Арктика глазами зоолога

Фрагмент из книги "Арктика глазами зоолога". Автор С.М. Успенский.
В книге рассказывается об экспедиции советских ученых на один из самых удаленных и труднодоступных островов Северного Ледовитого океана — остров Беннета. Автор описывает суровую природу этого острова, его своеобразный животный и растительный мир. Рассказ ведется на фоне описания трудовых будней исследователей — геологов, метеорологов, гляциологов.

Условия существования живых организмов в Арктике очень своеобразны. Летом па какой-то период солнце не заходит за горизонт, и животные вынуждены мириться с круглосуточным солнечным освещением. Правда, жизнь в условиях постоянного дня имеет и свои преимущества. Многие виды птиц в течение суток бывают активны гораздо более длительный срок, чем в средних широтах. Кайры, например, вообще не отдают предпочтения какой-нибудь определенной части суток п одинаково активны как днем, так и ночью. Воробьиные птицы, в том числе пуночки, имеют в середине летней ночи очень короткий перерыв в суточной активности, продолжительностью 1— 2 часа. Очень важно, что круглосуточное солнечное освещение летом позволяет арктическим птицам использовать для добывания корма наиболее благоприятные периоды, независимо от времени суток. Так, некоторые кулики, чайки, в том числе и бургомистры, кормящиеся на берегу моря, бывают наиболее деятельны во время отлива и отдыхают в периоды приливов.

 

Удлиняя свой «рабочий день», многие птицы в состоянии откладывать в Арктике большее количество яиц, чем в южных и средних широтах. Наглядным примером тому может служить широко распространенная птица из отряда воробьиных — каменка. На юге, в Сахаре, она откладывает обычно не более 5 яиц, в умеренной полосе Европы— не более G, а на севере, в Гренландии,— 7—8 яиц. У соколов-сапсанов, гнездящихся в тундре, в гнезде чаще находят 4 яйца, на большей части территории Западной Европы эти птицы откладывают обычно 3, а в Средней Азии, как правило,— 2 яйца. По этой же причине птенцы у птиц в Арктике растут быстрее и оставляют гнезда раньше, чем в средних широтах. Птенцы соколов-сапсанов в Арктике оставляют гнезда примерно на 10 суток быстрее, чем в областях умеренного климата; у белой трясогузки рост птенцов ускоряется на 1—2 суток.

 

Однако для птиц и млекопитающих, ведущих ночной образ жизни, круглосуточный день представляет уже большие неудобства. По-видимому, в этом одна из причин отсутствия в Арктике летучих мышей и малочисленности сов. К здешним условиям смогла приспособиться лишь белая сова. Но и здесь она пытается вести летом в какой-то мере ночной образ жизни: птица вынуждена укорачивать свой «рабочий день» и охотиться в вечерние и ночные часы, когда количество света хотя и незначительно, но уменьшается.

 

Зато зимой в Арктике солнце в какой-то период вовсе не показывается над горизонтом, заснеженную сушу и льды лишь временами скупо освещает луна или полные неизъяснимой таинственности, разноцветные вспышки северных сияний. Те из животных, которые отваживаются здесь зимовать, теперь вынуждены вести сумеречный или ночной образ жизни.

 

В середине дня даже в высоких широтах Арктики небо светлеет. Эти короткие сумерки белые и тундряные куропатки используют для того, чтобы поспешно набить зоб кормом. Характерно, что в более южных районах, например, в Лапландии, где встречаются и другие родственные им куриные птицы, белые и тундряные куропатки имеют зимой наиболее длинный «рабочий день», просыпаются значительно раньше и засыпают гораздо позже, чем глухари, тетерева или рябчики. По-видимому, только в периоды этих коротких сумерек кормятся и зимующие в Гренландии местные чечетки.

 

Исключительная «неразборчивость» кайр по отношению к свету очень облегчает им жизнь в высоких широтах зимой. В это время года они также бывают деятельны круглые сутки. Остается впрочем непонятным, как им Удается ловить в воде подвижную добычу — рыбу, ракообразных — почти в абсолютной темноте? Возможно, что, так же как и арктические тюлени, они имеют «чувство добычи», либо ориентируются по слабому фосфо|рическому свечению движущихся организмов. Меньше всего неудобств зимой терпят сумеречные животные — песец, белая сова, чистик. Они уже не выжидают наиболее темного времени, как это приходится им делать летом, а получают возможность кормиться и становятся деятельпыми, если тому не препятствует пурга, в течение большей части суток.

