Главная » 2017 » Февраль » 17 » «Прогрессивный преподаватель». Философ-брадобрей
19:55
«Прогрессивный преподаватель». Философ-брадобрей

«Прогрессивный преподаватель». Философ-брадобрей

Человеку легче бежать от себя сломя голову, чем сломать голову в поисках себя.

 

Совсем недавно в КГУ реорганизовали кафедру философии. Уволили заведующего, доктора философских наук Шалютина Бориса Соломоновича. Разумеется, остальной преподавательский состав также задумался и о своей судьбе. А вдруг уволят? Или, как любят сейчас говорить, «оптимизируют». Куда тогда идти? Что делать? Перемены требуют больших энергозатрат, некоторые люди десятками лет сидели на одном месте, даже не подозревая о надвигающейся «буре». Перемены! Любят ли их люди? Большинство людей представляют собой закоренелых консерваторов и с каждым годом жизни этот консерватизм лишь усиливается, тормозя развитие человека как личности. А мир мчится вперед.

Люди в большинстве своём не только консервативны, но и жутко стереотипны. В этом нет ничего плохого, это естественные эволюционные механизмы. Зачем каждый раз изучать нового человека, если его образ можно подогнать под какой-то общественный стереотип. Быстро, просто и без больших энергозатрат. Но есть люди, которые рвут шаблоны, стремятся выйти из зоны комфорта, сломать стереотип, порой даже о самих себе.

Таким человеком является мой герой. Это преподаватель Курганского государственного университета, доцент и кандидат философских наук Греков Максим Александрович. Список регалий сразу же рисует в вашей голове какой-то образ человека, который под них подходит. Как может выглядеть кандидат философских наук и преподаватель университета? То, что вы нарисуете в своей голове – это и есть стереотипный образ. Но Максим Александрович, абсолютно не вписывается в это клише. У него есть татуировки, модная стрижка и шикарная борода, которой даже я завидую. У него нет очков, папок с бумагами, старого портфеля – никаких стереотипных атрибутов. На его уроках не скучно, а его преподавательские методы весьма прогрессивны. На уроках логики он часто любил провоцировать нас простыми вопросами, которые заставляют шевелить «мозгой». Например, зачем надо читать книги? Зачем люди смотрят фильмы и сериалы. Эти простые вопросы вынуждали студентов сталкиваться между собой в словесных баталиях. Обычно на уроках логики всё происходит несколько иначе. У кого был такой предмет, тот поймёт. Чащ всего вопрос сводится к тому, чтобы обосновать, что крокодилы не летают. Максим Александрович, имея нестандартное мышление, предпочитал отказываться от такого подхода, в силу его глупости. Действительно, а зачем доказывать, что крокодилы не летают, если мы все и так это знаем. Вот, где логика!

Уроки закончились. Спустя какое-то время я увидел в инстаграме фотографию своего преподавателя, который брил бороду моему знакомому. Слишком похож, может, показалось? Нет, не показалось. Это, действительно, был мой бывший преподаватель логики, который устроился в мужскую парикмахерскую и просто принялся стричь бороды и делать мужские стрижки. Что же случилось? Какой импульс вынудил этого человека сменить профессию и образ жизни?

- Что вынудило кандидата философских наук стать парикмахером?

- Акцент на то, что я кандидат философских наук, на мой взгляд, делать не стоит. Можно быть хоть академиком или профессором. Сегодня я не первый раз сталкиваюсь с людьми, которые могут никакой научной степени не иметь, но быть очень разборчивыми в философии. Поэтому то, что я кандидат наук, это ничего не значит. Это нужно просто написать работу и защитить. А вопрос задан в точку. Что вынудило. Здесь два момента и они взаимосвязаны. Первый – это деньги, а второй, что я давно ищу работу, где можно было бы делать что-то своими руками. Мысль эта давно пришла – зарабатывать деньги своими руками. Не болтовнёй, а что-то уметь делать. И я не знаю, что получится. Сейчас я только учусь. Но уже есть прогресс, многое получается.

Сколько будет идти обучение?

- Всю жизнь. Очень многие мастера говорят, что не нужно останавливаться. Если ты решил, что научился – это неправильно. Постоянно надо развиваться, обучаться, ездить на семинары, общаться с коллегами.  

Наступит ли момент, когда Вы сможете стричь без чьей-либо помощи?

- А он уже наступил. Есть модные стрижки, которые я делаю сам, научился и делаю (улыбается). Возможно, в конце февраля я уже выйду на работу, тогда мне будут платить деньги за работу.

Как Вас восприняли в салоне, когда Вы туда пришли? Как Вы представились?

- Я не представлялся никак. Про меня примерно рассказали, оказалось, что кому-то интересна философия, а кто-то и не знал о ней. Я не знаю, как меня восприняли. Стараюсь об этом не думать.

Вы сказали о наличии у себя кандидатской степени?

