Главная » Статьи » Наука » Философия

О философском анализе понятий «социальное» и «биологическое» в исследованиях проблемы человека

О философском анализе понятий «социальное» и «биологическое» в исследованиях проблемы человека

Б. Д. Муранов

Комплексное исследование человека в философии и естествознании имеет практическую значимость, выступая составным компонентом целостного процесса формирования всесторонне развитого человека, «сочетающего в себе духовное богатство, нравственную чистоту и физическое совершенство». Причем нельзя не отметить, что формирование комплексного подхода к анализу проблем человека связано с необходимостью дальнейшего совершенствования категориального аппарата, соотношения общих и частных методов научного познания. Данный процесс неизбежно сопровождается разработкой понятий, значение которых выходит за рамки отдельных социальных и естественных дисциплин. Именно в этом плане и могут рассматриваться понятия «социальное» и «биологическое».

В настоящее время философы и социологи, психологи и педагоги, антропологи и медики, биологи и генетики, представители других научных дисциплин широко обсуждают вопрос о соотношении социального и биологического в развитии человека. Например, в результате систематизации и классификации основных способов концептуального решения этой проблемы установлено, что в настоящее время существует семь основных типов, а среди них 15 вариантов подходов к пониманию механизма связи социального и биологического в человеке1. Это положение в значительной степени обусловлено своеобразием самого объекта познания, характером и потребностями общественной практики, а также используемым понятийным аппаратом.

 

На наш взгляд, важное методологическое значение при применении понятий «социальное» и «биологическое» к изучению проблемы человека имеет четкая дефиниция самих понятий, выявление научного содержания их, поскольку именно недостаточно определенное содержание, объяснение и истолкование этих терминов, их взаимосвязи сказывается на философско-социологических и естественно-биологических методах, используемых современной наукой. Для более глубокого исследования сущности затронутых вопросов следует рассмотреть некоторые моменты генезиса и использования понятий «социальное» и «биологическое» в истории философии, особенно в трудах основоположников марксизма-ленинизма.

Некоторые моменты постановки проблемы в домарксистской философии

Возникновение и развитие философии и естественных наук есть внутренне единый и взаимосвязанный процесс исторического развития человеческого познания. Борьба материализма и идеализма развертывалась по всем вопросам науки и философии.

 

Исторчески изменялись различные философские теории и системы, но постоянно при выяснении вопросов происхождения и формирования человека, равенства и неравенства люден изучалось соотношение общественного (социального) и природного (животно-биологического) в качестве объективных сторон человеческого бытия. Понятия «социальное» и «биологическое» истолковывались домарксистскими философами или слишком широко, или, напротив, слишком узко, ограниченно. Последнее истолкование характеризовалось тем, что «природное» («естественное») выступало подчас как главное родовое понятие, опираясь на которое, пытались выделить отличительные (видовые) признаки человека в сравнении его с животными или богами. Если сравнение человека с животными ставило перед философами вопрос о пространственно-временных параметрах отличий общественных явлений от животных, что и привело к плодотворному познанию ряда человеческих способностей, то в плане соотношения человеческого и божественного выдвигались положения об ограниченности человеческих способностей. Еще в первых попытках философского анализа соотношения биологического и социального в человеке содержались предпосылки к выделению двух рядов понятий для объяснений истоков развития человеческого. Понятия животное (биологическое), телесное, физиологическое рассматривались как выражающие естественные природные связи, а понятия духовное, психическое, нравственное, политическое — как объясняющее общественное (социальное) в человеческом бытии.

 

Выделение этих двух рядов понятий было осуществлено древнегреческими философами (Демокрит, Эпикур) на основе умозрительного рассмотрения и объяснения мира. Были поняты различия и в то же время связь между явлениями живой природы и общества, а также между процессами, протекающими на уровне телесной организации человека и его психической жизни.

 

В процессе исторического развития философского познания человека понятия «животное» и «общественное» подчас выступали как обозначение взаимоисключающих сторон человеческого бытия. Абсолютизация одной из этих сторон служила идеализму, абсолютизация другой вела к вульгарному материализму.

В философском учении Платона понятия «животное» и «общественное» впервые стали рассматриваться как отражающие противоречивые, враждующие стороны человеческого бытия. Причем у Платона отсутствует исторический подход к анализу человека и его способностей, которые были сведены только к духовному, а животное анализируется как природно-животное вообще. Следует отметить, что подобный подход к определению понятий «животное» и «общественное» при анализе абстрактно взятого человека в дальнейшем был присущ различным представителям идеалистических и дуалистических течений в домарксистской философии. Напротив, у представителей материализма, начиная с Ф. Бэкона, когда бытие абстрактного человека рассматривалось как составная часть природы, наблюдается в основном тенденция сужения объема и обогащения содержания понятий «общественного» («социального») и «животного» (биологического). Так, если представители натурализма рассматривали биологическое в человеке как природно-животное вообще, то у представителей философской антропологии второй половины XIX в. (Л. Фейербах, Н. Г. Чернышевский и др.) биологическое понимается в качестве природно-человеческого, то есть как синтез животного на человеческой ступени организации природы.

 

При анализе понятия «общественное» в человеке представители домарксистского материализма, отрицая божественное предустановление общественного устройства, пришли не только к рассмотрению «общественного» как модификации природно-животного или соглашения между людьми, но и само «божественное» стали понимать как отражение в духовной деятельности людей земной жизни абстрактно взятого человека. Данная позиция была направлена против сохранившейся еще со времен средневековья трактовки человека в качестве орудия бога на земле и создавала теоретические предпосылки для создания новой диалектико-материалистической концепции человека.

