Пятидесятничество и современность в СССР

Процесс осовременивания религиозной идеологии, приспособления форм и методов проповеднической миссионерской деятельности к условиям социалистической действительности затронул и такую специфическую религиозную организацию в нашей стране, как секту пятидесятников.

 

Пятидесятники — одна из наиболее активных современных религиозных сект, возникших на базе протестантизма. Она проявляет свою активность не только на территории СССР, но и во многих других европейских и американских странах. Впервые появившись в последней четверти XIX столетия в США!, движение пятидесятников («Pentecostal Movement») распространилось отсюда в Канаду и Южную Америку, в начале XX в.— в страны Западной Европы, а затем и в Россию. Всего на земном шаре в настоящее время насчитывается около 10 млн. сектантов-пятидесятников.

 

Пятидесятники в СССР представлены в основном последователями следующих четырех направлений.

 

Первое из них—«Церковь божья». Общины пятидесятников этого направления первыми появились на территории России. Они были организованы немцем В. Эбелем — американским миссионером «Церкви божьей» (с центром в г. Андерсоне, штат Индиана), который еще в 1902 г. перебрался из Канады в Ригу. В результате его деятельности пятидесятничество уже в первые полтора десятилетия XX в. распространяется среди немецкого населения, проживающего в Прибалтике, на юге Украины, Кавказе и в Поволжье. Верующие «Церкви божьей» не называют себя иначе как «дети божьи», а иногда «община божья». «Церковь божья» признает христианскую святую троицу. Особенно большое значение она придает учению о так называемом рождении свыше.

 

Другим направлением пятидесятников являются «евангельские христиане-единобожцы», они же «един-ственники», или «иисусовцы». В некоторых областях севера европейской части СССР сторонники данного направления именуют себя «евангельскими христианами в духе апостолов». В Прибалтике, особенно в Эстонии, их часто называют уршанистами, по имени первого организатора американца А. Уршана, побывавшего там накануне первой мировой войны, а на западе страны — по имени другого видного организатора, Н. П. Смородина,— смородинцами. В США и некоторых других странах этих пятидесятников именуют Jesus Only—«единственный Иисус». Они составляют особую группу «унитариан-ских» пятидесятнических церквей, так как отвергают христианскую троицу, а верят только в единого Иисуса Христа.

 

Третье, наиболее многочисленное течение среди пятидесятников — это «христиане евангельской веры» (ХЕВ). Первым и самым авторитетным организатором общин этого направления был И. Е. Воронаев 1 — миссионер пя-тидесятнического «Генерального совета собраний божьих», находящегося в США. По его имени последователей данного течения обычно называют воронаевцами. Иногда их именуют также союзными, поскольку они в 20-х годах имели в Одессе свой центр — Всеукраинский союз христиан евангельской веры. Христиане евангельской веры подобно «Церкви божьей» являются «тринитарианцами», т. е. признают учение о божественной троице.

 

Наконец, последней разновидностью пятидесятников являются «пятидесятники-сионисты». Эта организация возникла в начале 1922 г. среди кулаков и зажиточных хуторян Правобережной Украины — в селах Шмырки и Сергеевке Подольской губернии, ныне Хмельницкой области. Ее основательницей стала пятидесятница воро-наевского толка П. В. Коненкова, активным организатором — бывший евангелист Л. В. Мельник. Это направление пятидесятников, опираясь на книгу пророка Исайи, выдвигает в качестве основного положения учение о земной Палестине с центром на горе Сионе, где будто бы Христом будет построено для пятидесятников-сионистов библейское тысячелетнее царство1. За это их часто называют «палестинщиками». Сами себя они именуют «евангельскими христианами пятидесятниками-сиониста-ми», а в последние два десятилетия в целях конспирации— «божьей партией».

 

Богословская догматика, моральные концепции, религиозный культ и тактика пятидесятников не остаются неизменными. Они по-своему приспосабливаются, нередко довольно умело, к происходящим изменениям в социально-экономической, идеологической и политической жизни. Подобная деятельность идеологов пятидесятников является одной из причин, поддерживающих религиозные верования сектантов среди населения.

В чем проявляются специфические особенности приспособительной деятельности у пятидесятников?

При оценке идеологии пятидесятников, тенденций ее современного развития очень важно учитывать ее буржуазную специфику: ее связь с богословскими традициями протестантизма как буржуазной формы христианской религии, с одной стороны, и обусловленность глубокими социальными противоречиями буржуазного общества эпохи империализма — с другой.