 

Теплокровные животные даже летом, не говоря уже о зиме, ощущают в Арктике недостаток тепла и направляют все усилия к экономному его расходованию и защите от холода. Температура воздуха прямо или косвенно определяет северные границы и летнего, и зимнего распространения многих арктических животных, сроки прилета и отлета птиц. Естественно, что насекомоядные птицы (такие как белые трясогузки, краснозобые коньки) имеют возможность появляться в южных районах Арктики не раньше, чем здесь появятся насекомые, т. е. при установлении температуры выше 0.

 

В условиях холодного арктического лета птицам нелегко вывести и вырастить птенцов. Гуси и утки, защищая яйца от охлаждения, выстилают гнезда слоем пуха, обладающего высокими теплоизолирующими свойствами. Особой известностью среди них пользуется обыкновенная гага. Пух, выщипанный ею с груди и живота, поправу считается лучшим теплоизолирующим материалом; его издавна собирают из гнезд и используют в изделиях, которые должны быть очень теплыми и легкими.

 

Кайра *, отложив яйцо, практически не прерывает еги насиживания. Перед тем как покинуть карниз скалы и улететь в море, птица передает яйцо уже дожидающемуся своей очереди на насиживание «супругу» (или «супруге»). Таким образом, в верхней, обогреваемой кайрой части яйца почти постоянно поддерживается температура, близкая к 38—39° С. Однако нижняя часть яйца, хотя и лежащая на лапах птицы, сильно охлаждается, и температура здесь может опускаться до +5 и даже 1° С. Это один из замечательных примеров приспособления кайр — древних обитателей Арктики — к местным условиям. Несомненно, птенцы других видов птиц не могли бы развиваться в условиях столь большого перепада температур разных частей яйца (у гаги, например, разница в температурах верхней и нижней частей яйца обычно составляет не более 4-5°).

 

Не менее интересный способ защиты яиц и птенцов от холода у белых сов. Эти птицы приступают к кладке одними из первых, еще при 20—30° мороза. Отложив на голую, промерзшую почву первое яйцо, самка почти не слетает с гнезда, получая корм от самца в течение всего периода насиживания. Яйца (в количестве 7—8 и даже 9 штук) она откладывает через день, и, таким образом, вывод птенцов сильно растягивается. В гнезде совы можно встретить одновременно яйца, недавно выведшихся и уже крупных, начинающих оперяться, птенцов. Многочисленное потомство обладает завидным аппетитом, и один самец не в состоянии прокормить его. Поэтому самка, предоставив старшим птенцам, которым исполнилось 10 —12 дней, все заботы по насиживанию яиц и согреванию младших братьев и сестер, сама наравне с самцом начинает ловить грызунов.

 

Несмотря на наличие в тундрах довольно высоких кустарников, а иногда и деревьев, гнезда птиц располагаются на небольшой высоте, главным образом на земле. Это объясняется просто: приземный слой воздуха летом всегда теплее, и птицы стремятся использовать это небольшое преимущество. Гнезда широко распространенных в тундре видов птиц, как правило, имеют более крупные размеры, т. е. обладают лучшей теплоизоляцией. Нащример, у варакушек наружный диаметр гнезд в Подмосковье составляет обычно около 15 сантиметров, в тундрах — более 20 сантиметров. Особая забота арктических птиц о теплоизоляции гнезд объясняется, конечно, тем обстоятельством, что развивающиеся в яйцах зародыши и птенцы очень чувствительны к холоду.

