«Опус деи» и светская деятельность католической церкви

И. Б. ЯСТРЕБОВ

Научно-технический прогресс XX столетия привел к серьезным изменениям в мировоззрении и психологии верующих. Рост экономики и культуры в странах социализма, обострение классовой борьбы в условиях все углубляющегося общего кризиса капитализма, огромный размах национально-освободительного движения — все это способствует стремительному проникновению идей социализма, а вместе с тем и атеистических идей в самые отдаленные уголки мира, их преломлению в сознании сотен миллионов людей, в том числе и христиан.

 

Руководители католической церкви вынуждены признать факт усиления индифферентного и отрицательного отношения трудящихся масс к религии.

 

«Удаление церкви от обездоленных является, к несчастью, реальным фактом,— констатирует архиепископ города Мадрида магистр Морцилло.— Объяснить, чем это вызвано, весьма трудно. Тем не менее я полагаю, что среди прочих причин можно назвать и то, что в сфере социально-экономической церковь более говорила об эволюции, тогда как трудящиеся массы с нетерпением, вполне понятным, зачастую стремились к революции». Морцилло считает, что на преодоление существующего ныне разрыва между католической церковью и народными массами «потребуются, может быть, века»1.

 

В стремлении сохранить свое влияние церковь вынуждена искать все новые и новые пути и средства эффективного воздействия на верующих. На протяжении многих веков это влияние в основном поддерживалось и насаждалось с помощью собственно духовного аппарата — священнослужителей, членов монашеских орденов — иезуитов, доминиканцев и др., а также государства. В настоящее время этого уже явно недостаточно. Как указывалось в энциклике Иоанна XXIII «Ад Петру катедрам», «ныне в католическом мире потребности настолько велики и многообразны, что духовенство, монахи, монахини, кажется, не в состоянии удовлетворить их в полной мере. К этому следует добавить, что священники и монахи имеют доступ не ко всем категориям лиц; не все дороги им открыты; многие смотрят на них с презрением или же избегают их, и к тому же нет недостатка в тех, кто относится к ним недоброжелательно и ни во что их не ставит». В силу этого папа рекомендовал создавать объединения из католнков-мирян, которые он квалифицирует как «мирское войско». «Многие виды деятельности, которые в современных условиях могут осуществляться (духовенством) с трудом,— отмечается далее в энциклике,— могут, напротив, с успехом осуществляться мужчинами и женщинами католиками, координируемыми в их работе святыми пастырями и при условии обязательного подчинения им»1.

 

Преодолевая трудности, с которыми католическая церковь в настоящее время сталкивается, она стремится каждого верующего объявить апостолом вероучения, его проводником в жизнь. Поэтому она и возлагает такие надежды на католические светские общественные организации, контролируемые и руководимые ею, на католиков-мирян при выполнении задач политического характера.

 

В этой связи представляет интерес упоминающийся на страницах буржуазной и клерикальной печати католический орден «Опус Деи» (Дело божье), международная ассоциация верующих-мирян, играющая все более возрастающую роль проводника политических идей католической церкви. «Опус Деи» или, точнее, «Светский институт духовного общества святого креста» был основан 2 октября 1928 г. в Мадриде бывшим адвокатом из Сарагосы, ставшим затем священником, Хосе Мария Эскрива де Балаге ром. Фанатичный католик, он тогда заявил, что «церковь нужно защищать с научных позиций», подразумевая под этим одновременно как более гибкую и искусную религиозную пропаганду в гуще населения, так и, по-видимому, качественный состав будущих своих проповедников. Его проповеди впервые были обращены к студенческой молодежи, которая и составляла в ту пору костяк организации.

 

Начав в 1928 г. обработку студенческой молодежи, а в дальнейшем непрерывно расширяя круг своей деятельности, привлекая чиновничество, инженерно-технические кадры, врачей, адвокатов и т. д., Эскрива вплоть до настоящего времени пытается создать из них новые активные кадры, послушные католической церкви.