 

Пятидесятничество сложилось и оформилось как особое религиозное течение на стыке двух последних столетий. На его идеологии лежит отпечаток духовного кризиса капиталистического общества в эпоху империализма, в том числе глубокого кризиса христианской религии. Будучи одним из орудий буржуазной спекуляции на религиозных чувствах массы, оно искусственно возрождает некоторые идеи и особенности религиозного культа первоначального христианства, которые в свое время были отодвинуты на задний план господствующей христианской церковью. Перенеся центр тяжести на религиозную экстатику, на мистическую встряску человеческих эмоций, пятидесятничество выступило как своеобразная «новая вера», своеобразная форма удовлетворения потребности в забвении, в иллюзорном освобождении от духовных коллизий, в бегстве от реальной жизни.

 

Пятидесятничество с самого начала выступает как религия, приспособленная к условиям жизни буржуазного общества. Этому приспособлению во многом способствовало то обстоятельство, что пятидесятничество опиралось на традиции так называемого ревивализма — движения за духовное возрождение, обновление личности на религиозной основе, которое стало характерным явлением в религиозной жизни США и Англии1. Пятидесятники унаследовали многие религиозные идеи и социальные утопии ревивализма. Известно, что ревивализм в протестантских церквах и сектах Америки развивался в религиозном отношении на базе идей арминианства *, в процессе борьбы против ортодоксального пуританского кальвинизма. Современные пятидесятники рассматривают кальвинизм наряду с модернизмом своим основным противником в богословии.

 

Главным в вероучении пятидесятников является проповедь «полного евангелия», сущность которого заключается в том, чтобы каждый верующий «в опыте души и в жизни» повторил жизнь Иисуса Христа, пережил то, что испытал Христос. Содержание «полного евангелия», с точки зрения большинства идеологов пятидесятничест-ва, сводится к признанию следующих основных четырех положений: необходимости рождения свыше, крещения святым духом, возможности исцеления верой в Христа различных болезней, ожидания его дотысячелетнего прихода (премиллениализм).

 

Согласно учению пятидесятников, Христос своей жертвой на кресте искупил грехи всего человечества и тем самым открыл людям путь к спасению. Критикуя сторонников кальвинистского учения об абсолютном предопределении, они утверждают, что искупление распространяется на весь человеческий род, что нет предопределенного заранее спасения, оно заслуживается личной верой. Для того чтобы стать «соучастником спасения», надо покаяться. уверовать в Христа, прийти к нему, духовно возродиться с помощью святого духа. Этот выбор определяется не только богом, но и свободной волей человека.

 

Особенность религиозного учения пятидесятников состоит в провозглашении возможности полного освобождения человека от всяких грехов, как накопленных в течение жизни, так и первородного, полученного по наследству. Это освобождение, которое может иметь место в земной жизни, достигается якобы с помощью «духа святого» через духовное возрождение или «рождение свыше». В результате верующий обретает новое, «чистое сердце». Эти идеи пятидесятников в немалой степени обусловили особую привлекательность новой религии среди верующих. Так, в начале XX столетия 58 протестантских наборов, обеспокоенных распространением пятидесятничества в Германии, писали, что «особенно привлекательным для многих и благоприятным для так называемого учения о пятидесятнице оказывается учение о так называемом чистом сердце. Это лжеучение утверждает, что в находящемся под благодатию и освященном христианине уничтожен «живущий в человеке грех»» К Пасторы называли эту идею пятидесятников «фантастическим учением об уничтожении греховной природы» 1 2.

 

Но для того чтобы «рождение свыше» и полное очищение от греха окончательно совершилось, верующий, согласно доктрине пятидесятников, должен «креститься духом святым». В процессе этого крещения — высшей ступени «духовного возрождения» — он наделяется силой «духа святого», которая находит выражение в так называемых «видимых дарах» или «духовных знамениях»: говорении на «иноязыках», способности к исцелению, пророчеству, подобно тому как это случилось с апостолами в день древнееврейского праздника пятидесятницы. Обряд «крещения духом», сопровождающийся «глоссолалией» (говорением на «иноязыках»), пророчествами и т. п., придает особый характер религиозному культу пятидесятников, который сопровождается массовым религиозным экстазом, нередко с явлениями патологии.