 

Хотя у арктических птиц в течение тысячелетий выработались надежные способы защиты потомства от низких температур, в годы с необычно холодным летом их яйца и птенцы гибнут в значительных количествах. Наглядные доказательства тому дал остров Беннета, где от холода погибли птенцы не только у камнешарок и, очевидно, у лапландских подорожников, но и у таких «закаленных» птиц, как пуночки. Сам облик арктических животных часто свидетельствует о непрестанной борьбе с холодом. Густой, длинный мех песца, белого медведя и северного оленя, густое плотное оперение морских птиц — кайр и тостиков, или рыхлое, задерживающее много воздуха, оперение белой совы — все это меры предохранения от потери тепла. Особенно густой и плотный мех пли оперение одевают здесь животные осенью, накануне долгой суровой зщмы.

 

К приспособлениям, предохраняющим от обмораживания, уменьшающим теплоотдачу, относятся уменьшение у животных размеров выступающих частей тела — конечностей, ушей, а у птиц — клювов. Наиболее северный представитель лисиц — песец, имеет очень короткие лапы, морду, уши. Среди подвидов толстоклювых кайр северные формы обладают наиболее коротким клювом. Эта закономерность распространяется даже на виды, проводящие зиму далеко за пределами Арктики. Клювы гнездящихся в тундрах гусей-гуменников значительно короче, чем клю вы гуменников, населяющих лесную зону.

 

У многих видов животных, как например, у зайца-бс-ляка, волка, обыкновенной чечетки, воропа, северные формы отличаются от южных более крупными размерами тела* Это один из путей уменьшения теплоотдачи, ибо с увеличением объема тела площадь его поверхности, а следовательно и степень теплоотдачи, относительно уменьшаются* Впрочем, последнее относится лишь к млекопитающим и птицам, имеющим небольшие размеры* Для крупных животных увеличение размеров тела на Севере оказывается уже невыгодным, им труднее прокормить себя здешними скудными кормами. Именно поэтому на северном пределе обитания вида — на Шпицбергене и Земле Элсмира — встречаются самые мелкие северные олени; наоборот, северные олени, постоянно живущие в таежной полосе и хорошо обеспеченные кормами, обладают наиболее крупными размерами. Это же в какой-то мере относится к гусям и лебедям — потребителям большого количества растительных кормов* Наиболее северные виды этих птиц (краснозобая, черная и белощекая казарки, белый гусь, тундровый лебедь), как правило, отличаются мелкими размерами тела*

 

Большинство арктических животных зимой, а некоторые из них (белая сова, белый гусь, белая чайка, кречет, белый медведь) — даже круглый год, имеют белую или очень светлую окраску. Биологический смысл этого ния толковался различно. Такая окраска часто рассматпи^ валась как покровительственная, облегчающая хищникам охоту, а их жертвам дающая возможность укрыться от опасности. Считалось также, что светлоокрашенные животные излучают меньше тепла и не так сильно остывают. Однако в действительности дело не в этом. Белая сова или белый гусь, например, летом настолько выделяются на фоне бесснежной тундры, что считать их окраску покровительственной нет никаких оснований. Мнение о меньшей потере тепла не подтверждается специально поставленными опытами. Как было установлено в последние годы, нобеленпе меха или оперения прямо связано с усиленным выделением тепла, что очень важно на Севере и является прямым следствием чрезвычайно энергичного обмена веществ у этих животных.

 

Одно из проявлений недостатка тепла в Арктике — краткость лета. Безморозный период в высоких широтах, как это наблюдалось и на острове Беннета, длится иногда менее двух месяцев. В таких условиях птицы едва успевают высидеть яйца и вырастить птенцов. Куропатки на острове начали кладку яиц почти на месяц позже, чем на соседних Новосибирских островах, и поэтому птенцы их подрастали уже во время морозов, то есть настоящей зимой. Камнешарки откладывают яйца на Новосибирских островах в середине июня, а на острове Беннета — в начале июля. Птенцы пуночек на нашем острове вылетели из гнезд в начале августа, а на Новой Земле и даже на Земле Франца-Иосифа — во второй декаде июля. Птицы с продолжительным гнездовым периодом, конечно, не могут здееь размножаться. В Арктике, особенно в высоких ее широтах, не может быть речи и о наличии у птиц двух и более кладок яиц в течение сезона. Краткость лета обязывает животных ценить и использовать здесь каждый теплый день. Поэтому-то так дружно, в течение такого короткого срока размножаются арктические звери, начинают кладку яиц и высиживание птенцов птицы.