 

Деятельность организации «Опус Деи» до 1936 г. была почти незаметной. Гражданская война рассеяла мелкие мадридские общины, и Эскрива, бежавший из республиканской Испании, возвратился на родину только с приходом к власти фашистского диктатора Франко. С 1939 г. организация растет численно, возрастает ее влияние, и из небольшого студенческого союза «Опус Деи» превращается в солидную светскую секцию католической церкви. Оживление деятельности «Опус Деи» непосредственно связано с поражением революционно-демократических сил в гражданской войне в Испании. В сложной обстановке опьянения победой одних, отчаяния и порожденного этим поражением чувства неуверенности других организация укреплялась в основном за счет интеллигенции и в весьма ограниченном количестве — крестьян и рабочих.

 

Основатель «Опус Деи» перебрался в 1946 г. в Рим, откуда и по сей день возглавляет руководство институтом. Этот факт, как и все последующее внимание со стороны Ватикана к «Опус Деи», показывает, какое значение придается ему католической иерархией.

 

В 1933 г. Рим неофициально признал «Опус Деи» в качестве «общественного института». В специальной энциклике Пия XII от 2 февраля 1947 г. «Провида Матер Экклезиа» давалось юридическое обоснование подобным институтам, а через три недели «Опус Деи» был официально признан первым светским институтом в системе церкви.

 

Члены «Опус Деи» не живут сообща и не носят какой-либо отличной от прочих людей одежды. В обыденной жизни они ничем не выделяются, не изменяют своей профессии и тем не менее образуют некую символическую «семью», подчиненную совету общества, состоящему из 8 членов, и генеральному резиденту (магистр Эскрива), назначаемому римским папой.

 

В настоящее время институт «Опус Деи» является ассоциацией светских католиков, цели которой (Эскрива при всяком удобном случае настойчиво обращает внимание на ее «надклассовый» и «аполитичный» характер) будто бы исключительно спиритуальные и религиозные: нравствен ное «самоусовершенствование христианина» и «евангели-зация» современного мира, т. е. распространение соответствующего «духу христианских идеалов», «освященного богом» образа жизни на все классы общества, а особенно на интеллигенцию. Члены ее дают три обета: жить в бедности (т. е. придерживаться ограниченного потребления мирских благ), целомудрия (обязательство не вступать в брак) и покорности (повиновение своим духовным наставникам).

 

Первоначально «Опус Деи» мыслился как светская организация, однако с 1953 г. наметилась эволюция этого светского института к клерикализму. В организации существует определенная градация в зависимости от роли, которую тот или иной из ее членов играет во внутренней жизни. В организации почти независимо друг от друга существуют мужские и женские секции. Два из трех «обязательных» обетов на деле редко выполняются. Не говоря уж о первом, в «Опус Деи» теперь принимаются и семейные. Один лишь обет — последний — выполняется неукоснительно: в организации существует строжайшая дисциплина и беспрекословное подчинение младших старшим в духе небезызвестного «Общества Иисуса».

 

Члены института формально свободны высказывать свои личные и самые различные суждения по всем социально-политическим проблемам. Однако его совет 12 июля 1957 г. объявил, что организация «энергично отмежевывается от всякой группы или индивида, которые вздумают использовать имя института в политических целях». Но это осуществляется только на словах, на деле же институт прежде всего активизирующаяся в сфере политики организация, которая является проводником наиболее реакционной политики. В Испании он сосредоточил в своих руках огромную политическую власть.

 

С 1957 г. члены «Опус Деи» входят в состав франкистского правительства и играют в нем ведущую роль. Его «эксперты» и «политики» проникли во все министерства, связанные с экономикой. Фашизм обрек трудящиеся массы Испании на нищету и бесправие. Политический пособник франкизма — «Опус Деи», чтобы отвлечь католические массы от участия в революционно-демократической борьбе, пропагандирует идеи «братства» всех людей, призывает трудящихся к смирению и покорности, стремясь таким образом увековечить эксплуатацию человека человеком.

 

Правда, формально ассоциация не несет никакой ответственности за социальную демагогию Лопеса Родо, верховного комиссара по планированию, усердно восхвалявшего «прелести» плана экономического развития, о котором даже иезуиты в своем органе «Разон-и-Фе» писали, что он ставит своей целью обеспечение максимальных прибылей монополистов.