- Я не придаю этому никакого значения. Никому об этом не говорю, и не хвастаюсь этим. Даже если надо заполнить анкету, я редко указываю степень, пишу просто «высшее» и всё. Я это всерьез не воспринимаю. Степень нужна лишь для того, чтобы больше получать денег. Если я буду писать докторскую работу... Но пока не могу решиться, представляю насколько это тяжелый процесс.

Вы сказали о том, что хотели бы делать что-то руками, но работа в салоне, это ещё и работа с людьми. Есть ведь и другие ремесла. Почему именно работа с людьми привлекает?

- Не знаю. Я искал, и думал о разных вещах, но тема со стрижками мне давно интересна.  Здесь мне кажется, интересны не люди, а волосы (смеется). Я может, мог бы и в фитнес-центре работать. Здесь речь не про способности, а про интерес. Хотя, конечно, это работа с людьми. Некоторые говорят, что обязательно нужно общаться с клиентом, но если он не хочет разговаривать, то не нужно его трогать. Человек приходит не только подстричься, но и пообщаться. Я должен выполнить определенную работу – сделать человеку хорошую стрижку. В этом моя задача. Либо ты это умеешь делать, либо не умеешь. Конкретно и чётко.

Здесь ведь есть определенная доля психологизма?

- Очень большая. Некоторых специально обучают работе с психологическими аспектами. В качественных заведения, это всё прорабатывается. Мне даже некоторые люди говорили, что именно поэтому им эта работа и не нравится. Ты якобы должен прислуживать, но я этого вообще не чувствую. Наоборот, мне даже кажется, что это благородная работа. Ты помогаешь людям и в этом ответственность. У человека завтра свадьба или какое-то важное мероприятие, от тебя многое зависит.

Можно ли сказать, что среди парикмахеров есть люди творческие, а есть просто ремесленники.

- Это философский вопрос (улыбается). Тут надо разбираться, что такое творчество и ремесло. Что-то во мне сопротивляется в такие рамки вгонять себя, хотя вопрос достаточно простой и ясный. Я на примере музыки это слышал. Чтобы в музыке творить, надо сначала пройти через муштру, которую многие дети проходят в школах и училищах. Здесь также. Когда ты сможешь освоить технику, тогда у тебя и получится вносить свои творческие элементы. Но это уже не будет абсолютным творчеством. Мне сложно сказать.

Если это техника, значит, любого человека можно сделать парикмахером?

- Мне сказали, что – да. Когда я спросил, смогу ли я научиться? Мне ответили: «Медведи же в цирке могут что-то делать». У меня было определенное сомнение, в самом начале. На самом деле это проблема чисто психологическая, мне очень тяжело психологически всё это переносить. Когда что-то не получается или когда клиент недоволен, тебе самому не нравится. В этом плане это тяжелая работа. Технически мне кажется, что нужно просто работать, работать, работать. Тогда со временем это само приходит.

Допустим тогда, что через год или два Вы окончательно научились этому ремеслу и вдруг утратили интерес к этой деятельности. Возможно ли это?

Конечно, возможно. Но я уже сталкивался с подобными вещами. Меня предупреждали, сейчас это тебе интересно, а потом ты утратишь к этому интерес. Сложно загадывать и бить себя в грудь. У меня нет сейчас какого-то ажиотажа или высоких ожиданий, я не делаю прогнозов. Я просто хожу и стригу. Не думаю больше ни о чём.

А до этого Вы пытались чем-то заниматься? 

- Очень многим. Перепробовал много чего. Занимался программированием, разными видами спорта, туризмом, баскетболом, единоборствами. Совершил прыжок с парашютом. Я искал и пробовал себя везде.

Получается, что это способ самореализации. Попробовать себя везде и всюду.

- Не знаю. Возможно, это связано с чувством вины за свою работу. Есть образ апостола Павла, который мне почему-то нравится. Апостол ходил и проповедовал Евангелие, но было правило, что этим нельзя зарабатывать деньги. Поэтому он плёл корзины. И эта идея, что ты должен что-то проповедовать и нести, но это делается искренне для людей. При этом ты должен овладеть каким-то ремеслом, чтобы просто уметь зарабатывать. Есть и примеры в философии. Например, Бенедикт Спиноза, который помимо философии занимался ещё и шлифовкой линз, по этой причине он и умер. Вдыхал стеклянную пыль, заболел туберкулёзом. Есть ещё один интерес – это психоанализ, который я сейчас пытаюсь развивать. У меня сейчас дилемма. Либо сосредоточиться на преподавании и дальше развиваться, либо окунуться в другую неизвестную область. Мне кажется, что получать деньги за преподавание, тем более философии, это несколько непонятно. Для меня сходить на занятия, это вообще несложно, я от этого в основном получаю удовольствие. Это к вопросу о чувстве вины.

Почему для Вас преподавание это «болтология»?