 

В Арктике большую часть года лежит очепь плотный снежный покров. В открытых просторах зимой неделями бушует пурга, с силой перебрасывающая тучи твердого п колючего, как наждачный порошок, снега. Пурга оголяет возвышенные участки тундр, наметает в низинах сугробы, но прочности похожие на бетон. Снеговой покров Арктики сильно отличается от глубокого, рыхлого п равномерно покрывающего почву снега в лесу, где у зверей и птиц к осени появляются на ногах «лыжи». Вспомним, например, широкие, покрытые густыми жесткими волосами задние лапы зайца-беляка, которого англичане не случайно называют «Snowshoe rabbit», т. е. лыжный заяц. Похожи на лыжи густо опушенные лапы лесной кошки — рыси; на пальцах тетерева, рябчика и глухаря осенью отрастает оторочка из роговых зубчиков, увеличивающая площадь опорной поверхности. На конечностях арктических животных зимой можно видеть скорее «заступы», облегчающие разрывание твердого снежного покрова. Таковы громадные когти копытного лемминга и изогнутые когти песца. Разница в строении конечностей лесных и тундровых животных хорошо прослеживается при сравнении двух близких видов куропаток. Белая куропатка — птица, характерная для лесотундры и лесостепи; из тундровых районов, с северного предела своего распространения, она, как правило, откочевывает к югу, в лесные районы. Ее лапы — типичные «снегоступы» — имеют большую опорную поверхность за счет появляющихся осенью на пальцах жестких перьев и длинных, но плоских и слабых когтей. Тундряная куропатка обитает в Арктике или горных районах. Опорная поверхность ее лап меньше, зато относительно короткие, изогнутые когти с успехом могут использоваться при разгребании твердого снега.

 

Снежный покров лишает многих, если не большинство, арктических птиц возможности добывать корм на суше. Именно поэтому сроки их прилета и отлета основной массы совпадают со сроками схода и появления снега; глубина и продолжительность его зачастую определяют и районы зимовок птиц. По этой же причине куропатки, задержавшиеся в тундрах, особенно — белые, проводят зиму вблизи стад северных оленей. В поисках лишайников олени без труда разбивают сильными копытами снег, обнажают почву и тем оказывают большую услугу куропаткам. Ворон зимой переселяется к жилью человека и кормится отбросами, нередко отвоевывая их у собак. Белые совы при снежном покрове в 5—7 сантиметров с трудом могут ловить леммингов. Слой снега в 10 сантиметров вовсе лишает их возможности кормиться грызунами. В течение всей зимы они охотятся в основном на куропаток. Когда в низинах наметает большие сугробы, лемминги становятся недоступными также для песцов. Таким образом, снег вынуждает и этих обитателей тундр часто пускаться в далекие и тяжелые странствия к югу, в лесные районы, или к северу — на морские льды.

 

С особенностями залегания снежного покрова тесно связано распределение животных по арктической суше. Зимой немногочисленных пернатых и четвероногих чаще можно встретить на возвышенностях, там, где образуются свободные от снега участки. Здесь легче добывать корм тундряным коронаткам, здесь же держатся и подстерегающие их хищники — белые совы, песцы. Летом с наибольшей плотностью бывают заселены птицами рано обтаивающие склоны речных долин. Это относится в первую очередь к видам, имеющим продолжительный гнездовой период, начинающим кладку яиц еще до полного схода снега.

 

Многих натуралистов удивляло необычное, но характерное для Арктики явление — совместное гнездование гусей, чаще краснозобых или черных казарок, с соколом-сапсаном. Такое соседство для гусей не опасно. Гуси взлетают в воздух и садятся на землю вдали от своих гнезд, подходя к ним уже по земле; сокол же охотится, как правило, в воздухе. Кроме того, его охотничья территория, так же как и у других хищников, по-вндимому, находится в некотором удалении от гнездовой. Преимущества же близости гнезда сокола для гусей очевидны: защищая свои яйца нли птенцов, сокол невольно становится грозным защитником н гусиного потомства. Складывается впечатление, что гуси сами ищут защиты у сокола. Однако в действительность! это не так. Гуси и сокол — виды птиц, относительно рано начинающие кладку и занимающие для гнездовья однотипные участки: одни и те же проталины на вершинах н склонах речных долин. Примечательно, что совместное нх гнездование наблюдается только в равнинных частях Арктики, там, где весной свободные от снега территории, пригодные для гнезд, наиболее дефицитны. В районах с пересеченным рельефом, имеющих к прилету птиц многочисленные проталины по возвышенностям, подобного явления, как правило, не наблюдается. Гораздо легче мирятся со снегом морские птицы, добывающие корм только в воде.

