженные. Как я ни протестую, мне всегда достаются плохие места на выставке. Но я не обращаю на это внимания, этим меня не обескуражишь. Живопись, когда ее постигаешь, приводит в состояние бешенства; это постоянная борьба, можно с ума сойти, честное слово! Несмотря на это, я попытаюсь сделать картину или несколько картин к будущему году.

 

Ф. Кею. 26 ноября 1849 г.4

 

[...] Я взял нашу тележку и поехал к замку Сен-Дени, чтобы писать пейзаж. Недалеко от Мезьер я остановился, чтобы посмотреть на двух человек, разбивающих камни у дороги. Редко можно встретить более полное выражение нищеты, и мне тотчас же пришла в голову мысль о картине. Я уговариваюсь с ними, что они придут завтра ко мне в мастерскую; теперь эта картина уже готова. Она того же размера, что «Вечер в Орнане»5. Не хотите ли, чтобы я Вам ее описал?.. На ней изображен старик семидесяти лет, согнувшийся над своей работой, с поднятым вверх молотком, его тело иссушено солнцем, на голове у него соломенная шляпа. Его штаны из грубой материи все в заплатах; деревянные башмаки в трещинах, и в дырах чулок, когда-то бывших синего цвета, видны пятки. Рядом молодой человек со смуглым цветом лица, с пропыленными волосами; грязная и рваная рубашка обнажает бока и руки. Ремень помочей поддерживает остатки брюк. Грязные кожаные ботинки в дырах. Старик на коленях; юноша стоит позади, с усилием поддерживая корзину со щебнем. Увы! В этом сословии так начинают и так кончают! Там и сям разбросаны их рабочие принадлежности — корзина, носилки, кирка, котелок и пр. Все это происходит под ярким солнцем, в открытом поле, у края придорожной канавы. Пейзаж наполняет холст... [...] Да, мой дорогой друг, я надеюсь осуществить в моей жизни единственное в своем роде чудо, я надеюсь в течение всей моей жизни жить искусством, ни на шаг не отклоняясь от моих принципов, ни разу не солгав перед своей совестью, не написав никогда ни кусочка живописи ради того, чтобы кому-нибудь понравиться, или ради продажи.

 

Кастаньяри. Орнан, 11 октября 1868 г. 7

 

[...] Нет, установленные учреждения, всякого рода академии, деспотичные управления — все это указывает на ложный порядок вещей, ставит прямые препятствия прогрессу. Без февральской революции] возможно, моей живописи никогда бы и не увидели 8.

 

Академик поставлен в ложное положение самой социальной организацией. Как же вы хотите, чтобы этот человек превозносил рождающиеся таланты в ущерб своему собственному значению и согла сился бы заживо быть погребенным. Это означает требовать от человека больше, чем в его силах. [...]

 

[...] Нет, надо, наконец, чтобы кто-нибудь возымел мужество бып честным человеком и сказал бы, что Академия вредное, губительно! учреждение, неспособное осуществить свою так называемую мис сию. До сих пор не было национального искусства, были толью индивидуальные попытки и опыты искусства, подражающего прош лому. Все централизовано [в Академии], и там находились люди которые верили в то, что Рафаэль — само воплощение искусств и чтобы писать хорошо, достаточно ему подражать9. Франция сет час, по-видимому, хочет воскресить дух утерянного hckvcctbj Почему? Потому что у нас есть идея, которую надо прославит! свобода, которую надо установить. Эта вера противостоит древни религиям, создавшим художественные произведения наших музее' Чтобы помочь движению, надо дать свободную дорогу талант народа, убрать интендантов10, покровителей Академии и особенв академиков. Вы можете оставить свободные академии, куда неим щие молодые люди могли бы приходить работать. Открыть музеи -вот все, что вы можете сделать для искусства. [...]

[...] Готовность помочь, которую я испытываю при виде страда щего человека, помешала жизненному благополучию, которого мог бы добиться в жизни. Я ни о чем не жалею. Я боюсь лиг одной вещи: кончить Дон-Кихотом, ибо ложь и эгоизм нераздельны.

 

Обездоленные в обществе еще раз попытались силой освободиться от эксплуатации себе подобными. Но на этот раз — я тому свидетель — вопреки своей воле. Люди 4 сентября толкнули их на это. Это входило в намерения их отвратительной политики. Революция была мирной и пропагандистской, чем и объясняется мое участие в ней. Но, вопреки нам, насилия имели место. Это соответствовало планам гнусного правительства, ибо эти либералы 1830 года хотели июньских дней, чтобы прикрыть свой позор 70-го года.

 

С тех пор как мы виделись, мой дорогой Альфред, я прошел сквозь самые ужасные испытания, какие только могут встретиться человеку в жизни. Я вышел из них, не будем об этом больше говорить. Но достоверно одно, что я спас искусства нации.

Категория: Искусство | Добавил: fantast (29.12.2018)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0