 

Но по причине метафизического подхода к анализу «чувственно-телесного» человека вообще в антропологическом материализме эта концепция человека не была окончательно сформирована, поскольку социальная сторона его земной жизнедеятельности не была попята и раскрыта.

 

Представители идеалистической философии, абсолютизируя духовную сторону жизни общества, пришли к обоснованию бестелесного субъекта действия в человеческой истории, развивающейся независимо от природных явлений (Г. Гегель. «Абсолютная идея»). Не случайно В. И. Ленин, анализируя ход развития философских и социологических учений, отмечал несостоятельность взглядов тех, кто исписал «груды бумаги о том, что область общественных явлений выделяется особо из области естественноисторических явлений»1. Но наряду с этим В. И. Ленин писал об узости «антропологического принципа» Фейербаха и Чернышевского в философии при анализе конкретных общественных (социальных) явлений жизни человечества, так как «и антропологический принцип и натурализм суть лишь неточные, слабые описания материализма»2.

 

О формировании диалектико-материалистической концепции человека

 

Натурфилософские идеи о единстве животного и общественного в происхождении, развитии и формировании человека были впервые сформулированы еще Лукрецием Каром в поэме «О природе вещей». Но вывод о диалектико-материалистическом единстве биологического и социального в жизнедеятельности человека был впервые сделан марксизмом. «Ни природа в объективном смысле, ни природа в субъективном смысле, — писал К- Маркс, — непосредственно не дана человеческому существу адекватным образом и подобно тому, как все природное, должно возникнуть, так и человек имеет свой акт возникновения, историю, которая, однако, отражается в его сознании и потому в качестве акта возникновения является сознательно снимающим себя актом возникновения. История есть истинная естественная история человека3. Далее, после этих слов у К. Маркса в скобках замечено: «...к этому надо еще вернуться». И следует отметить, что в дальнейшем, при философском исследовании вопросов происхождения, развития и формирования человека и его сознания К. Маркс и Ф. Энгельс постоянно анализировали взаимосвязь естественно-природного и общественно-исторического, животного и социального. Так, К. Маркс неоднократно отмечал, что человек по своей природе — социальное животное, общественное существо. В отличие от животных человек не тождествен своей жизнедеятельности. Человек действует не по биологическим законам, определяющим поведение животных, а универсально. «Нормальное существование животных,—писал Ф. Энгельс, — дано в тех одновременных условиях, в которых они живут и к которым они приспособляются; условия же существования человека, лишь только он обособился от животного в узком смысле слова (выделено мною. — Б. М.), еще никогда не имелись налицо в готовом виде; они должны быть выработаны впервые только последующим историческим развитием»1.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс, разрабатывая теорию материалистического понимания истории, делают вывод о сущности человека как совокупности всех общественных отношений и обосновывают решающую роль труда как главного условия развивающегося единства биологического и социального в формировании человека.

 

Для основоположников марксистско-ленинской философии человек не только чувственное, но и деятельное существо, а человеческая чувственность есть продукт и работа всей до оих пор протекшей всемирной истории1 2, то есть биологическое в человеке выступает не просто синтезом животного на интегральной человеческой ступени организации природы, а синтезом, обусловленным не только естественно-природным, но и главным образом общественно-историческим развитием человека. Это находит отражение в терминах «общественное существо», «живой человеческий индивид», которые неоднократно встречаются на страницах произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина.

 

Труд, производство как человеческий способ жизнедеятельности подняли людей над прочими животными в специфически биологическом отношении3. В связи с этим в произведениях К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина большое внимание уделяется анализу общественного развития как природно-человеческому (естественноисторическому) порядку развития материального мира, переходным этапом к которому выступают животнообразные формы труда (К. Маркс) или трудовая деятельность формирующихся людей (Ф. Энгельс) с того времени, когда стада обезьян взяли в руки палки (В. И. Ленин).

 

Таким образом, труд выступает опосредствующим звеном, которое и объединяет при происхождении, и разъединяет в дальнейшем развитии людей и животных.

 

Анализ развития процесса труда помогает раскрыть связь между старым и новым, установить границы, отделяющие новое от старого качества, а также показывает, что лежит в основе становления человека и способствует выходу из «чис-сто-животного состояния».

 

Диалектическое единство и противоречие социального и биологического в процессе естественноисторического развития человека для классиков марксистско-ленинской теории заключалось не только во взаимосвязи и взаимозаключении социального и биологического, но и проявлялось как их взаимопроникновение и взаимопереход. Хотя К- Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин не оставили работ, в которых бы специально анализировались понятия социального и биологического, но они высказали ряд положений, имеющих первостепенное методологическое значение для развития философских исследований по проблемам происхождения и формирования человека. «Мы должны знать, — писал К. Маркс, — какова человеческая природа вообще и как она модифицируется в каждую исторически данную эпоху»1.

 

В плане философского анализа соотношения социального и биологического в проблеме человека важны мысли К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина о диалектичности перехода от материи к сознанию, от ощущения к мышлению, о родовой сущности человека как совокупности всех общественных отношений, о социальной обусловленности процесса развития человеческой психологии и сознания, а также о том, что вне эволюционной теории развития животного мира невозможно рассмотреть и объяснить предысторию человеческого духа. Методологически действенными являются и их мысли о единстве биологического и социального в формировании человеческих способностей индивида, где они четко различали вопрос о социальном равенстве людей в смысле общественного положения отдельных личностей от вопросов об индивидуальных различиях и способностях людей2.