 

Однако считать, что снежный покров доставляет животным в Арктике только неудобство, было бы неправильно. Нормальная жизнедеятельность некоторых видов животных без снега немыслима. К таким «спеголюбам» относится, например, нерпа. Зимой она устраивает отдушП' ны во льду, вблизи гряд торосов или айсбергов,— там, где скапливаются большие сугробы. В сугробах нерпы проминают и выкапывают просторные жилища, укрывающие их как от холода, так и от медведей; здесь они отдыхают, рождают и выкармливают потомство. Как мы видели, нуждаются в снеге и основные 'враги нерп — белые медведи, размножающиеся в снежных берлогах.

 

С началом зимы обские лемминги переселяются в низины. Под укрытием снега, в теплых, искусно свитых из стеблей трав подснежных гнездах они начинают вести относительно спокойную и обеспеченную жизнь. Здесь же эти ррызуны успешно размножаются.

 

Для арктического пейзажа лед не менее характерен, чем снег. Большую часть года он сковывает поверхность морей п пресноводных водоемов — озер и рек. Значительная часть поверхности Северного Ледовитого океана никогда не освобождается от льда. Тундровые озера, особенно крупные и глубокие, толщина льда в которых к весне достигает 2,5—3 метров, окончательно вскрываются лишь в августе; в сентябре их опять покрывает корочка молодого льда.

 

Сроки схода и появления льда в пресноводных водоемах определяют в Арктике время прилета и отлета водоплавающих птиц. Лед, особенно морской, делает доступными для наземных зверей острова. Именно по ледяному мосту заходят на остров Беннета песцы. Несомненно по льду когда-то зашли сюда и северные олени; и не будет удивительным, если олени вновь появятся на острове. С более южных островов — Ляховского, Котельного, Новой Сибири — олени осенью совершают регулярные переходы на материк, и сроки их миграций прямо определяются временем замерзания и вскрытия проливов между материком и островами.

 

По льду замерзших рек песцы в начале зимы откочевывают на юг. Попадая в лесные районы, они придерживаются привычных им открытых ландшафтов.

 

Относительно плохо летающие белые куропатки также покидают осенью Новосибирские острова не раньше, чем в проливах между ними и материком устанавливается лед. Еще задолго до отлета куропатки большими стаями скапливаются на южных берегах и оконечностях островов, дожидаются установления льда и время от времени совершают разведывательные полеты, не решаясь лететь над открытым морем. В скитаниях по морским льдам проходит вся жизнь белых медведей, хотя эти звери нередко выходят на острова или побережье материка.

 

Не менее нуждаются в морских льдах арктические тюлени нерпы, морские зайцы, хохлачи, гренландские тюлени; здесь они отдыхают, размножаются. Поддержание в течение долгой зимы во льду отверстий (лунок) требует со стороны тюленей больших усилий. Весь арсенал средств — когти, зубы, теплое дыхание — использует нерпа для того, чтобы сохранить открытой лунку, через которую животное выходит на поверхность льда. В воде, под сплошным слоем льда, тюлень неминуемо задохнется. Тюлень, допустивший замерзание своей лунки и оставшийся на льду, обречен на гибель от голода и хищников. Не менее печальной бывает судьба обитающих в Арктике китообразных — белух и нарвалов, оказавшихся под сплошным слоем льда.

 

Положение кромки дрейфующих льдов и прибрежного припая играет большую роль в зимнем и летнем распределении морских птиц. Вблизи постоянно перемещающейся кромки дрейфующих льдов находятся места зимовок кайр и люриков. Связь эта обтшсняется богатством мира беспозвоночных животных в море, вблизи ледяных полей. Пребывание здесь птиц небезопасно, так как неожиданное смыкание льдов вызывает массовую гибель пернатых зимовщиков от голода. Истощенные, обессиленные от голода кайры и люрики в поисках открытой воды и корма нередко залетают в глубь суши. Однажды мертвая кайра была обнаружена зимой в окрестностях Москвы.

