О богословской концепции «законопослушности природы»

 

Попытки модернизации религиозно-телеологических представлений о природе находят яркое выражение в так называемой концепции законопослушности природы, наиболее часто встречающейся в современной богословской литературе.

 

Сущность ее состоит в объявлении законов природы чем-то стоящим над природой и созданным по воле бога. Как пишет «Журнал Московской патриархии», «все законы мира — это мысли божьи, по которым устроен мир» К

 

Богословское учение о «законопослушности» природы является важнейшей составной частью христианской «натурфилософии». Религиозные проповедники ведут активную пропаганду этого учения, преподнося его верующим как абсолютную истину или, точнее, как откровение свыше. Вот как, например, представляют себе закономерный характер природы идеологи евангельских хри-стиан-баптистов: «Бог пребывает... во всей безграничной Вселенной... Духом своим наполняет всю Вселенную... Он высший разум, он является источником закономерности. Он придал материи закономерное, разумное движение» 1 2. Православный богослов В. Муратов пишет, что промысл бога в мире «проявляется в действии естественных сил и законов, вложенных творцом в природу... Естественные силы природы являются в этом случае лишь орудиями воли творца»3. В этом суть учения о «законопослушности» природы.

 

Содержание этого учения и основная аргументация в его защиту наиболее полно изложены католическим богословом К). Данзасом. «Безумен тот,— пишет он,— кто в непостижимой необъятности мироздания не видит самого очевидного: мировой законопослушности, т. е. незыблемых законов, управляющих всем круговоротом материального естества,— законов, не вытекающих из этого естества, а господствующих над ним, следовательно, предписанных ему непостижимой волей. Говорить, что эти законы создались сами собой, просто абсурд. В безбрежных безднах мирового пространства движутся неисчислимые и неизмеримые сонмы миров с точностью часового механизма... Представлять себе этот законопослушный мир как результат случайного сцепления атомов есть совершенная бессмысленность. Случайность могла породить только хаос, а не стройный порядок» К

 

Но разве из того »факта, что (в природе действуют законы, следует вывод, что они созданы богом и навязаны затем природе? Современное естествознание показывает полную несостоятельность подобных утверждений. Положение о вечности материи и закономерном характере ее движения и развития — это не предмет веры, не догма, а вывод, к которому приводят все научное познание и практика. Никто из противников религии никогда не утверждал, что законы природы «создались сами собой». «Последовательная наука не знает никаких исключений в смысле признания до- и внематериальных событий, всеобщих первоначал и исходных состояний, не подчиняющихся никакой закономерности» 1 2.

 

Законы природы являются выражением внутренне необходимых взаимосвязей и взаимодействий между всеми предметами и явлениями материального мира. Эти взаимосвязи и взаимодействия не созданы никем. Они присущи самой природе и -так же вечны, как и материя. Что касается смены одних законов другими в процессе развития материи, то такая смена связана с изменением структуры материи и форм ее. Закономерный характер природы не является результатом «случайного сцепления атомов». Еще Демокрит говорил о необходимости в природе. Приписывание своему противнику несвойственных ему взглядов и затем критика этих взглядов — характерная черта всего богословия. Идея о том, что природа возникла из хаоса и была устроена затем богом,— чисто богословская идея, религиозная догма, на которой и строится все учение о '«законопослушности» природы.

 

Аналогичных воззрений на происхождение законов природы придерживается православный священник Л. Гайдукевич. По его мнению, законы природы «образуют собою постоянно повторяющиеся способы того, как совершаются явления природы, и притом такие способы, которые вовсе не подразумеваются в самих вещах, образующих природу, а как бы присоединяются к ним откуда-то извне» К Здесь опять-таки отделяется «материя от законов ее движения и развития, что приводит к бессмыслице. Но Л. Гайдукевич не ограничивается этим. Он утверждает, что «законами природы нельзя объяснить... их собственного существования» 1 2 и что это якобы можно сделать только с позиций религии. Формальнологически можно, конечно, ставить любые вопросы при рассмотрении природы, в том числе и вопрос о причине существования самих законов природы. Однако не всякий вопрос имеет смысл. Наука объясняет природу многих законов другими, более глубокими законами. Например, периодический закон Менделеева объясняется законами атомной физики, законы классической механики объясняются на основе действия законов релятивистской механики. В этом смысле одни законы природы в принципе можно объяснить действием других. Но вопрос о том, почему вообще существуют законы, не имеет смысла. Утверждение же богословов, что законы природы созданы богом, представляет собой ничем не обоснованную догму.

 

Несколько иной путь для обоснования учения о «законопослушности» природы избирает В. Зеиьковский. Он берет часто встречающееся выражение «(природа подчинена законам» и говорит, что подчинять себе что-то, иметь власть над чем-то может только высшее, разумное существо. Отсюда, по его мнению, следует, что законы природы — это живая связь природного бытия с тем, кто его создал, т. е. с богом. Ложность такого понимания законов природы очевидна, так как оно основано на грубом антропоморфизме.. Эти рассуждения В. Зеньковокого напоминают заявления некоторых верующих о том, что всякий закон предполагает законодателя. Неправильное отождествление законов природы и законов юридических позволяет сделать вывод, что бог является законодателем природы.