 

Провозгласив необходимость «полного очищения» человека от всех грехов «духом святым» и подчинив этому весь культ, всю жизнь религиозной общины, идеологи пятидесятников утверждают, что верующий уже в земной жизни становится «божьим избранником» и наделяется сверхъестественными качествами. И сейчас пятидесятники нередко себя называют «святыми, участниками в небесном звании», «сонаследниками Христу». Благодаря экстатическому характеру религиозного культа пятидесятников иллюзия «полного очищения» принимает у пятидесятников форму реальности, форму непосредственного переживания общения с богом. Они постоянно «видят» и «осязают» бога, «разговаривают» с ним.

 

В социальном аспекте идея «полного очищения от греха» у пятидесятников стала одним из вариантов уче ния о «революции духа», «духовном освобождении человеческой личности» как единственном средстве ликвидации социального зла, которое широко пропагандировалось многими сектантскими религиозными организациями в конце XIX —начале XX столетия. Объективный смысл этого ревивалистского лозунга состоял в том, чтобы угасить революционные настроения массы, направить ее протест против бесчеловечных условий жизни в сторону нравственной реформы буржуазного общества.

 

В начале XX столетия пятидесятники решительно и бесповоротно связывают свою судьбу с фундаментализмом, выступившим за сохранение «исторической веры протестантизма», в защиту «старого Евангелия отцов» 1 от нападок модернистов.

 

Идеологи пятидесятников в СССР разделяют все основные положения фундаменталистской доктрины. Стремясь сохранить в неприкосновенности основное положение христианского вероучения, они идут вразрез модернистской тенденции некоторых христианских церквей, отказывающихся от догматических положений раннего христианства.

 

Так, например, для всех их печатных и устных выступлений характерна вера в абсолютно буквальную истинность, богодухновенность и непогрешимость Библии. «Библия...— утверждают они,— книга, в которой нет какой-либо ошибки, и она заключает в себе чистые и совершенные истины» 2. «Библия,— говорит дьякон карагандинской общины ХЕВ Ф. Г. Б-ов,— является основной энциклопедией христианского вероучения» 3.

 

Пятидесятники в повседневной религиозной деятельности цепко держатся за все догмы священного писания, верят в божественность Христа, его непорочное зачатие, чудеса, воскресение, телесное вознесение на небо, верят в рай, ад и т. д.

 

Однако это отнюдь не означает, что пятидесятники склонны поддерживать все встречающиеся в Библии нелепости. Отстаивая в духе фундаментализма полную неприкосновенность религиозных догматов, содержащихся в Библии, пятидесятники в то же время утверждают, что они не могут противоречить человеческому разуму, науке. Более того, Библия, по их словам, своим содержанием бесконечно превосходит все науки, она выше, полнее любых наук. «Наука Христа,— писал И. Е. Воронаев,— превосходит все науки. Никто не отвращается от Библии потому только, что она не книга ученого, но книга мудрости, она полнее наук. Хочешь ли ты изучить астрономию? Здесь есть она. Библия расскажет тебе о солн^ це правды и о Вифлеемской звезде. Хочешь ли ты учиться ботанике? Здесь повествуется о знаменитом растении, о нарциссе Саронском, о лилиях полевых. Влечет ли тебя к геологии или минералогии? Ты можешь изучить их здесь» К Отдельные места Библии, особенно в Ветхом завете, которые никак не вяжутся с современностью, пятидесятники стремятся толковать иносказательно. Они говорят, что Ветхий завет нельзя понимать буквально, его следует рассматривать как «тень, образ будущих благ», которые господь бог якобы впоследствии прольет на церковь (верующих) в Новом завете.

 

Одним из примеров подобного толкования библейских текстов может служить следующий. Как известно, в книгах Ветхого завета, в частности в книге «Бытие», содержится немало мест, свидетельствующих о наличии политеистических представлений у древних евреев. Само слово «Елохим», употребляемое в 1-й главе «Бытия», обозначает не что иное, как «боги». Как же пятидесятники относятся к этим бросающимся в глаза остаткам политеизма в Библии? С точки зрения идеологов пятидесятни-чества, они отнюдь не противоречат идее религиозного монотеизма, вере в единого бога. «О боге едином в Ветхом завете, — писал Воронаев, — говорится во множественном числе, но не в смысле многобожия, а в смысле многообразия его проявления и откровения» 2.