 

Члены «Опус Деи» в своей мирской жизни испытывают влияние этой организации, где существует строжайшая дисциплина и члены которой дают обет послушания. Статья 3 устава организации требует, чтобы каждый член предоставил себя всецело в распоряжение ордена. А орден в свою очередь заботится и отвечает за него. Уже одно это показывает, насколько относительна самостоятельность членов института в их мирской практике.

 

Если отвлечься от деклараций «Опус Деи» о его «аполитичности», о его целях, якобы лишь религиозных, и обратиться к подлинным фактам, то мы увидим с предельной ясностью классовую роль его в испанском обществе. Некоторые члены «Опус Деи» являются собственниками правительственной вечерней газеты «Эль Алькасар». Под влиянием «Опус Деи» находятся университет в Наварре (университет «Опус Деи»), студенческие общежития, рабочие клубы, орден издает ежемесячник «Нуэстро Тьемпо». В его руках находятся банки, автомобильная фирма, агентство печати «Алас», издательство, кинематографы, отели, туристические общества и др.

 

Его руководители утверждают, что институт не может руководить банками, поскольку это противоречило бы его сущности как религиозной организации. Однако на самом деле уже давно общественное мнение неофициально считает «Испанский народный банк» («Банко Популяр Эспаньолы)) банком «Опус Деи».

 

Реакционно-политические тенденции «Опус Деи» со всей остротой проявляются в сфере образования и культу ры. В 1953 г. Ватикан и Испания подписали конкордат, статья 31 которого гласила: «Церковь может... организовывать и руководить публичными школами любого порядка и любой ступени, в том числе и светскими...»1 Еще в 1952 г. в Памплоне (Наварра) по инициативе «Опус Деи» был основан университет, дипломы которого признаны действительными наравне с дипломами государственных университетов. В 1962 г. Ватикан официально признал университет «Опус Деи», и на его торжествах в Памплоне присутствовал кардинал Оттавиани2. Ныне в университете преподает около 300 профессоров и обучается более 3 тыс. студентов3. Над государственными университетами, колледжами, в студенческих общежитиях «Опус Деи» пытается также установить свой контроль.

 

В борьбе за подчинение своему влиянию университетских кафедр, за вовлечение в свою орбиту студентов орден идет очень далеко. Не так давно, в годовщину столетия со дня рождения испанского философа и поэта М. де Унамуно (1864—1937 гг.), члены ордена выступили в монархистской газете «АВЦ» с грубыми нападками на него, называя его еретиком и плохим испанцем. Многие прогрессивные профессора и студенты, видные деятели науки и культуры Испании встали тогда на защиту памяти испанского философа, ценный вклад которого в культуру несомненен.

 

Франкистский режим вошел в стадию разложения. Повсеместные рабочие демонстрации и стачки, студенческие и крестьянские волнения с выдвижением наряду с экономическими также и политических требований демократических свобод, амнистии и даже свержения диктатуры, ненавистной народу,— все это указывает на рост революционно-демократического движения, до сих пор еще ослабленного поражением в гражданской войне и последующими жесточайшими репрессиями.

 

Несмотря на все усилия клерикализма создавать и развивать организации типа «Опус Деи», за 25 лет своего существования франкизм породил то, что можно было бы назвать «секуляризацией» политических позиций католиков. Известно, что значительная часть католиков в настоя щее время занимает политические позиции, направленные против франкистского режима. Вопреки заявлениям фашистских апологетов быть католиком не значит отождествлять себя с политикой диктатуры. Лучшее тому свидетельство — активное участие католических рабочих организаций ХОАК (Рабочие братства католического действия) и ЖОК (Христианская рабочая молодежь) в общедемократической борьбе против франкизма. Значительная часть оппозиционных сил как раз и состоит из католиков, включая и представителей духовенства1.

 

Эти последние, в основном деревенские или живущие в рабочих кварталах кюре, тесно связаны с крестьянами и рабочими. Многие из них участвуют в антифранкистских демонстрациях, поддерживают стачечное движение. Выражая мнение испанского низшего духовенства, в 1963 г. аббат монастыря Монсеррат А. Эскарре, находящийся в настоящее время в ссылке, заявил о своей солидарности с борьбой астурийских горняков и энергично протестовал против антидемократической политики франкизма2.