 

К югу от летней кромки льдов располагаются гнездовые колонии кайр, так как их птенцы неспособны к полету и могут благополучно спускаться с карнизов птичьего базара только на чистую воду. Даже неширокая полоса льда под прибрежными скалами представляет для птенцов этого вида непреодолимое препятствие. Наооорот, птенцы люриков и чистиков, покидая гнезда, уже хорошо летают и без труда преодолевают пространства льда, отделяющие их гнездовья от открытой воды. Поэтому птицы этих видов в состоянии гнездиться не только к югу, но и к северу от кромки льдов. С низкими температурами связано и еще одно характерное для Арктики явление — веяная мерзлота. Слой промерзшей почвы здесь измеряется десятками и даже сотнями метров. Летом мерзлота незначительно отступает от поверхности, зимой — вновь приближается к ней.

 

В промерзшем грунте животным очень трудно копать поры.

 

В этом — основная причина малочисленности на Крайнем Севере животных-землероев. Те виды животных, которые все-таки пользуются норами, роют их главным образом па вершинах и склонах речных долин, где почва протаивает быстрее и на большую глубину.

 

В годы массового размножения песцов все без исключения их жилища, представляющие результат упорных усилий многих поколений зверей, бывают заняты. Песцы, не нашедшие свободных пор, вынуждены рождать и выкармливать потомство без укрытий — среди открытой тундры.

 

Для куликов, многие из которых извлекают корм из почвы, сроки оттаивания ее поверхностного слоя определяют время их прилета.

 

В открытых пространствах Арктики почти постоянно дуют ветры, нередко достигающие силы урагана. Зимой они освобождают от снега возвышенные участки тундр, наметают сугробы в низинах. Птицы пытаются устроить гнезда в укрытиях, используя для этого камни, скалы и даже незначительные неровности рельефа. Гаги охотно занимают специально устроенные человеком из камней, дерна или досок искусственные укрытия; таким путем удается привлекать этих цепных птиц на новые места.

 

Мелкие птицы нередко оказываются в плену ветра. Сильные порывы ветра переносят их на большие расстояния, заносят далеко в глубь суши или дрейфующих льдов, даже вынуждают совершать путешествия через океан, с одного материка на другой. Таким образом, видимо, попадают в Центральную Арктику встречающиеся у дрейфующих исследовательских станций пуночки и мелкие кулики. Наоборот, более крупные, но относительно плохо летающие куропатки пользуются попутным ветром и нередко подолгу дожидаются его но время дальних перелетов весной и осенью. Морских же птиц — люриков, кайр — сильный ветер обрекает на голод, так как при волнении и морс рачки и другие мелкие организмы опускаются с поверхности на глубину.

 

Таковы, в общих чертах, своеобразные условия жизни животных в Арктике. К сказанному можно добавить, что в воздухе здесь содержится мало углекислого газа, а летом, в связи с исключительной прозрачностью воздуха, в Арктику поступает гораздо больше ультрафиолетовых лучей, чем в страны умеренного и жаркого климата. Учитывая все это, нетрудно заметить, что летом в Арктике, хотя и чувствуется недостаток тепла, условия для обитания и размножения живых существ сносны, а нередко — и весьма благоприятны. Однако трудности жизни в Арктике зимой подчас сводят на пет преимущества, получаемые животными летом.