 

Вопросы богословов: почему мир повинуется законам? откуда эти законы и почему они имеют власть над материей? чем объяснить, что материя строго подчинена законам? если материя сама себе предписывает законы, го не обладает ли она свойством разумности? и т. п.— сами по себе не имеют смысла, так как в них уже заранее включено сложное утверждение, что материя пассивна и бесструктурна, а законы привнесены в нее извне. Объективные законы выражают извечно присущие материи свойства — активность и структурность. «Тот, кто спрашивает о происхождении Вселенной, происхождении материи, происхождении законов природы, тот покидает... твердую почву науки и, стремясь уйти от материализма, переходит в лагерь идеализма... На свои вопросы о происхождении он получает не плоды познания, а прах пустых слов» 1. Ставя ложные вопросы, богословы толкают читателя на ложные выводы.

 

Представления богословов о том, что законы природы созданы богом, отнюдь не исчерпывают всего содержания учения о «законопослушности» природы и даже не являются в нам главными. Более того, с точки зрения христианских богословов, они недостаточны, поскольку не исключают деистического понимания природы. Главными в богословском учении о «законопослушности» природы являются представления о законах природы, порядке ее и т. д. как о чем-то духовном, как душе мира, воле бога, божественном плане, цели. Иными словами, законы природы — это постоянно действующий в природе промысл бога, реализующий определенные цели. В этом состоит основное содержание и смысл богословского учения о «законопослушности» природы.

 

Согласно утверждениям католического богослова Ю. Данзаса, «телеологические представления не произвольны, как уверяют марксисты, а, наоборот, основаны на ясной последовательности разумного суждения» 2. Законы природы, по его мнению,— это также проявление надмировой свободной божественной воли и осуществление начертанного ею неведомого нам божественного плана. Эти законы не только управляют материальным миром, но и ведут все бытие по воле его создателя к ему одному известной цели, выполняя какое-то неведомое нам предназначение. В эволюции всей мировой жизни, пишет Ю. Данзас, «самым несомненным фактом... является ее законопослушность,— а законопослушность сама по себе есть несомненный признак целеустремленности» К Таким образом, целеустремленность природы богослов (пытается доказать через законопослушность, а законопослушность — через целесообразность. Получается замкнутый круг. К этому и сводится вся «ясная последовательность разумного суждения» у Ю. Данзаса. Никаких других аргументов в защиту телеологии у него нет.

 

Некоторые православные богословы, исходя из представления, что природа не способна к самостоятельному существованию, утверждают, что законы природы — «мысли творца, погруженные в космос». По их мнению, это и предохраняет природу от гибели и обеспечивает ее целостность, устойчивость и закономерное развитие. «Сохранение мира,— пишет православный священник В. Муратов,— необходимо вследствие его тварной ограниченности. Ведь мир произошел из ничего. Происшедшее же из небытия по природе стремится к небытию, и только в боге, имеющем абсолютное бытие, мир сохраняется, питаясь и иоддерживаясь им, как река от неиссякаемого источника» 1 2.

 

Но нуждается ли природа в боге, чтобы существовать? Современное естествознание дает отрицательный ответ на этот вопрос. Мир бесконечен и неисчерпаем. Он заключает в себе все возможности и совершенства. И когда пишет богослов или говорит религиозный проповедник, что «в мире все удивительно и целесообразно устроено, начиная от простой былинки и кончая мириадами звезд», то эти слова имеют лишь смысл как образное, эстетическое восприятие природы и рассчитаны на то, чтобы более эффективно воздействовать на чувства верующих.

 

Природа не содержит в себе никаких целей, и поэтому неправомерно употреблять понятие «целесообразность» по отношению к ней. Это понятие имеет антропоморфическое происхождение и телеологический смысл. Даже по отношению к живой природе понятие «целесообразность» можно применять очень условно. Цели могут возникать только в голове человека, целесообразной может быть только человеческая деятельность. Но и в сознании человека цели возникают не просто так. Они имеют материальное происхоад&ние. В. И. Ленин писал, что «цели человека порождены объективным миром и предполагают его, находят его как данное, наличное. Но кажется человеку, что его цели вне мира взяты, от мира независимы («свобода»)»1.

 

Пытаясь доказать, что творение богом природы, вся ее творческая эволюция и законопослушность имеют целевой характер, христианские богословы не могут сказать ничего конкретного об этой цели. Некоторые из них видят цель и смысл творения и эволюции природы в осуществлении «царства божьего», в «божественном самопрославлении и господстве». Другие ссылаются на неопределенное «царство божье» или признают бессилие человека познать, «для чего создан мир и какова конечная цель материальной эволюции» 2. Христианские богословы лишь призывают верить в существование этой цели.

 

Таким образом, новые попытки христианских 601ГОСЛО-вов приспособить религию к основным идеям современного естествознания полностью несостоятельны. Дело здесь не в способностях богословов, а в том, что принципиально невозможно «из начала разума объяснить предмет веры» или «при свете божественного откровения созерцать предмет знания». Попытки богословов подвести естественнонаучную и философскую основу под догматы религии никогда не могут быть успешными вследствие противоположности и непримиримости веры и знания.

Категория: Религия | Добавил: fantast (13.02.2019)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0