Адвентизм и наука

Адвентизм, выступая против науки, научного мировоззрения, вместе с тем считает возможным называть себя «просвещенной религией», а его проповедники охотно используют научные термины и ссылки на «новейшие научные открытия».

Такая противоречивая позиция не случайна.

Идеологи адвентизма считают, что научный и технический прогресс в современном капиталистическом обществе глубоко противоречив. Они констатируют: «Наше время может делить атомы, но не объединять людей; поднять стандарт жизни, но по заполнить сердца людей. Наше время называют атомным веком, временем идей и стремлений. В наше время созданы лучшие школы, быстрейшие автомобили, сильнейшие самолеты и величайшие войны. Наше время победило эпидемии, но не может уничтожить эгоизм; повысило жизненные перспективы, но не учит людей жизни»1. По их мнению, научный прогресс XX в., все достижения научной мысли не в состоянии удовлетворить потребности человеческого сердца, разрешить проблему человека, его социальной и духовной жизни. Однако проповедники адвентизма даже и не пытаются вскрыть истинные причины констатируемых ими противоречий, ибо считают, что эти противоречия являются «знамением времени», олицетворяют «гнев господа», обрушившийся на безбожное человечество.

 

Люди сами виноваты в своих несчастьях, пишет адвентистский писатель Арнольд Мок. С тех пор как Адам и Ева были изгнаны из рая, «все стремления людей направлены к одной цели — построить на проклятой земле искусственный рай, сады которого должны заменить неомраченную красоту райских кущ, потерянную человеком по его собственной вине. На службу честолюбивым целям человека была поставлена техника... Но стал ли человек счастливее? Знает ли он, сколько еще миллионов жизней будет принесено на жертвенный алтарь безмерно больших иллюзий?»2. Где же выход? В обращении к богу. «...Сегодня бог еще призывает людей вырваться из окружения обольстительного материализма,— пишет А. Мок.— Оп призывает прислушаться к его слову и выполнить его план. Этпм люди облегчат свою судьбу»3.

 

Констатируя «бедствия нашего времени», адвентистские проповедники в то же время используют в своих целях достижения технического и научного прогресса. Это обстоятельство заставляет их хвалить «наш просвещенный век, прославившийся замечательными открытиями». Отмечая преимущества, которые дает человеку техника, адвептнсты прежде всего отмечают ту неоценимую помощь, которую она оказывает им в деле миссионерства. В своем выступлении на 48-й генеральной конференции АСД в 1958 г. президент конференции Р. Р. Фигур заявил: «Сегодня мы можем благодарить науку, которая создала возможность достигнуть любой части земли за небольшое время. За баспословно короткое время благодаря развитию эффективных машин можно произвести огромное количество печатных текстов. Голос проповедника благодаря радио проникает к сотням, тысячам п миллионам. С помощью телевидения можно не только слышать, но и видеть проповедника»1.

 

В то же время адвентистские писатели отмечают, что прогресс техники оказывает отрицательное влияние на религиозное сознание верующих, способствует охлаждению религиозных настроений, уводит людей от бога. «Жизнь в XX в. связана с самолетами, кнпо, радио, телевидением, электронным мозгом, космическими ракетами,— пишет вышеупомянутый Мок.— Под их влиянием человек но находит времени, чтобы осмотреться, подумать. Когда же оп придет в себя и откроет свою душу, которая должна быть спасена?»2

 

Отдавая должное научным достижениям, адвентизм стремится модернизировать библейскую картину мира, привести ее в соответствие с современными научными данными. Интересно в этом отношении решение адвентистскими богословами вопроса о наличии других миров. На страницах адвентистских изданий иногда публикуются статьи об «удивительных обитателях, живущих на далеких планетах». Об этом пишет, например, Ганс Тейхман в статье «Есть ли жизнь на других планетах», автор многих статей, интерпретирующих научные данные с позиции адвентистского мировоззрения. Он заявляет: «...после того как было установлено, что не солнце вращается вокруг земли, а, наоборот, земля потеряла свое господство, она стала равной среди равных. Это обстоятельство дает право предположить существование жизни па других небесных телах»3.