 

Будучи ярыми приверженцами священного писания, пятидесятники стремятся все свои идеологические нововведения облечь в ветхозаветные и новозаветные форму лы, обосновать их с помощью текстов Ёиблии. Это создает у верующих иллюзию незыблемости и архаичности учения пятидесятников, а следовательно, «истинности» и «исключительности» своей религии. Несмотря на приверженность пятидесятников к букве священного писания, их буквализм очень часто оказывается формальным. Это подтверждается, с одной стороны, тем, что у них систематически меняется толкование одних и тех же текстов Библии, а с другой — тем, что различные течения пятидесятников по-разному интерпретируют одни и те же устоявшиеся формулы священного писания.

 

Для примера возьмем один из широко известных текстов Библии. Во втором послании к коринфянам апостол Павел убеждает членов одной из семи первых христианских церквей не смешиваться с иудеями, а отделиться от них и жить обособленно, не вступая ни в какие компромиссы. Эта его забота в тот период вполне понятна. Последователей христианства тогда было мало, да и у них наблюдались большие колебания и сомнения в истинности новой религии. Чтобы не растерять своих приверженцев, Павел пишет: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмой? ...И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит господь, и не прикасайтесь к нечистому, и я приму вас» (И Кор., 6; 14, 17).

 

Это место священного писания получило в истории христианства уже сотни различных интерпретаций. По-разному толкуют его в своей истории и пятидесятники.

 

В «Кратком вероучении христиан евангельской веры» составленном И. Е. Воронаевым, и «Вероучении церкви христиан веры евангельской, находящейся в СССР», составленном А. И. Бидашем, апостольское послание используется для того, чтобы обосновать невозможность вступления в брак пятидесятников с неверующими.

 

Во второй половине 40-х годов А. И. Бидаш, К. С. Кружко, И. А. Левчук, В. С. Шепель и другие руководители пятидесятничества прикрывали указанным библейским текстом свою раскольническую деятельность, направленную против «августовского соглашения» (1945 г.) об объединении ХЕВ с евангельскими христианами и баптистами. Послание апостола Павла к коринфянам в настоящее время очень часто используется пятидесятническими служителями культа и проповедниками для обоснования своего антиобщественного тезиса о необходимости «ухода из мира», т. е. разрыва верующими связей с социальной средой, с окружающей социалистической действительностью, для нейтрализации влияния научного мировоззрения на верующих.

Характерная особенность современного пятидесятниче-ства в СССР состоит в том, что оно пытается приспособиться к наиболее отсталым, -антиобщественным настроениям, ориентируется на людей с пережитками мелкобуржуазной индивидуалистической психологии, стремится стать идеологической формой для их выражения. В 20— 30-х годах организации пятидесятников в СССР состояли в основном из буржуазных и мелкобуржуазных элементов города и деревни, недовольных социалистическими преобразованиями. У некоторых пятидесятников, особенно у руководителей, вплоть до настоящего времени за религиозными убеждениями скрывается неприятие социалистического образа жизни и морали, противопоставление себя советскому обществу.

Своеобразной чертой идеологии пятидесятников на всем протяжении их истории в СССР является тактика «молчаливого согласия» *.

«Молчаливое согласие» — это тактика большинства направлений пятидесятников в нашей стране, характеризующая их отношение ко всей советской действительности.

Основы тактики «молчаливого согласия» были заложены еще И. Е. Воронаевым. Но окончательно эта позиция пятидесятников сформировалась лишь в 30-е годы, после победы социализма в СССР. Сущность ее заключается в следующем.

 

Пятидесятники не выступают открыто против советских законов, службы в Советской Армии, участия в коммунистическом строительстве, в общественной жизни производственных коллективов и т. д., а передают решение этих вопросов, по словам епископа А. И. Бидаша, «на усмотрение личной совести каждого верующего». Пресвитер общины ХЕВ в поселке Славянка Чимкентской области И. В. М-ий так сформулировал сущность этого приема сектантских проповедников: «На собраниях я выступал с божьим словом, а дальше верующим говорил, чтобы они поступали по евангелию, по велению совести». Верующие должны индивидуально решать, как относиться к окружающей жизни.

