Франсуа Рюд. Письмо Мойну. Париж, 26 февраля 1832 года

Как я благодарен Вам, мой дорогой Мойн, за все заботы, которые Вы взяли на себя... Мне хотелось бы с Вами минуту побеседовать, чтобы объяснить все соображения, которые мешают мне участвовать в конкурсе. Я в Париже допустил однажды такую оплошность и не хотел бы в другой раз раскаиваться. Я убежден, что в настоящее время ни один из наших видных мастеров не принимает участия в конкурсах. А те немногие, которые поступили, как я, потеряли к этому охоту. Несомненно, правительство, поняв всю несостоятельность этого метода, откажется от такого распределения заказов. И в самом деле, посредственному художнику может случайно прийти счастливая идея или он может оказаться настолько ловким, что узнает, какие цели и желания преследует жюри, и ему будет легко угодить своим проектом. Для меня такой путь при всех обстоятельствах был бы невозможен. Я никогда не был способен на все эти мелкие происки. Вот почему талант сам по себе никогда не приносит нам блестящих успехов. Но таков уж наш удел!

 

Я еще не все сказал о конкурсах. Я Вам уже говорил, что в том случае, когда все конкуренты выполняют по строго установленной программе один и тот же сюжет, то выбрать придется эскиз, лучший по выполнению. Но то, что хорошо выглядит на эскизе, может быть очень убогим в осуществлении. Давид2 говорил, что он не станет участвовать в конкурсе на фронтон Мадлен, так как некоторые его ученики делают эскизы намного лучше его. Давид — скульптор большого таланта: он профессор и член Академии. Другой художник Академии, тоже профессор, имел неосторожность рискнуть и два раза участвовал в конкурсах. Оба раза он потерпел поражение, хотя обладал несравненно большим талантом, чем победители. Конкурсы целесообразны для школ: лучшая работа там удостаивается награды и этим все исчерпано. Но весьма неосторожно судить по эскизу о том, каков будет монумент, не зная способностей и таланта художника, который будет его выполнять, и, в особенности, если этот художник еще ни в чем себя не проявил.

 

Но довольно об этом» мой дорогой Мойн. Может быть, даже и этого слишком много; я хотел только, чтобы Вы не думали, будто я к этому безразличен. Для того чтобы мне поручили работу над памятником в Дижоне, я готов принести любые жертвы, какие только допустит мое положение. Для того чтобы я мог представить проект, нужно, чтобы на меня возложили эту работу, чтобы я имел непосредственную связь с комиссией, которая осведомит меня о сумме, ассигнованной на памятник, и о месте, где он должен быть воздвигнут. Я сделаю один или несколько вариантов и представлю кому следует на рассмотрение. Если угодно, чтобы памятник был выполнен уроженцем Дижона, то я, без лишнего самомнения, полагаю, что имею на это не меньше прав, чем кто-либо другой. [...]

Категория: Искусство | Добавил: fantast (23.12.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0