 

Итак, адвентистские богословы пе отрицают возможности существования жизни вне земли. Напротив, они даже становятся в позу «борцов» против «невежественных» представлений, отрицающих такую возможность. «Уже одно предположение о том, что бог в течение вечности не мог придумать ничего более разумного, как сотворить мертвые тела, бесцельно движущиеся по небу, является оскорблением творца... Прочь с такой клеветой па мудрость и мастерство бога, с такими презренными представлениями!»4 По их мнению, признание жизни исключительно па земле противоречит идее бога как совершенного и всемогущего существа, противоречит идее божественной гармонии и целесообразности во вселенной. «Можем ли мы считать разумным,— рассуждает Г. Тейхман,— если бы кто-то построил огромный многоэтажный дворец с многочисленными и удивительными постройками только для того, чтобы в нем была заселена одна лишь мансарда? Разумно ли создание мертвых тел, на которых никто не живет и никто не восхваляет бога?» Заявив о возможности жизни на других планетах, адвентистские богословы задают вопрос: кто же населяет их и как там протекает жизнь?

 

При этом, взяв за исходное выдвигаемую наукой гипотезу о возможности жизни на других планетах, адвентистские идеологи создают вымышленный потусторонний фантастический мир, соответствующий адвентистскому пониманию идеальпого общества. Он, по их мнению, является наглядной иллюстрацией той райской жизни, которую обретут в конечном счете праведники1.

 

Вымышленный мир «небесных существ» Тейхмана противоречит не только данным науки, но и библейской доктрине о едином корне человечества, сотворенного богом на земле, об одном-едпн-ственном спасителе, уже однажды по велению бога явившемся на землю и предполагающем явиться вторично. Тейхман сознает свое бессилие в разрешении этого противоречия, поэтому он советует: «...если Библия и не может что-либо сказать об этом, не нужно так настойчиво искать в ней доказательства... Не следует также упорно искать обитателей небесных тел и с помощью телескопов... Чтобы быть деловым п правдивым в вопросе населенности других планет, нужно просто обратиться к вере»2.

 

Итак, обращение к слепой бездоказательной вере — вот единственное средство защиты адвентистского учения о «небесном Иерусалиме».

 

Современные адвентистские богословы уделяют много внимания проблемам, связанным с происхождением и развитием человеческой психики. В связп с этим они все чаще обращаются к психологии. Так, адвентистский богослов У. Фрндлер считает, что психология «представляет для верующего особый интерес, ибо в духовно-душевной сфере психология охватывает и веру. Учение и теория психологии часто совпадают с теми советами, которые дал нам бог»3. Известно, что адвентизм в отличие от других религиозных учепнй отрицает бессмертие души. Западногерманский адвентистский богослов В. Гаугер пишет: «Согласно священпому писанию, только бог и Христос имеют бессмертие. Человек не имеет бессмертной души... Его душа умирает вместе с телом»4. Для «доказательства» взаимозависимости души и тела адвентистские богословы, н в частности Фндлер, ссылаются на прикладную медицину, «обнаруживающую влияние душевного напряжения на страдание тела...»5. Он констатирует, что «сегодня лечение многих телесных болезней с помощью душевного влияния стало составным элементом практической медицины. Причем интересно, что боль, психически обусловленная... может быть вызвана как совершенно телесная слабость»6.

 

Действительно, медицппской практике известно, какое большое значение имеет психическое состояние больного в борьбе с недугом. Однако медицина базируется на научном представлении о человеческой психике, ничего общего не имеющем с религиозным понятием души. Признание смерти или бессмертия души не мепяет существа взгляда на душу как па нечто оторванное от материальной основы, существование которого обусловлено деятельностью бога. Поэтому экскурсы адвентистов в область психологии имеют строгую «границу, за которой психология становится опасной для религии, так как она уводит от бога»1. По мнению Фидлера, богословы в своей деятельности должны использовать только те практические советы психологии, которые «помогают постичь душевное состояпие человека» и «способствуют поддержанию его здоровья», т. е. могут быть использованы в медицинской практике, которой адвентистские проповедники широко пользуются. Отсюда такой интерес у адвентистов к утилитарным, чисто прикладным данным психологии.