 

В качестве основы «правильного, соответствующего слову божию» поведения пятидесятники рекомендуют следующие три библейских положения:

 

1.            «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает» (I Кор., 10; 23). Это абстрактное изречение толкуется ими в том смысле, что пятидесятники могут поступать любым образом, им все «позволительно». Но они должны свою деятельность и поведение лимитировать «полезностью». Так, пресвитер ХЕВ города Караганды А. Н. Д-ов рассуждает: «В принципе мы, верующие, можем бывать в кино, театрах, читать современную литературу, газеты. Однако ко всему должны относиться критически, с точки зрения полезности для совести верующего. Практически же ото не делается, так как... в этом нет для нас никакой пользы». Побуждаемые теми же взглядами, верующие отказываются от вступления в профсоюз и другие общественные организации, от выполнения общественных поручений, не посещают собраний, лекций и т. д.

 

Следовательно, «полезно» для пятидесятников все то, что отрывает их от «мира», что дает им возможность лучше выслужиться перед всевышним. В конечном счете «полезным» для верующих оказывается искусственная религиозная самоизоляция, которая и определяет все их дальнейшее поведение. 2.       Мы «...представляем себя совести всякого человека перед богом» (II Кор., 4; 1 — 2).

 

3.            «Всякий поступай по удостоверению своего ума» (Рим., 14; 5).

 

Эти два библейских положения выражают одну основную мысль — каждый верующий сам определяет степень своей ответственности перед богом. Поэтому у различных верующих может быть различное понимание одних и тех же вопросов. «Понимание пределов исполнения своих обязанностей перед богом, — утверждает дьякон карагандинской общины ХЕВ Ф. Г. Б-ов, — у верующих бывает различное. Это зависит от общего развития самого верующего, его понимания догм священного писания и толкования их проповедниками. В силу этих причин у верующих-пятидесятников бывает различное понимание дозволенного и недозволенного в поведении».

 

«Духовно возрожденные» личности, по мнению пяти-десятнических авторитетов, не могут чувствовать ответственность перед «невозрожденным» обществом. Верующие ответственны только перед богом, и то в зависимости от своей «совести». Одним словом, пятидесятники пытаются узаконить мещанский индивидуализм, ничем не ограниченный произвол в отношениях между людьми, которые совершенно неприемлемы для общества строителей коммунизма.

 

Под влиянием религиозной пропаганды деятелей пяти-десятничества, их идей о скорой гибели всего мирского, о духовном превосходстве верующих, имеющих общение с богом, над остальными людьми, над неверующими, закрепляются и усиливаются индивидуалистические и антиобщественные настроения сектантов. Так, например, пятидесятница-сионистка из Хмельницкой области УССР Е. 3. 3-ля заявляет: «В Палестину можно попасть в том случае, когда мы не будем посещать кино и театры, собрания, где присутствуют грешники; не работать на руководящих должностях; не вступать в комсомол и другие общественные организации; не осуждать людей даже в том случае, если они и виноваты перед Советским государством; не брать в руки оружия и не защищать Родину». Такого рода высказывания наглядно показывают, что скрывается за лицемерными заявлениями главарей пятидесятников, за сектантской тактикой «молчаливого согласия». Процесс приспособления пятидесятников к современным условиям довольно разлосторонен. Он касается не только отношения к науке, коммунизму, морали и т. д., но и религиозного культа.

 

Для отношения пятидесятников к науке в настоящее время характерны две тенденции.

 

С одной стороны, они по-прежнему выступают решительными противниками научного знания, доходят довольно часто до полного обскурантизма. Эта тенденция является доминирующей среди всех пятидесятнических объединений, имеющихся в Советском Союзе.

 

Все достижения пауки и техники рассматриваются пятидесятниками обычно как «знамения последнего времени». Сектант А. И. 3-ов из карагандинской общины ХЕВ заявляет: «Когда мы узнали, что начались космические полеты, мы определили, что последнее время близко». Узнав о запуске первого спутника Земли, пятидесятники в городе Николаеве объявили его «проявлением бесовской силы». Полет советской космической ракеты в сторону Луны некоторые общины пятидесятников встретили тем, что объявили на три дня беспрерывное моление и пост.

 

С другой стороны, пятидесятники пытаются использовать авторитет науки для доказательства догм священного писания. Эти попытки пока очень непоследовательны, но довольно часты. Для того чтобы поставить науку на службу богословию, пятидесятники прибегают к фальсификации науки, часто спекулируют на сложных проблемах естествознания: проблемах происхождения жизни на Земле, человека и т. д. Так, например, проповедник Г. Н. Т-ев (г. Чимкент) заявил, что «в силу воздействия бога атеисты начинают переходить к истине. Истина зафиксирована в Библии. Раньше говорили, что человек произошел от обезьяны, а теперь наука отрицает это (?). Учение Дарвина опрокинуто (??). Оказывается, человек сотворился из живой клетки, т. е. от Адама, что приводит к евангельскому учению о сотворения человека по велению бога».