 

Большие различия в условиях обитания зимой и летом влекут за собой резкие изменения в составе, а также в облике животного мира Арктики по сезонам года. Подавляющее большинство птиц и значительная часть зверей, встречающихся в этой области, принадлежит к числу мигрирующих, или кочующих, видов: на зиму они оставляют пределы негостеприимной Арктики. Из 100 видов гнездящихся здесь птиц не многим более десятка отваживаются проводить зиму в тундрах и в водах Северного Ледовитого океана. Остальные нередко проделывают долгий и тяжелый путь, прежде чем достигают районов своих зимовок. Большинство арктических куликов проводят зиму в южной Азии, Африке и иногда даже в Австралии. Бурокрылые ржанки улетают зимовать в Индию, Индонезию и Австралию, турухтаны — в Африку и южную Азию, камне-шаркн п краснозобики — в Африку, южную Азию и Австралию. На зимовках, так же как и на своей родине, кулики обитают по морским побережьям, берегам рек, озер и болот. Плавунчики зимуют в Индийском океане и так же, как в Арктике летом, нередко встречаются здесь вдали от берегов. Большинство гусей зимуют па атлантическом и средиземноморском побережьях Европы, на побережьях Черного и Каспийского морей, в южной Азии. Поморники и моевки в Зимине месяцы рассеиваются по просторам Атлантического и Тихого океанов. Обыкновенные гаги и га-ги-гребеиушки зимуют в Баренцевом и Беринговом морях.

 

Замечательные по дальности перелеты совершают полярные крачки. С северных побережий Европы и Азии крачки летят на запад, огибают западные берега Европы, Африки и достигают окраин антарктического материка, где и остаются на зимовку. В течение года птицы дважды совершают полукругосветные перелеты и большую часть жизни проводят под лучами пезаходящего солпца.

 

С началом зимы начинается массовое переселение к югу стад северных оленей. Вслед за ними, подобно пастухам, движутся волки. Песцы откочевывают либо по замерзшим рекам к югу, либо выходят на морской лед. Они держатся у кромки льда и полыней, собирая случайные выбросы моря, или становятся спутниками белых медведей. Весной все эти пернатые п четвероногие странники устремляются со своих дальних и близких зимовок в тундру, на побережья северных морей, чтобы вновь воспользоваться дарами арктической природы, в течение короткого лета произвести, выкормить и вырастить потомство.

 

Условия обитания живых организмов различны также в отдельных участках Арктики, с чем связано крайне неравномерное распространение видов и особей животных па суше и в море. Жизнь здесь летом сосредоточивается преимущественно в долинах рек и низинных участках, где растительность достигает наибольшего развития и разнообразия, где, следовательно, больше кормов для растительноядных животных и укрытий для гнезд птиц. Склоны речных долин весной первыми освобождаются от снега, и растительность здесь появляется раньше, чем на других участках. Крутые берега рек — единственные в тундре возвышения, где могут гнездиться хищные птицы: мохноногий канюк и сокол. По склопам речных долин почва протаивает на большую глубину; песцам здесь легче рыть норы, этих хищников привлекает сюда и обилие грызунов и птиц. Участки арктической суши, занятые ледниками, и каменные россыпи почти безжизненны. Очень мало животных обитает в сухих, лишь местами покрытых чахлой растительностью пятнистых тундрах.

 

Облик животного населения Арктики резко меняется и в отдельные годы. На суше эти изменения бывают обусловлены главным образом климатическими причинами. Если лету предшествует относительно теплая зима, разливы рек невелики и не было гололедиц, в тундре бывают многочисленны лемминги, а местами и другие мелкие грызуны, которыми кормятся все хищные звери и птицы. Но не только хищники: даже такой «вегетарианец» как северный олень не упускает случая полакомиться леммингом. Поэтому в годы массового размножения грызунов усиленно размножаются белые совы, поморники, мохноногие канюки. В такие годы успешно размножаются гуси, куропатки, кулики и другие птицы. Прямо с леммингами они не связаны, но хорошо обеспеченные кормами хищники меньше обращают внимания па их яйца и птенцов. Громадные семьи бывают в такие годы у песцов.

 

Когда в результате неблагоприятных климатических условий — морозной зимы, поздней и холодной весны, сильных разливов рек, жаркого лета, гололедиц — грызунов в тундре бывает мало, белые совы, канюки и поморники не размножаются. Песцы переключаются на питание яйцами, птенцами, а при случае и взрослыми птицами, чем сильно сокращают пернатое население. «Урожаи» леммингов обычно бывают раз в два — четыре года.