- Я думаю, что в большинстве случаев это действительно болтология. Я просто объясню на примере. Часто возникает такая ситуация. Кто-то говорит, что он слушал чью-то лекцию. «Этот лектор такой умный, я с ним полностью согласен». Если человек говорит, что кто-то очень умный, а я с ним полностью согласен, то это комплимент самому себе. Я думаю также, он думает также, наши мысли совпали. Иногда нам говорят какие-то понятные банальности. Я против этого. Есть примеры и других философов. Они рассказывают такие сложные вещи, что все «умные» люди рядом сидят и ничего не понимают. Что это? Что он говорит! Настоящее знание должно быть небанальным, не затёртым. Поэтому я сейчас ориентируюсь на психоанализ, там очень много такого. С одной стороны, нам позволяют разобраться в привычных вопросах, а с другой стороны, это всё совершенно не понятно и удивительно.

Как Вы пришли в философию?

- С помощью литературы. У нас в 19 гимназии были очень интенсивные уроки литературы и нас постоянно заставляли писать сочинения. Особенно по русской классике. Сильнее всего на меня повлиял роман «Отцы и дети». Тогда я осознал, что меня тянет на какие-то мировоззренческие вопросы. Позиция Базарова, его спор с обществом, как-то это совпало с моим настроением. Я стал задумываться, рассуждать, были моменты, что я пытался убежать от философии. Меня звали работать в университет, но я не соглашался. Никто меня не спрашивал, но меня так или иначе сюда затянуло. Я думаю, что школа всё-таки пробудила интерес.

А как Вы стараетесь воспитывать своего сына?

- Я очень мало провожу с ним времени. И я его почти не воспитываю. Мне кажется, что он в каком-то смысле избаловался. Я сейчас добавляю больше жёсткости и иногда ставлю на место.

Кто на него больше влияет? Мама, папа, бабушки, дедушки?

- В основном мама и мультики (смеется).

У Вас не возникало желания очень сильно на него повлиять, направить в желаемое русло?

- Я против вмешательства в чью-то жизнь.

Даже если это Ваш сын?

- Да, я думаю, что многие родители сильно вмешиваются и это отталкивает. Это травма моей жизни. Они иногда чересчур сильно пытаются на тебя влиять, они могут быть правы, но это вызывает реакцию в виде отторжения.

Сколько лет Вашему сыну?

- Три года.

Он уже знает о существовании Деда Мороза?

- Вроде бы знает, но я был против этого. Зачем врать ребенку?

То есть Вы уже вмешиваетесь в его жизнь? Может он хочет верить, что всё-таки он существует, а Вы навязываете ему свою точку зрения.

- Конечно, без какого-то навязывания не обойтись. Я считаю, что воспитание должно идти не дидактическим способом, с помощью запретов, ограничений и лекций. Хотя я считаю себя абсолютным профаном в педагогике, некоторые люди говорят, что сама по себе педагогика ничего не решает. В реальности никто не знает, как надо воспитывать. Не всегда понятно, надо ли ребенка наказывать или не надо. Надо исходить из ситуации.

Последний вопрос. Греков Максим Александрович через 10 лет. Кто он? Где он? И чем он занимается?

- Я тут долго не буду думать. Я вообще такое не люблю и должен сказать, что в отношении будущего у меня есть определенная тревога и неуверенность. По крайней мере, сейчас. Я много думаю о смерти и я считаю, что это важная вещь. Как можно строить прогнозы на будущее, если ты не знаешь, что с тобой сегодня или завтра случится. У меня нет уверенности. Меня тревожит эта неизвестность будущего. Я просто живу настоящим. Иногда я смотрю на студентов и вижу, что они совсем не понимают насколько это здорово. Они сумели 20 лет прожить, родители сумели их вытащить, потому что некоторые дети умирают в младенчестве, в утробе, в несчастных случаях и эти люди выросли, они живые. А им до балды! Насколько сложно с момента зачатия сохранить ребенка, вырастить и воспитать его.

В 2008 году Максим Александрович написал свою кандидатскую работу, на тот момент ему было 27 лет. Тема работы «Феномен эскапизма в медианасыщенном обществе». Эскапизм – это бегство от реальности в мир грёз и фантазий. Сейчас есть десятки способов убежать от реальности: компьютерные игры, фильмы, сериалы и книги. Возможно, по этой причине Максим и Александрович и терзал нас такими вопросами. Он хотел понять степень нашего отсутствия в этой реальности и степень нашего бегства от неё. Все мы бежим от реальности, а Максим Александрович достиг несколько иного уровня. Он пытается скрыться от реальности внутри самой реальности.  

Этот материал я хотел бы закончить фразой из его диссертации: «Человеку легче бежать от себя сломя голову, чем сломать голову в поисках себя».

 

 

 

Просмотров: 264 | Добавил: fantast | Теги: КГУ, причёски, философия, стрижки, курган | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]