 

Подобные бессвязные и невежественные рассуждения еще порой встречаются в проповедях, обращениях к сектантам, среди которых много малограмотных и неграмотных людей. Нередко в сочинениях и беседах пятидесятники ссылаются на великих ученых, философов, писателей, которые были верующими или проявили определенную непоследовательность в вопросах борьбы с религиозным мировоззрением. При этом очень часто пятидесятники идут на прямую фальсификацию исторических фактов, выдавая за верующих тех известных людей, которые ими никогда не были. В многочисленной рукописной пятиде-сятнической литературе при обосновании догм вероучения без конца встречаются ссылки на «верующих ученых»

 

Ч.            Дарвина, М. В. Ломоносова, И. П. Павлова, поэтов А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, писателя М. Горького и др. Последним, как правило, приписывается «раскаяние» и «признание бога» «перед смертью».

 

Пытаясь что-то противопоставить притягательной силе коммунистических идей, идеям создания счастливой жизни на земле, которые находят отклик и в сердцах верующих, пятидесятники выдвигают свой религиозный идеал и таковым провозглашают «тысячелетнее царство Христа на Сионе».

 

Они объявляют Сион «обетованной землей», а веру в тысячелетнее царство Христа делают обязательным членом своего «символа веры». Они рисуют это тысячелетнее царство как период всеобщего благоденствия, когда «горы будут истекать вином», «пустыня будет цвести, как роза», «иссушенная земля станет прудом», а «волки и овцы будут вместе». Царство Христа на Сионе представляется ими как идеал общественных отношений, где личные, семейные, политические, экономические и другие проблемы будут разрешены и все будут довольны всем.

 

Проповедуя идею царства на Сионе, пятидесятники спекулируют на неудовлетворенности ряда верующих своей жизнью, отношениями с окружающими людьми и т. д. Они стремятся внушить верующим мысль о бесполезности борьбы за построение на земле справедливого общества, поскольку эта борьба не опирается на веру в бога.

 

В настоящее время идеологи пятидесятников все чаще и чаще обращаются к вопросам морали, этики, хотя главным у пятидесятников является не морализирование, а проповедь получения от духа святого в состоянии экстаза так называемых харизматических даров, особенно дара говорения на иных языках, и их использование верую щими в повседневной религиозной жизни. Это экстатическая секта.

 

Наиболее характерным для сектантских руководителей в области этики является стремление оторвать, изолировать нравственное воспитание от влияния общества, социального прогресса. Они утверждают, что, поскольку мораль является не социальным продуктом, а божественным установлением, общество никоим образом не должно вмешиваться в вопросы нравственного воспитанпя. Мораль индифферентна к общественному прогрессу, а последний в свою очередь не может способствовать улучшению нравственных качеств людей. Развитие науки, техники, материальной и духовной культуры идет само по себе, а нравственное совершенствование — само по себе под влиянием религии. Проповедник единобожцев из Целинограда П. Н. Р-ев заявляет: «Познание физических законов, совершенствование техники и наилучшее использование материальных благ... не может управлять, воспитывать человека в идеалах нравственности, не может раскрывать законы духа, обогащать человечество духовными благами».

 

Стремление пятидесятников вывести нравственное воспитание из-под влияния всей совокупности общественных отношений хорошо видно на отношении пятидесятников к советской школе (средней и высшей). Закон о всеобуче обязывает их посылать детей в школу, а буквальные требования секты запрещают это делать. Наиболее фанатичные родители, следуя строго букве вероучения, идут на нарушение закона и всякими неправдами держат детей дома.

 

Основная же масса сектантов проявляет больше гибкости в этом вопросе. Они утверждают: «Пусть школа учит детей, а воспитывать их мы будем сами». По мнению проповедника П. Н. Р-ва, «школа, обучающая познанию материального мира... некомпетентна в познании духовного мира... она бессильна поэтому воспитать человека нравственно, высокоморально. Этот пробел, эту пустоту, недостаточность может заполнить только церковь». Поэтому большинство пятидесятников, как правило, разрешают своим детям учиться, но всячески препятствуют их коммунистическому воспитанию: запрещают вступать в пионерскую организацию, в комсомол, не разрешают участвовать в школьных мероприятиях, читать «мирские» книжки, жур налы, газеты, ходить в театры, кино, на концерты, смотреть телевизор и т. д. Они всеми силами навязывают молодежи свои религиозные нравственные убеждения, используя для этого все средства воздействия: семью, молитвенные собрания, куда родители-сектанты приводят детей, специальные «духовные школы», в которых организуется «обучение» молодежи «закону божьему», различные массовые мероприятия, проводимые общиной,— кружки религиозной художественной самодеятельности, духовные концерты и т. п.