 

Последнее свидетельствует о единстве «горизонтального» и «вертикального» методов исследования процесса индивидуального развития человеческих способностей в марксистско-ленинской философии. Но само применение этих методов возможно только при конкретно-историческом подходе к научному изучению человека, когда наряду с вопросами формирования отдельного индивида четко выделяется анализ развития общности людей как качественно новой социальной системы. Вот почему В. И. Ленин выступал против переноса «биологических понятий вообще в область общественных наук», поскольку сама по себе биологическая терминология на деле не может дать никакого исследования общественных явлений и никакого уяснения метода общественных наук1. Вместе с тем ленинская характеристика существования общего через отдельное выдвигает задачу учета объективно складывающихся в процессе научного познания связей между диалектико-материалистическим и частными методами исследования. Данное методологическое положение позволяет также правильно определить соотношение философии и естествознания в комплексном изучении человека, поскольку оно направлено против позитивистских тенденций, которые еще и сегодня встречаются в современной науке. Можно отметить, что необходимость двуединого — и философского, и специально-научного подхода к проблемам человека — важнейшее требование, которое содержится в трудах основоположников марксистско-ленинской теории.

 

Величайшая заслуга классиков марксизма-ленинизма как раз и заключается в том, что они положили конец рассмотрению человека, «взятого в его абстрактной тотальности». И правильно отмечают, что возвращение к подобному (пусть как угодно модифицированному и варьированному) способу рассмотрения человека — человека взятого в его тотальности, — неизбежно возвращает нас к какому-либо одному из домарксистских состояний философской мысли2.

 

Обсуждая сегодня теоретические вопросы комплексного научно-исследовательского подхода к проблеме -человека и его будущего, мы постоянно должны помнить указание основоположников марксизма-ленинизма о решающей роли социальной сущности человека в его индивидуальном развитии и существовании. Однако вряд ли правильно в методологическом плане говорить о необходимости постановки проблемы «социальная сущность человека и его биологическая природа»3. Такая методологическая предпосылка философского анализа проблемы «социальные и биологические факторы развития человека» исходит, на наш взгляд, из несколько неточной интерпретации взглядов К. Маркса v Ф. Энгельса на природу человека, когда отождествляются понятия «природного» и «биологического», «животного» и «телесного»’.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс, отмечая ведущую роль процесса труда в развитии человека и его способностей, говорят об изменении природы человека, которая представляет диалектическое неразрывное единство биологической и социальной сторон человеческого существования. Диалектическое единство «социального» и «биологического» является исходным методологическим принципом при анализе соотношения социального и биологического в историческом развитии и индивидуальном формировании человека.

 

Методологические вопросы определения и взаимосвязи понятий «социальное» и «биологическое»

 

В последнее время процессы дифференциации и интеграции научных дисциплин сопровождаются интенсивным освоением пограничных проблем науки и уточнением предмета существующих дисциплин, поскольку в настоящее время интеграция все больше принимает характер внутреннего переплетения и проникновения отдельных наук друг в друга.

 

В философском аспекте исследования общество выступает как целостная системная структура социального порядка организации и развития материи и как множество (совокупность) живых человеческих индивидов. Жизнь отдельного человека «подчиняется» не только общим социологическим закономерностям, но и закономерностям «снятых», низших порядков и уровней развития материального мира, на основе которых возникает и во взаимодействии с которыми существует социальная форма движения материи.

 

В качестве науки, которая интегрировала бы все знания о человеке в плане изучения взаимодействия социальных и биологических факторов развития, ученые предлагают выделить специальную научную дисциплину — экологию человека (Бирюков Д. И., Сержантов В. Ф.); антропономию (Ананьев Б. Г.); социальную биологию (Орлов В. В.); натурсоциологию (Забелин И. М.); философскую антропологию (М. С. Каган).

 

В связи с этим возникает задача разработки единого концептуального аппарата для гуманитарных и естественных наук, изучающих человека. В философских исследованиях взаимосвязи социального и биологического в основном акцентрируется внимание на анализе понятия человека как биосоциального существа и подчеркивается специфика психологии и медицины как биосоциальных научных дисциплин.

 

Методологический анализ взаимосвязи социального и биологического создает предпосылки для исследований как общетеоретического, фундаментального, так и прикладного характера, находящихся на стыке естественных и общественных наук. Необходимость и важность подобных исследований подчеркнута в документах XXV съезда КПСС1. Всестороннее развитие человека и формирование нового по своему социальному содержанию индивидуального сознания — взаимосвязанные и взаимообусловленные процессы, осуществляемые путем гармонического сочетания социального и биологического. Одностороннее, линейное понимание в прошлом взаимосвязи социального и биологического приводит на современном этапе научно-технического прогресса некоторых авторов к выводу о возрастании роли естественнонаучного аспекта и биологических методов в изучении проблем, связанных с процессом формирования всесторонне развитого человека1 2.

 

Но это ни в какой мере не означает и не должно вести к уменьшению роли общественных закономерностей и социальных факторов в развитии и воспитании человека. Напротив, собственно «социальное» и его методы в изучении человека возрастают неизмеримо быстрее. Утверждение гуманистических принципов в естественных и технических науках невозможно без определенного социального звучания, направления любого научного открытия и исследования. Поэтому вряд ли можно писать о том, что биологические науки должны стать основанием, на котором внедряются в жизнь и развиваются достижения технических и других естественных наук3. Речь должна идти скорее об усилении взаимосвязи в первую очередь биологических и социальных дисциплин науки, об их возрастающей роли и значении в системе человекознания.