 

Несмотря на многолетние узы дружбы, существующие между Франко и католической иерархией, последняя в настоящий момент постепенно и, правда, еще довольно робко отмежевывается от диктатуры, стремясь скрыть следы своего былого сотрудничества с ней и тем самым в будущем застраховать себя от любых неожиданностей и сохранить традиционное влияние в массах.

 

Во время торжественных празднеств по случаю 25-летней годовщины франкизма в передовой статье еженедельника «Экклезиа» — рупоре католической иерархии, хотя и говорилось о «плодотворной» деятельности режима, были, однако, сформулированы следующие требования: обеспечить стране «умиротворение духа», покончить с политикой репрессий, принять закон о преемнике главы государства, образовать действительное парламентское устройство и обеспечить профсоюзные свободы. Здесь же содержались и общие фразы насчет «социальной справедливости». Выступление газеты совпадало с назначением архиепископом мадридским (с перспективой стать главой испанской церкви после смерти ее нынешнего руководителя больного и престарелого 89-летнего кардинала Пла-и-Даниэля) магистра Морцилло, приобретшего себе репутацию «либерала». В своем выступлении по телевидению 27 августа 1964 г. этот архиепископ призвал духовенство «снизойти до уровня бедных»1, чтобы лучше понимать их настроепия и запросы.

 

В лоне испанской церкви имеется влиятельная группа «интегристски» и ультрафашистски настроенных первосвященников, группировавшихся на II Ватиканском соборе вокруг Оттавиани и Руффини, а внутри страны заявлявших о своих горячих симпатиях к каудильо. Однако если оценивать положение в целом, то можно заметить, что под влияпием коренных социально-политических изменений, происшедших и происходящих сейчас в мире в обстановке все нарастающего революционно-демократического анти-франкистского движения, здесь наблюдается сдвиг влево. Испанским «обновленцам», отказавшимся от своей традиционной политики прямой поддержки фашистской диктатуры, присущи реформистские взгляды, близкие к нынешней официальной ориентации Ватикана. Они критикуют «одностороннее обладание средствами производства» и «крупный национальный и интернациональный капитализм», в своем безудержном стремлении к максимальным прибылям «нарушающий евангелические принципы». На II Ватиканском соборе епископ Малаги Герра обратился к главам предприятий, к крупнейшим капиталистам с призывом содействовать осуществлению социальной справедливости, более совершенному распределению материальных благ в пользу трудящихся и отказаться от части своих доходов.

 

Принимая во внимание проявление новых тенденций в католицизме, мы должны учитывать, что нередко они делаются с целью, во-первых, преодолеть существующее отчуждение от церкви народных масс и, во-вторых, помешать последним проникнуться духом социалистических идей. Вот почему некоторые обновленцы активно участвуют в антикоммунистических кампаниях, стремясь помешать борьбе народных масс за их насущные жизненные интересы. Хотя при нынешнем фашистском режиме «Опус Деи» пользуется большим влиянием, было бы ошибочно, однако, полагать, что орден целиком и полностью поддерживает политику Франко и что он не желает какого-либо политического изменения в стране.

 

В отличие от других католических организаций «Опус Деи» никогда публично не заявлял о своей оппозиции фашистскому режиму, с его стороны не было даже малейших намеков на протест против бесчисленных нарушений нрав человека, арестов, пыток, даже когда жертвами этих преступлений были католики. Однако в обстановке всеобщего недовольства, царящего в стране, с одной стороны, и серьезного беспокойства лиц, до сих пор тесно связанных с Франко, о будущем диктатуры, их неуверенности в стабильности режима, подточенного собственными же внутренними противоречиями,— с другой,— в этой обстановке все труднее становится сохранять даже видимость политической индифферентности. Выход из такого затруднительного положения найден: в свете придуманного мифа о мнимой политической самостоятельности своих членов «Опус Деи», скрывая свою классовую сущность, использует плюрализм их мнений; стараясь представить себя надклассовой организацией, он настойчиво подчеркивает присутствие в «Опус Деи» людей различных политических тенденций: фалангистов, либералов, монархистов и т. д.