 

Характерной особенностью современной деятельности пятидесятников является стремление к максимальной эмоциональной насыщенности религиозного культа с целью усиления воздействия на верующих. Они хорошо понимают, что подавляющее большинство верующих — неграмотные и малограмотные люди, расположенные больше к непосредственному эмоциональному восприятию, чем идеологическому воздействию, и что, следовательно, религиозное влияние на них легче проводить силой эмоциональных средств, нежели логических выкладок и строгой аргументации.

 

Руководители пятидесятников постоянно совершенствуют систему психологического воздействия на верующих, используя для этого самые разнообразные приемы и методы. Особенно большое значение идеологи пятиде-сятничества уделяют вопросам внушения и самовнушения. Они постоянно беседуют об этом с верующими, пишут для служителей культа специальные разработки, в которых дают множество рекомендаций об улучшении использования этих психических феноменов. В последнее время много внимания уделяется «мастерству» проповедников, организации выступлений на молитвенных собраниях детей, разработке сценариев праздничных молитвенных собраний.

 

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с жизнью сектантских общин,—это многочисленность и длительность молитвенных собраний. У большинства пятидесятников они проводятся ежедневно или не менее трех раз в неделю в вечернее время. Во многих общинах собрания проводятся по два раза в день: перед работой, обычно с 5—6 часов утра, и после работы, с 8—10 часов вечера. Собрания длятся по два, три и более часов. В воскресные и праздничные дни собрания у пятидесятников прово дятся по 2—3 раза в течение одних суток, общая их длительность достигает 8—12 часов.

 

Большое внимание на молитвенных собраниях уделяется созданию у верующих повышенного религиозного настроения. На молитвенных собраниях систематически выступают «пророки», которые или обличают отдельных верующих в «грехах», или предсказывают «скорый конец света», «гибель этого мира» и т. д. Речи ораторов обычно бывают краткими, но прочувствованными, зажигающими. Много времени отводится горячим индивидуальным молитвам и пению религиозных гимнов с музыкальным сопровождением. Хор, музыка и другие средства искусства — все это имеет одну цель: эмоционально подготовить верующего к религиозному экстазу. Современные пятидесятники уделяют этим средствам эмоционального воздействия очень большое внимание, считая, что «в деле распространения царства божия пение и музыка занимают одно из первых мест» 1.

 

Характерной чертой современных молений пятидесятников является то, что религиозные гимны исполняются порой на мотивы русских народных и советских песен, маршей и т. д. Так, например, один из гимнов исполняется на мелодию известного «Авиационного марша». В гимне сохранены не только мелодия, но и отдельные слова этого марша: «Все выше, и выше, и выше стремимся мы ввысь к небесам, мы слово господнее слышим, зовущее нас в Ханаан». Подобное использование популярных в народе песен и мелодий — характерная особенность приспособления пятидесятников в области религиозного культа.

 

Многочисленные и эмоционально насыщенные молитвенные собрания «съедают» весь «досуг» пятидесятников, все их возможности для физического, умственного и эстетического развития. Они порабощают человека, делают его земное существование скучным, однообразным, беспросветным, отнимают у человека право на личную жизнь. Но именно этого и добиваются сектантские вожаки. Чем меньше человек живет для себя, чем больше он «радеет» для бога, тем более он послушен воле руководителей пятидесятников.

 

Рассмотрение идеологии, деятельности и культа современного пятидесятничества показывает, что и здесь про цесс приспособления имеет место, хотя и менее заметно, чем, например, в баптизме. В пятидесятничестве прослеживается ассимиляция отдельных идей раннего христианства, некоторых традиций протестантского ревивализма, а также некоторые нововведения, вызванные специфическими условиями социалистической действительности. Эти изменения должны стать объектом пристального внимания атеистов. Без этого немыслима современная наступательная и действенная научно-атеистическая пропаганда.

Категория: Религия | Добавил: fantast (14.02.2019)
Просмотров: 43 | Рейтинг: 0.0/0