«Сама история является действительной частью истории природы, становления природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, — писал К. Маркс, — в какой наука включит в себя естествознание: это будет одна наука»'.

 

С развитием комплексных исследований процесса развития человека, особенностей его родовой, сознательной жизнедеятельности расширяются и укрепляются связи между отдельными существующими научными дисциплинами (социологией и биологией, психологией и генетикой) и возникает ряд новых научных дисциплин, находящихся на стыке ранее существовавших (нейрофизиология, бионика, нейропсихология, нейро-кибернетика и т. д.).

 

Понятия «социальное» и «биологическое» выступают интегративными, узловыми ,стержневыми пунктами, вокруг которых концентрируются другие научные понятия и знания о развитии человека. В понятиях биологического и социального находит отражение не только процесс исторического становления человека, но и одновременно процесс его онтогенетического развития. В них отражена система знаний о существенных взаимоотношениях огромного ряда предметов и явлений. Эта система знаний логически выводится из характерных признаков и причинных связей между этими предметами и явлениями в объективной реальности. Создание истинно научной картины человека требует философского подхода.

 

В философии была предпринята попытка разграничения общенаучных понятий и собственно философских категорий. Общенаучные понятия как отражение процесса интеграции научного знания выполняют роль своеобразного моста между философией и частными науками. Развитие познания поставило в качестве первоочередной задачи науки разработку проблемы исследования упорядоченности связей и свойств элементов на определенном структурном уровне организации материи в зависимости от характера соединения этих элементов между собой и от условий существования, при которых возможно соединение элементов в данную системную организацию. Проблема порядков и уровней структурной организации является не только компетенцией естественно-научных дисциплин, но взаимосвязана также и с философским анализом. Именно в процессе исследования порядков и уровней системно-структурной организации материального мира разрабатываются такие общенаучные понятия, которые расположены на стыке философского и естественнонаучного анализа.

 

Теоретическое осмысление данных понятий в системе философских категорий есть показатель развития науки и более адекватного отражения объективной действительности, что и приводит к более полному раскрытию сущности явлений и процессов, происходящих в этой объективной действительности. Правильно, что назрела необходимость обобщенного рассмотрения понятий, а также их классификации, поскольку они не равноценны по своему методологическому значению. Но вряд ли можно согласиться с положением, что общенаучные понятия в основном «выражают количественные, формальноструктурные отношения, поэтому свою разработку и эффективное применение они получают прежде всего в дисциплинах, отражающих низшие формы организации материи, а также абстрактно-всеобщие отношения»1. По нашему мнению, общенаучные понятия имеет смысл рассматривать в гносеологическом плане как категории философской теории пограничных наук, имеющих первостепенное значение для разработки логического аппарата и мировоззренческих вопросов науки1 2.

 

В широком смысле понятия биологического и социального, будучи отражением определенного уровня развития материи, выступают как философские категории. В единстве понятий социального и биологического находит выражение диалектика развития социального порядка организации материи. Структурно-генетический подход, позволяющий с учетом каузальных связей выявить как общее в бесконечной цепи развития процессов единого материального мира, так и качественное отличие, нам представляется наиболее действенным в логикометодологическом аспекте. Анализ проблем развития и формирования человека невозможен в отрыве от всеобщей детерминированности процессов объективного мира с учетом проявления природной и общественной необходимости.

 

Диалектико-материалистическое учение о субординации (иерархии) форм движения материи является исходной методологической предпосылкой для выяснения сущности понятий «социального» и «биологического». Диалектическая взаимосвязь этих понятий, рассматриваемая как их взаимопереход, объясняет не только развитие материи в процессе естественно-исторического перехода от биологического порядка организации материи к социальному, но и в ходе индивидуального (онтогенетического) развития отдельного человека.

 

В категориях «социальное» и «биологическое» отражается связь, непрерывность, взаимопереход между обоими состояниями движущейся материи, а также различие и дискретность обоих. В диалектике биологического и социального находят свое выражение как общие, так и специфические закономерности развития человека. Поскольку сущность представляет собой совокупность всех необходимых, внутренних сторон и связей (законов), свойственных объекту, взятых в их естественной взаимосвязи1, мы выделяем социальное и биологическое в качестве конкретных сторон объективного бытия человека. Человек, будучи элементом социальной системы, в своей телесной организации имеет как общее с животными в биологических структурах и функциях, так и существенно новое по сравнению с высшими представителями животного мира1 2. «Первая предпосылка всякой человеческой истории, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — это, конечно, существование живых человеческих индивидов. Поэтому первый конкретный факт, который подлежит констатированию, — телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе»3 4. Природное, телесное в человеке •— это не только биологическое. Организация живого человеческого индивида — это качественно новая материальная система, материальный субстрат, который ни в коем случае нельзя сводить только к биологическому1. В теоретико-методологическом аспекте забвение данного обстоятельства может привести к серьезным ошибкам, поеколько не учитывается принципиальное положение о коренном отличии человека от высших животных в специфических физических и биологических особенностях, которые обусловлены социальными факторами. Именно поэтому проблему биологии человека приходится выделять из всех других биологических проблем1.

 

Критика вульгарного материализма как никогда требует аргументированного, научно обоснованного анализа биологи-заторских и расистских теорий. Необходимо в философских и естественнонаучных исследованиях учитывать людей с их определенной телесной организацией. Невозможно снимать данный вопрос путем простого ограничения биологического, сведением его к минимуму — только к предпосылкам в развитии человека, ибо подобная попытка неизбежно ведет к проявлениям вульгарного социологизаторства, как это и происходит, к сожалению, на страницах книги Т. М. Даутова «Личность как социологическая категория» (Алма-Ата, 1970).

