Теодор Жерико. Из рукописного трактата «размышления о состоянии живописи во Франции».

Соображениям о состоянии искусства во Франции, которые я представляю вниманию публики, я намеревался предпослать длинное предисловие; убедившись в его бесполезности, я решил от него отказаться.

 

Предмет, который я буду обсуждать, легко будет понят теми, к кому я имею удовольствие обращаться; для них не будут иметь значение возраст мой и мое звание, раз они оценят намерение мое писать не для снискания похвал или блистательной репутации, но исключительно ради подлинных интересов искусства, чтобы принести пользу тем, кто им занимается: я хочу предложить их вниманию некоторые соображения, которые, может быть, и возникали раньше, но никем не были высказаны; они могут пролить новый свет, сообщить нашей школе новый блеск; они направят усилия соревнующейся молодежи к самой благородной и возвышенной цели нашего искусства, которое ставят ниже поэзии только лишь потому, что оно слишком часто находилось в руках посредственных художников. Я старался, чтобы критика моя, хотя суровая, оставалась беспристрастной. Могу лишь заверить, что ни слабость, ни пошлая снисходительность никогда не повлияют на мои суждения. Я осмелюсь высказать все так, как того требует благородная задача, которую надлежит мне выполнить; я не хочу незаконно присвоенной репутации и отвергаю для своей страны всякую ложную славу, блеском которой можно было бы ее украсить; отвергаю причудливые похвалы талантам, тщеславные списки гениев и напыщенные перечисления шедевров, не существовавших даже в воображении их авторов. Страна наша достаточно богата сокровищами подлинными, чтобы снабжать ее ценностями мнимыми. Я нахожу постыдными старания некоторых людей самые недостатки наши представить как достоинства, как будто какая-нибудь одна нация может соединить все совершенства. Воспользуемся нашими преимуществами — и мы будем значительными; будем поощрять наши подлинные таланты, и нам не надо будет приписывать их целому классу ничтожных людей, желающих доставить славу отечеству своей многочисленностью и стремящихся разделить с гениями почести и славу, им по праву подобающие. [...]

 

[...] Превосходство старых школ, итальянской, фламандской и голландской, настолько признано, что на него можно ссылаться, не рискуя задеть самолюбие кого-либо из художников современных. Ведь некоторые даже перестали восхвалять эти школы и рекомендовать их начинающим художникам, ссылаясь на странное мнение, что возвышению каждой из этих школ способствовал климат ее страны, что Италия, например, производила хороших рисовальщиков, как Америка производит кофе, а влажность Голландии естественно породила колористов. Лучше всяких ученых рассуждений это нелепое утверждение можно опровергнуть тем фактом, что сегодня Италия (в отношении искусства) ниже нас, что у нее нет больше рисовальщиков, а туманы Голландии, по-прежнему влажные, уже не вызывают расцвета школы колористов.

 

Возьму на себя смелость указать совершенно иную причину изумительного блеска, озарявшего эти страны одну за другой: Венеция видела расцвет искусств, когда была богатой и мощной республикой. Голландия, владычица морей, отметила эпоху своего величия шедеврами всех жанров. С утратой этими странами величия и богатства в них исчезли и таланты. В самом мягком климате вместе со свободой исчезли и рожденные ею гении, и древние лавры благословенной Греции не зазеленеют вновь на почве, опозоренной рабством.

 

Не будучи предметом первой необходимости, искусства появляются лишь тогда, когда насущные потребности удовлетворены и когда наступает изобилие. Человек, освободившись от повседневных забот, стал искать наслаждений, чтобы избавиться от скуки, которая неизбежно настигла бы его среди довольства. Роскошь и искусства стали тогда необходимостью и как бы пищей для воображения, которое является второй жизнью цивилизованного человека. Искусства выросли вместе с потребностями и богатством и стали в такой же степени нужны в большом государстве, в какой они были неуместны у народа рождающегося.

 

Многочисленные таланты, составляющие честь Франции в наши дни, являются для меня залогом того, что высказанное мною предположение не будет опровергнуто.

 

Тем не менее мне надо показать, что плохое руководство, плохое использование средств могут повредить национальному духу и могут до известной степени парализовать воздействие причин, которые могли бы обеспечить наше превосходство. Здесь я прошу у читателя полного внимания, а также некоторого снисхождения: в предмете, которого никто еще не осмеливался касаться, я буду встречать трудности на каждом шагу.

 

Категория: Искусство | Добавил: fantast (23.12.2018)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0