 

Однако в последнее время наметилась определенная тенденция унификации этого плюрализма (как отражение общественного недовольства) в рамках критики нынешнего режима. С другой стороны, все чаще стали раздаваться нападки фалангистов на «Опус Деи», который обвиняется в стремлении захватить все командные посты в государстве1.

 

В «Опус Деи» действует влиятельная группа (Перец Эмбида, Г. де ля Мора, Кальво Серер, Л. Ибор и др.) монархического толка. Так, Кальво Серер выступает за возвращение Бурбонов к власти, за «традиционную монархию» с «конституционной» структурой, близкой по характеру, «насколько это возможно, к конституционному устройству США». Этот человек, называющий себя иногда «демократом», «защитником свободы», а чаще всего «либералом», заявляет: «Мы войдем в последнее правительство генерала Франко и будем в первом монархическом правительстве...»1

 

При всех условиях «Опус Деи» стремится непременно быть в выигрыше, поэтому он так осторожен и делает ставку как на диктаторский режим Франко, так и на оппозиционную монархическую группировку, возглавляемую сыном свергнутого народом в 1931 г. короля Альфонса XIII дон Хуаном Бурбонским. «Опус Деи» то предлагает «конституционную программу» после ухода Франко с поста главы государства, то монархию и правительство, ответственное перед кортесами.

 

При рассмотрении таких противоречивых позиций может показаться, что налицо две различные тенденции — франкистская и монархическая. На деле же у «Опус Деи» речь идет об оттенках или о двух стадиях (франкистской и послефранкистской) одной и той же политической ориентации. В поисках выхода из затруднительного положения орден пытается незначительными реформами создать «новый» режим, который, утратив свою фашистскую форму, тем не менее устойчиво гарантировал бы господство и прибыли монополистического капитала.

 

Кроме Испании «Опус Деи» проник во Францию, в ФРГ, Англию, Италию и другие страны Западной Европы, в страны Латинской Америки, Азии, Африки и в Австралию2. В 1954 г. ассоциация насчитывала в общей сложности 18 тыс. человек (эту цифру надо учетверить сегодня)3 и объединяла в своих рядах рабочих, крестьян (их немного и не они играют в ней главную роль), но больше всего в ее рядах врачей, адвокатов, инженеров, экономистов, профессоров и студентов. В США «Опус Деи» содействует распространению антикоммунизма, он развил активную деятельность в Нью-Йорке, Чикаго, Бостоне и Вашингтоне. В предместье Мехико «Опус Деи» создал «культурный центр» для рабочих. В Японии при университетах в Киото и Осака центр «лингвистических» исследований, который «помогает» студентам в «поисках истины». В Африке в эпо ху крушения колониализма и образования и развития независимых национальных государств «Опус Деи» занимается миссионерской деятельностью. С этой целью в 1960 г. в Найроби по его инициативе был открыт колледж с соответствующей программой обучения, где преднамеренно были сгруппированы представители различных рас и религий — христиане, мусульмане и последователи индуизма.

 

«Опус Деи» предпочитает не сливаться с католической церковью и действует в рамках светского апостолата. Тем не менее не следует забывать о наличии священников в нем. Во Франции в руках ордена находится Ассоциация университетской и технической культуры (АКУТ), цель которой не ограничивается содействием «образованию студентов и развитию межуниверситетских связей» в странах мира. Начав со студентов, орден пытается вовлечь в свою орбиту интеллигентов, рабочих и крестьян — людей самых различных социальных положений, политического направления и духовного убеждения. Его деятельность проходит в форме встреч в специально созданных им клубах (клубы прессы, спортивные, рабочие), где проводятся циклы бесед, лекций, конференций. «Опус Деи» использует также дома отдыха во время студенческих и иных каникул. В июне 1958 г. он купил журнал «Табль ронд», основанный в 1948 г. Франсуа Мориаком; журнал ныне объявлен органом «европейской христианской культуры». Кроме того, вмешательство «Опус Деи» в общественную жизнь, его реакционный курс в политике породили среди части клерикалов Франции многочисленных противников ордена, осуждающих «интегризм» вообще и «Опус Деи», в частности за его стремление к политическому влиянию, богатство и таинственность.