 

В критике биологизаторства нельзя забывать и о таком моменте: понятие «биологическое», тождественное «животному», использовали и используют идеалисты для доказательства суверенности духовной жизни человека. В связи с этим не является случайным заявление, что кульминация исследования феномена человека заключается в открытии конвергенции духа1 2. Тейярдизм — не единственная идеалистическая система взглядов на человека.

 

Отдельные представители идеалистических школ философской антропологии XX века, противопоставляя духовное биологическому, пытаются иод прикрытием «критики» биологиза-ции общественных наук, явлений отбросить и понятие материального. Только поэтому биологизм для них есть «мировоззрение, которое причину всей действительности, точно также и духовного бытия, переносит в органическую жизнь и выводит нормы человеческого познания и поведения из биологических потребностей и законов»3.

 

Аналогична данной точке зрения и противоположная позиция, характерная для многих представителей современной буржуазной науки, которые рассматривают проблему человека вне вопросов, связанных с анализом отношения духа к природе, сознания к материи," мышления к бытию. Так поступает, например, А. Каррел ,в своей книге «Человек, этот незнакомец», заявляя, что, поскольку соотношение материи и сознания не было до сих пор введено в поле эксперимента, то человеку можно дать оперативное определение, рассматривая его как общее неделимое, проявляющее физико-химическую активность, физиологическую и психическую. Поэтому науку о человеке можно создать лишь на основе синтеза биологических и физических концепций1. А. Каррел и другие представители позитивизма абсолютизируют в данном случае значение методов частных наук и их роль в познании человека.

 

Общей и характерной чертой различных учений идеалистической философии и буржуазной науки выступает игнорирование процесса естественноисторического развития человека и его общественной сущности, противопоставление то биологического, то психического социальному.

 

Понятие адаптации вообще, которым широко оперируют в идеалистической философии и в сциентистских концепциях при анализе взаимосвязи (соотношения) социального и биологического, затрагивает лишь один из аспектов психической деятельности человека, но не вскрывает полностью весь механизм формирования социальной активности и изменение его биологических особенностей, обусловленного трудом как специфически человеческим способом жизнедеятельности* 2. В результате у неофрейдистов, например, у Э. Фромма, социальное рассматривается как нечто внешнее, травматически влияющее и искажающее творческое начало человеческой природы, ее неизменные потенции развития.

Нельзя не отметить, что существуют две диаметрально противоположных, взаимоисключающих друг друга позиции по отношению к значению понятия «биологическое». Одни авторы, когда говорят о биологическом, пишут, что это—все относящееся к животному, органическому, будь то амеба или человек1 2. Часть ученых, которая разделяет это определение, считает, чго биологическое во взаимодействии с социальным проявляет себя в качестве формы — движения материи3.

 

Те, кто стоят на диаметрально противоположной позиции, заявляют, что «благодаря изменению коры головного мозга под действием обучения и цивилизации — биологическое и социальное слились в диалектическое единство. От человеко-обезьяны или шимпанзе цивилизованный человек отличается не только своей личностью, но и всем вплоть до пищеварения и каждого своего кровяного шарика»4. В данном случае односторонне подчеркивается только качественное своеобразие биологии человека. На основании подобных утверждений некоторые ученые, рассматривая соотношение социального и биологического в индивидуальном развитии, гипертрофируют роль социального'.

 

На наш взгляд, понятие «биологическое» при философском анализе проблемы человека также следует рассматривать в широком и узком смыслах1 2. В узком смысле понятие «биологическое» отражает единообразие морфологических и функциональных элементов в совокупности особенностей телесной организации, которые общи у человека с приматами как высшими современными представителями животного мира.

 

К биологическому, понимаемому в узком смысле, в качестве природно-животного относим морфологические единицы человеческого организма: клетки, ткани, органы, развитие и формирование которых происходит но биологическим закономерностям наследственности и изменчивости, А функциональными элементами биологического выступают процессы биологического отражения, обмена веществ, роста, размножения, старения, а также ритм протекания физиологических процессов, лежащих в основе жизнедеятельности, и реактивная способность организма, в значительной мере обусловливающая темперамент и возрастные возможности человека.

 

Формирование морфологических единиц биологического, будучи отражением субстратно-вещественной стороны развития организма человека, происходит по унаследованной, генетической программе развития. Изменения в ходе этого развития обусловлены формированием функциональных процессов организма, связанных с различными уровнями саморегуляции от молекулярного до поведения целостного организма человека при взаимодействии с внешней средой и в ходе практического освоения предметного мира и общения с людьми. Именно на основе морфологических единиц и функциональных процессов как саморегуляций, на основе природно-животного Homo sapiens возник ряд не только количественных, но и качественных биологических особенностей: прямохождение, строение стопы, позвоночника (s-образная форма), кисти, гортани и лицевого отдела черепа, структура и функционирование центральной нервной системы, особенно верхних отделов головного мозга, с которыми связано развитие членораздельной речи и концептуального мышления. Биологическое как человеческо-животное на социальном уровне организации материи отражается главным образом в понятиях — человеческий организм, вторая сигнальная система, темперамент, пол, возраст, раса.

 

Понятие «биологическое», диалектически связанное с социальным, в широком смысле отражает в развитии человека определенную сторону взаимоотношений общества и природы, специфические особенности телесной, морфофизиологической организации современного человека вида Homo sapiens.