 

За пределами утилитарных задач, по мнению адвентистских деятелей, психология бессильна, она теряет всякую практическую ценность, так как «благословение бога всегда останется тайной и не поддастся психологическому исследованию»2, ппшет Фидлер.

 

Рассуждения Фидлера вскрывают специфику адвентистской интерпретации науки: с одной стороны, принятие в прикладных целях некоторых ее достижений, а с другой — принижение ее значения, отрицание моральной ценности научного мировоззрения. Только через откровение п веру могут быть постигнуты «высшие тайны бога», заявляют адвентисты.

 

Как относятся адвентистские богословы к эволюционному учению Ч. Дарвина? На страницах адвентистских журналов не отвергается прямо эволюционная теория, но подчеркивается, что она является «всего лишь гипотезой, выдумкой, предположением, поэтому она не может притязать на научную достоверность. Это философия, а не естествознание. Она недоказательна, ее принимают на веру». Учение об эволюции тоже разновидность веры. «Либо я верю сообщению Бпблип о творении,— пишет Кобиалка,— либо философии развития»3.

 

В 1964 г. «Der Adventbote» в пяти номерах опубликовал статью В. Ноака «Творение и теория развития», в которой автор дал систематизированный обзор истории эволюционного учения от Линнея до наших дней. В статье делается попытка доказать, что дарвинизм устарел, что он несовместим с современным естествознанием. «Теория развития (дарвнппзм),—констатирует Ноак,— и сегодня еще есть дитя XIX века. В то время как другие науки давно уже преодолели XIX век, она все еще живет прошлым. Теория развития возникла на базе исторического и механико-материалистического мышления, сохраняя все его черты. Такое мышление мы считаем ложным»4. Материалистический дух учения Дарвина, его антпгеологическая направленность — вот с чем не могут согласиться адвентистские богословы. Их попытка представить эволюционную теорию развития чуждой современной науке, порождением механистического образа мышления также несостоятельна.

 

В отлпчпе от Кобналки Ноак не настаивает категорически на неизменности всего сотворенного богом. Напротив, он констатирует постоянное развитие и совершенствование в природе. Но он но может согласиться с тем, что такое развитие совершается за счет внутренней закономерности, свойственной самой материи. И это по удивительно, ведь ему нужно как-то совместить признание эволюции в природе с библейским учением о происхождении и сущности жизни. Это обстоятельство заставляет Ноака обратиться к теории витализма, доказывать, что любое развитие руководствуется высшей, преднамеренной целью.

 

Ноак считает, что витализм не только обосновывает идею о высшем руководящем разуме, направляющем развитие, по и способен дать некоторую аргументацию в защиту акта творения. «Если бог способен так долго и целенаправленно продолжать развитие, то почему же нельзя поверить в то, что бог некоторые виды создал сразу, в один раз?!» — восклицает Ноак. Как известно, витализм, ничего общего не имеющий с наукой, отрывает процессы жизнедеятельности от материальных физико-химических п биохимических закономерностей. Разумеется, с подобной «концепцией» развития не может согласиться современное естествознание.

 

Анализ современной адвентистской литературы, издающейся в капиталистических странах, позволяет глубже понять сущность адвентистской идеологии в современном буржуазном обществе, проследить те изменения, которые происходят в ней под влиянием общественных преобразований, под влиянием паучно-технпческого прогресса. Он позволяет уяснить связь религиозных организаций адвентистов с классовыми интересами буржуазии, вскрыть те методы воздействия, которые используются адвентистскими проповедниками в своей деятельности в различных странах буржуазного мира. Изучение адвентистской литературы показывает, что, какие бы новшества ни применяли адвентистские богословы с целью приукрашивания, осовременивания своего учения, пм не скрыть антинаучной и антигуманной сущности религиозной идеологии.

Категория: Религия | Добавил: fantast (23.02.2019)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0