 

В международном плане ассоциация оказывала и оказывает поддержку реакционным силам. Так, военный переворот в Бразилии и смещение президента Гуларта члены ее квалифицировали как «революцию надежды» и выражали радость по поводу так называемой операции чистки, т. е. массовой расправы над прогрессивными людьми1. Они утверждали также, что «целью Бельгии в Конго была постепенная цивилизация туземцев» или что «в португальской системе нет больше колоний.

Представитель монархического крыла «Опус Деи» Каль-во Серер описывает прелести американской «демократии». Он оправдывает вмешательство США во внутренние дела разных стран мира тем, что якобы американцы спасают их от «коммунистической опасности». В этой связи он выразил сожаление, что Трумэн в свое время не «раздавил» атомными бомбами Советский Союз, который тогда еще не имел ядерного оружия. Кальво Серер выступает за всестороннее объединение спл Запада, для того чтобы «дать отпор коммунизму» п положить начало существованию в мировом масштабе американской эры.

 

На II Ватиканском соборе севильский архиепископ, кардинал Буэно-и-Монреаль, кардинал Квирога и другие испанские «интегристы» вместе со своими союзниками из других стран дали настоящий бой «обновленцам» при обсуждении различных вопросов. Кстати, в официально именуемой «католическим государством» Испании информация о ходе работы собора была далеко не полной. Испанский читатель по отчетам своей прессы мог бы подумать, что «интегристы» побеждали при всех спорных обстоятельствах, возникших на II Ватиканском соборе. Многие газеты печатали пространные речи видных представителей «Опус Деи» Ульястреса п Рубио в поддержку «интегрис-тов», заявлявших, что религиозная свобода, свобода совести разрывает национальное единство и означает измену фундаментальным принципам католичества.

 

Одно из характерных явлений в религиозной жизни современности — падение былого престижа католической церкви среди верующих. Озабоченные этим явлением руководители церкви в октябре 1962 г. созвали Вселенский собор.

 

В глазах трудящихся авторитет церкви существенно подорван ее тесной связью с эксплуататорскими классами, защитой их привилегий и богатства. И ныне церковь в буржуазных странах не отказывается от связей с сильными мира сего. Она стремится скрыть, замазать, замаскировать свое лицо, объявить себя бедной церковью и церковью для бедных.

 

Стремление церкви сохранить влияние на трудящихся развивается в настоящее время в двух направлениях. Первое выражается в политике сделать религию и церковь по форме и содержанию более светской, шире применять светские методы и приемы в своей повседневной деятель пости. Второе, насколько это возможно,— клерикализиро-вать верующих-мирян. В этом смысле светский католический орден как синтез светского и духовного — наиболее подходящая форма религиозной организации, призванная осуществить разрешение поставленных задач.

 

«Опус Деи» находится на переднем плане клерикальной деятельности, которой церковная иерархия придает большое значение и возлагает на нее большие надежды. Члены ассоциации проникают во все сферы жизни, настойчиво насаждая определенное мировоззрение и образ жизни.

 

«Опус Деи» — пособник капитализма и враг трудящихся. Располагая мощной сетью банков, предприятий, печати, своими университетами для богатых, наконец, школой для подготовки кадров предпринимателей, он не только идеологически оправдывает угнетение, но и содействует эксплуатации человека человеком. Его члены были в числе ярых сторонников присоединения Испании к «Общему рынку».

 

Путем утонченной социальной демагогии руководителям «Опус Деи» удалось подчинить своему влиянию некоторую часть католических низов. Однако объективные условия, приведшие к утрате религиозной веры многими людьми, несомненно, окажут решающее влияние и на членов «Опус Деи». Об этом убедительно свидетельствуют события последнего времени, когда студенты «Опус Деи» в Наварре, как и другие студенты-католики, вместе с коммунистами приняли активное участие в общедемократической борьбе против франкизма.

Категория: Религия | Добавил: fantast (23.02.2019)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0