 

Биологическая подструктура человека выступает компонентом, состоящим из генетически общих для животных элементов и качественно новых, которые не встречаются даже у высших представителей животного мира. Следует отметить, что процесс формирования структуры человека отражает ряд общих закономерностей развития материальных систем. В ходе снятия биологического социальным часть элементов предшествующей системы, способ их взаимодействия между собой не вытесняются н не трансформируются полностью (абсолютно) новыми элементами и возникающим соответственно способом их взаимодействия, а подчиняются лишь функциональным связям и отношениям, характеризующим более высокий порядок развития материального мира. «Со все большим вступлением в силу социальных факторов, — пишет А. Г. Кнорре, — структуры и функции человеческого организма изменялись под их влиянием далеко не все в одинаковой степени. Одни структуры н функции, а также морфогенетические процессы были затронуты действием социальных факторов непосредственно, другие — лишь косвенно, в порядке корреляции с первыми, третьи, возможно, оказались почти незатронутыми. Сказанное относится к структурам на всех уровнях нашей организации — от грубо анатомического до клеточного и молекулярного, и к процессам на всех уровнях жизнедеятельности — от сложных функциональных отправлений того пли иного органа до лежащих в их основе биохимических реакций».

Биологическая подструктура человека выступает как целостность человеческо-биологического и природно-животного уровней морфофизиологической организации.

 

Это раздвоение биологической подструктуры человека на два уровня организации имеет важное методологическое значение для всестороннего научного познания специфических анатомофизиологических задатков формирования человеческих способностей 1 и потребностей,1 2 продолжительности жизни,3 а также выяснения роли и места теневой и фундаментальной биологических систем в специфике социального субстрата4.

 

Психофизическая ступень организации человеческого индивида выступает как реализация качественно особой материальной системы социального порядка развития. Иногда некоторые философы, преувеличивая значение природных связен в развитии человека, пишут о том, что «человек — это высший тип органической целостности»5. Данное суждение в гносеологическом аспекте может приводить при философском анализе к смешению разнокачественных и разнопорядковых материальных систем (биологических и социальных)6. Подобная терминологическая неточность может так же при комплексном подходе к проблеме человека приводить к серьезным теоретико-методологическим ошибкам. Социальное выступает внутренним, неотъемлемым компонентом человеческого субстрата, который является совершенно новым видом целостности по своей структуре и функциям.

 

В категории «социальное» находит отражение жизнь общества не только как совокупность общественных отношений, но и множества индивидов, участвующих в изменении социальных и природных условий их существования. В широком4 смысле своего значения понятие «социальное» выражает определенный порядок развития материи, форму ее движения, носителем которой выступает общество, общественный "человек в единстве социальной и биологической сторон его существования.

 

Понятие «социальное», определяемое в узком смысле как специфический фактор развития, есть сущностное в совокупности действующих всех общественных отношений и связей, опосредствующих и обеспечивающих функционирование человеческой целостности.

 

Социальное в процессах филогенетического развития noj-является и развивается в процессе коллективной трудовой деятельности людей. Чувственно-предметное освоение и изменение окружающего мира, речевое общение являются ведущими социальными факторами, обусловившими становление и дальнейшее формирование человека и его сознания. Факты свидетельствуют: у детей, выросших вне общества (описано свыше 50 случаев), ни одна из биологических потребностей не превращается в процесс развития ни в одно из качеств человеческих способов поведения и деятельности. Обычно некоторые философы и психологи, приводя эти факты, подчеркивают, что только социальные факторы определяют развитие человеческой психики. Напротив, биологи и генетики, исходя из этих же фактов, говорят о критических периодах развития человеческого организма, когда организм воспринимает и усваивает воздействие социальной среды, если же воздействие запоздало, оно не оказывает влияния на формирование человеческой психики.

 

На наш взгляд, в этом случае как бы нарушается закономерная взаимосвязь и последовательность социального и биологического в формировании человеческой психики, начинает доминировать биологическая основа развития. Развитие морфологических элементов и функциональных процессов в человеке происходит за счет усиления и развертывания природно-биологического в генетической программе и ослабления и свертывания человеческо-биологического в программе целостного процесса развития индивида из-за отсутствия контакта с социальной средой, отсутствия всех видов общения, в том числе речевого общения с людьми и практических коллективных действий в предметном мире.

 

О том, что биологическая основа формирования человеческой психики качественно отлична от таковой животных свидетельствуют факты экспериментальных исследований, когда у новорожденных антропоидов, находившихся в постоянном контакте с людьми, не удалось зафиксировать ни одного проявления психических свойств, присущих лишь человеку. Напротив, у детей, найденных среди животных, в ряде случаев (в зависимости от возраста и продолжительности их дальнейшей жизни среди людей) развиваются элементы членораздельного речевого общения, и предметных практических действий, присущих Homo sapiens.