 

Благополучие многих морских животных в высоких широтах Арктики определяется полярной треской — сайтате се общего потепления, оказавшего благоприятное влияние на растительный и животный мир. Повысились температуры воздуха (главным образом в зимпие месяцы), значительно продвинулась к северу древесная и кустарниковая растительность. По наблюдениям советских ботаников и североведов, за это время лес «наступал» на ТУПДРУ со средней скоростью около 200, а иногда и да 700 метров в год. В связи с удлинением лета стала богаче и пышнее растительность, зарастали голые и бесплодные тундровые пятна, увеличилось количество насекомых; все это улучшило питание и условия обитания зверей и птиц в высоких широтах.

 

В связи с потеплением в Арктике стали распространяться виды животных, ранее здесь отсутствовавшие. Все чаще и чаще видят в тундрах лосей. Они не только заходят сюда летом, достигая побережья Северного Ледовитого океана, но и размножаются здесь, а нередко и зимуют среди зарослей тундровых кустарников. За последние 30 лет лисица расширила область своего обитания более чем на 100 километров к северу.

 

В тундрах и даже па юге арктических пустынь появились и стали размножаться новые виды птиц, переселенцев нз лесной зоны. Нередко онп «обгоняют» продвижение кустарниковой растительности и начинают гнездиться в необычных условиях. Так, например, чечетки — исконные обитатели кустарников — нередко устраивают свои гнезда в открытой тундре, в мотках щюволоки, в постройках человека и т. д.

 

Всего за этот период.в тундрах и?арктических пустынях Советского Союза расселилось не менее 30 новых, более южных по своему происхождению видов птиц. Как правило, основными линиями наступления их на тундру были речные долины, обладающие наиболее благоприятными климатическими, защитными и кормовыми возможностями. Лпшь окончательно закрепившись в речных долинах, новоселы распространялись и на водоразделы.

 

Расселяясь, «южане» нередко теснят и вынуждают отступать к северу местные виды животных. Например, там, где появляются лисы, исчезают песцы. Лисица, как более крупный п сильный зверь, не только представляет серьезного конкурента несца в кормовом отношении, но и занимает его норы, количество которых в тундрах ограничено, а при случае просто загрызает своего арктического родственника. Отступление «северян» к северу и сокращение их численности иногда было и прямо связано с климатическими изменениями. Особенно они сказывались на видах, проводящих в высоких широтах зиму. Повышение температуры воздуха в зимние месяцы сопровождается гололедицами, а это затрудняет добывание корма для овцебыков, северных оленей, куропаток, нередко ведет к их массовой гибели.

 

Потепление Арктики вызвало заметные сдвиги в сроках прилета и отлета птиц, изменило районы зимовок многих видов. Климатические изменения происходят на Земном шаре постоянно, по наиболее резко они проявляются в полярных областях, сопровождаясь здесь коренной перестройкой во всем органическом мире. Для Арктики очень характерно, что по мере продвижения к северу, суша становится все менее гостеприимной и бедной кормами. В высоких широтах Арктики, в том числе и па острове Беннета, жизнь животных уже поддерживается в основном з» счет моря. Из птиц, обитающих на острове, не связаны с морем лишь белые куропатки и лапландские подорожники. Даже пуночки, в других частях Арктики вполне наземные птицы, не могут прокормиться на этой суше и весной вынуждены вести «полуморской» образ жизни, собирать у островов выплеснутых на лед рачков. Северные олени на Шпицбергене также существуют зимой в значительной мере за счет «даров моря»: они кормятся выброшенными штормами водорослями.

 

Животный мир суши в высоких широтах Арктики характеризуется ограниченным числом видов птиц и зверей; взаимоотношения их между собой, по сравнению с более южными районами, становятся гораздо проще.

 

Здесь с наибольшей силой проявляются суровость и вообще своеобразие условий существования животных, испытывается предел их выносливости, способности претерпевать разнообразные лишения и трудности. Именно здешние организмы обладают многими замечательными, часто удивительными приспособительными особенностями. Иными словами, в высоких широтах Арктики зоолог находит уникальную лабораторию, созданную самой природой. Все это в значительной мере относится и к острову Беннета, на который я так стремился попасть и где мне пришлось встретить так много интересного.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (24.09.2019)
Просмотров: 54 | Рейтинг: 0.0/0