 

Подлинно человеческое формируется у индивида в процессе его чувственно-предметной деятельности в определенной совокупности общественных отношений, зависит от социальных условий жизни человека, его взаимоотношений с людьми, направленности и характера его практической деятельности. Многие слепоглухонемые получали высшее образование и успешно занимались различными видами общественной деятельности. Например, наша соотечественница О. И. Скорохо-дова стала доктором педагогических наук. Ее книга «Как я воспринимаю и представляю окружающий мир» неоднократно издавалась в нашей стране и за рубежом. Но вряд ли возможно чрезвычайно высокое развитие интеллектуальной и эмоциональной сфер личности в большинстве случаев при обучении в специальной школе у слепоглухонемых людей интерпретировать как доказательство обусловленности формирования человеческой психики только социальными факторами развития (Э. В. Ильенков, А. Н. Леонтьев и др.). Ибо сам факт успешного овладения слепоглухонемыми людьми знаниями и опытом общественно-исторической практики можно обт-яснить и тем, что в этих случаях биологические дефекты не затронули анатомофизиологических задатков второй сигнальной системы как основы формирования концептуального отражения действительности в процессе индивидуального развития человека. В плане единства социального и биологического в развитии человека заслуживают данные Ю. Конорского (Интегративная деятельность мозга. М., 1970) о раздельном существовании двух различных систем гностических нейро нов. На основе одной из них возникают восприятия, а на основе другой -- присущее лишь человеку образное отражение действительности в форме представлении, которые могут появляться при специальном обучении путем организации сенсорного опыта и расширения связей с внешним миром и у слепоглухонемых, несмотря на то, что у них нарушено функционирование системы гностических нейронов восприятия.

 

Среди социальных факторов индивидуального развития человека ведущим является трудовая деятельность, в которой объективно связаны способы взаимодействия людей с природой н процессы формирования человеческих способностей у индивида. «Труд есть прежде всего процесс, — писал К. Маркс, — совершающийся между человеком и природой, процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того, чтобы присвоить, вещество природы в форме, пригодной для его собственной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки, ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет спою собственную природу. Он развивает дремлющие в ней силы и подчиняет игру этих сил своей собственной власти.

Понятия индивид и личность включены во второй ряд, так как компоненты структуры каждого из этих понятий невозможно выяснить вне взаимосвязи социального и биологического. Понятия индивид и личность однопорядковые, но не тождественные во всех отношениях, ибо соотношение социального и биологического, хотя и имеется в компонентах их структуры,но в различных пропорциях.

 

Понятие индивид есть отдельное проявление более общего (общенаучного) понятия человек. Индивиду присущи все родовые свойства человека как звена конкретного состояния социального порядка развития материи.

 

Понятие личность — это действительность и индивида на определенном этапе исторического развития общественных отношений. Личность, будучи продуктом и носителем общественных отношений, является звеном конкретного состояния социального порядка материи, но только в одновременных условиях ее развития.

 

Понятия — человек, индивид н личность — различные, но однопорядковые и соподчиненные понятия, которые не следует резко противопоставлять друг другу1 2.

 

При философском анализе проблемы человека необходимо учитывать и то, что взаимодействие социального и биологического может идти как в плане макро-, так и микровлияний. Причем взаимосвязь и взаимодействие в плане макровлияний связаны с понятиями, выражающими социальное в сущности и существовании человека. При рассмотрении социальных факторов на уровне макроструктур приходится отвлекаться от функционального участия биологического в процессе формирования индивидуального сознания человека. На уровне же микровлияния (как ближайших социальных условий и обстоятельств жизни индивида) в основном осуществляется формирование целостной социально-биологической структуры и функций человека. Хотя сами микровлияния являются непосредственными проводниками социальных воздействий на формирование человека, их действие преломляется через социально-биологическую структуру индивида, т. е. на уровне микроструктур имеет смысл говорить о социальных факторах, влияющих на процесс формирования человека и его индивидуального сознания, где связь социального и биологического является необходимой, и о понятии социальном, внутренне присущем в индивиде и неотделимом от него и потому непосредственно взаимодействующим с биологическим. Вследствие чего влияние социального на формирование целостной структуры и функций человека сказывается двояко: более опосредо ванно на интеллектуальные и нравственные свойства, через отражаемые в физиологических и психических процессах мозга общественные явления и условия деятельности индивида, более непосредственно — в физическом развитии человека. В целом же, по мере становления личности влияние социальных факторов все в большей степени опосредствуется внутренними условиями развития социально-биологической структуры и функций человека. С последним в определенной степени и связана относительная автономность функционирования индивидуального сознания человека.

 

Если на первых этапах развития (филогенез) человек был биосоциальным существом, то на последующих—социобиоло-ческим (филогенез) — это реальное противоречивое состояние развития.

 

Со становлением и развитием человека вида Homo sapiens не снимаются противоречия, существовавшие между биологическим и социальным, — меняется лишь характер их проявлений. Взаимосвязь биологического и социального в человеке представляет собой одно из глубоких диалектических противоречий, выступающих предпосылкой, источником и условием индивидуального ( онтогенетического) развития человека.

 

Противоречия существуют между общественными отношениями и свойствами биологических (биологическое в широком смысле) и возникающих на их основе психических процессов социально-биологической структуры человека.

 

Относительность, подвижность границ и динамичность противоречия социального с биологическим обусловлены сменой определенного образа жизни человека, способом его профессиональной и общественной деятельности, а также возрастными возможностями человеческого организма и личности в целом. На ряде этапов развития противоречия могут быть дисгармоничными, особенно в подростковом и юношеском возрасте, во время болезни и старения.

 

Социальные закономерности «снимают», изменяют характер проявления биологических закономерностей. Противоречия социального и биологического являются производными ог основных противоречий, возникающих в системе качественно нового высшего уровня общественных связей и отношений, содержание которых раскрывает первый ряд понятий, входящих в структуру социального. Поэтому правильно отмечают, что социально-биологическое противоречие подчинено, детерминировано противоречиями более высокого уровня — собственно социальными; само же оно выступает не в качестве источника развития, а в качестве условия, предпосылки главного социального противоречия. Отсюда вывод, имеющий существенное значение в методологическом аспекте, о том, что «познание источника развития труда должно идти от познания социальных противоречий к познанию их отпечатка, «слепка» на биологии, химии, физике и механике труда»1.

 

Человек, главным проявлением сущности и существования которого являются труд и сознание, прошел длительный путь развития. Взапмообусловливающими противоположностями процесса естественноисторического возникновения и развития человеческого индивида являются социальное и биологическое.

 

В теоретико-методологическом аспекте при комплексном подходе к человеку следует анализировать диалектику социального и биологического как соотношения различных уровней системной организации человека, но при этом их взаимосвязь необходимо понимать как взаимодействие лишь относительно обособленных частей единой и целостной структуры человеческого индивида.

 

Биологическая основа человека является относительной частью целостной структуры человека, в которой все качественно различные определенности взаимосвязаны и соподчине)1Ы друг с другом, целое же всегда управляет частью, по крайней мере, в главном1.

 

Исходя из разноуровности (многоэтажное™) материальных систем, предлагают делить сущности на общие и специфические, на генетические и структурные. Тогда «социальная сущность человека будет специфической сущностью, биологическая — общей. С другой стороны, этот же пример может быть истолкован в генетическом и структурном планах. Генетически биологические особенности «предлюдей» определили становление общественно-трудовой сущности человека. Структурно мы имеем обратное соотношение: природа общества определяет биологические изменения человека (долголетие, распространение болезней)»2.

 

Мы считаем, что данный анализ имеет смысл применять к социальному, понимаемому в широком смысле как проявление определенного порядка развития материи, носителем которой выступает человек.

 

Социальное же, в узком смысле определяемое как специфический фактор развития, есть существенное в совокупности общественных связей и опосредствований существования и обеспечивает функционирование такой целостности, как организм человека и его личности. Биологическое является не только предпосылкой, но и необходимым элементом в развитии человека, на которое решающее, главное влияние и воздействие оказывает социальное. Социальное детерминирует все проявления человеческого индивида. Но нельзя забывать и о том, что биологическое в свою очередь влияет на формирование человеческих потребностей и способностей.

 

В физическом развитии, обусловленном у Homo sapiens главным образом общественно-историческими факторами, невозможно отрицать действие общих закономерностей живой природы. Изменился характер жизни человека, влияние абиотических и биотических факторов опосредствовано социальными условиями и обстоятельствами его жизни. Замедляется темп биологической эволюции телесной организации человека, но не прекращается морфофизиологическое и психофизиологическое развитие человека в целом. С закономерностями биологической эволюции организации человека тесно связано дальнейшее смешение ранее генетически разобщенных групп населения и осуществление работы по оздоровлению людей.

 

«Даже естественно возникшие родовые различия у человека, как, например, расовые и т. д.., могут и должны быть устранены историческим развитием»1. Дальнейшие успехи коммунистического строительства ярко демонстрируют гуманистическую природу этого общественного строя.

 

В понятии «биологическое» в узком смысле отражается единообразие, проходящее в живой природе через все уровни ее эволюционного развития, включая и вид Homo sapiens.

 

В широком же смысле понятие «биологическое» как человеческо-биологический уровень развития Homo sapiens в противоречивом единстве с социальным отражает особенности естественноисторического (фило-онтогенетического) развития человека и его сознания.

 

Биологическое как природно-животное выступает материальной косвенной предпосылкой и условием происхождения становления и формирования человека.

 

Прямые предпосылки связаны с биологическими особенностями предлюдей (предгоминид) и с изменением этих особенностей в процессе труда как основного способа деятельности формирующихся людей, т. е. биологическое в качестве человеческо-биологического уровня организации Homo sapiens обусловлено естествениоисторическим становлением социальной формы движения материи.

 

Разработка методологических вопросов определения и взаимосвязи понятий «социальное» и «биологическое» имеет важное значение для создания общей теории человекознания.

 

Анализ структуры биологического в человеческом индивиде выступает ключом к объяснению других уровней организации природно-животного порядка развития материального мира.

 

Познание диалектического процесса взаимодействия социального и биологического необходимо для выбора средств, форм и методов воспитания всесторонне развитого человека-

 

Рассмотрение теоретико-методологических вопросов социально-биологической проблемы дает возможность более последовательно и глубоко развернуть критику различных сциентистских (неопозитивистских) и философско-антропологических концепций человека, искажающих действительную роль общественных отношений в развитии человеческого индивида и его индивидуального сознания.

 

Только в условиях развитого социалистического общества может быть решена и решается проблема формирования всесторонне развитого человека путем усиления гармонии, соответствия социального и биологического в этом процессе.

 

«Повышение качества всей нашей работы, — подчеркнул па XXV съезде КПСС А. Н. Косыгин, — будет служить разумному, бережливому использованию общественного богатства. Коммунисты — не сторонники аскетизма, искусственного ограничения потребностей людей. Напротив, свойственное коммунистическому обществу полное и свободное раскрытие всех способностей человека, его творческих сил предполагает и создание благоприятных материальных условий жизни. Но наш социалистический стиль жизни исключает расточительство, бессмысленную трату материальных ценностей, труда, энергии, которые имеют место в условиях капитализма»1.

 

В данной статье анализируется аспект применения понятий социального и биологического к исследованию проблемы человека. Создание общей теории человекознания явится результатом совместной деятельности и ученых, занимающихся изучением проблемы человека с диалектико-материалистических позиций.

Категория: Философия | Добавил: fantast (14.06.2018)
Просмотров: 35 | Рейтинг: 0.0/0