Главная » 2017 » Январь » 17 » «Чудеса – дело иллюзионистов, а мы учёные». Неизвестное интервью Илизарова
17:03
«Чудеса – дело иллюзионистов, а мы учёные». Неизвестное интервью Илизарова

«Чудеса дело иллюзионистов, а мы учёные». Неизвестное интервью Илизарова

Гавриил Абрамович Илизаров – человек, не нуждающийся в представлении. Его имя известно каждому жителю Кургана и всего Зауралья. Его слава уже давно вышла за пределы нашей страны. Анализ поисковых запросов Google показывает, что имя Илизарова и информацию о его методе чаще всего ищут в Турции, Италии, Бразилии, Индии, Великобритании и США. Статья в Википедии про Илизарова переведена на 20 языков мира. Удивительнее всего то, что английская статья понравилась мне больше, чем русская.

Совсем недавно листая в библиотеке советские газеты, я обнаружил большое интервью Академика, которое он дал корреспонденту газеты «Советское Зауралье» в октябре 1983 года, спустя месяц после прохождения в стенах КНИИЭКОТа Всесоюзного симпозиума ортопедов и травматологов. Автор текста замечает, что интервью было записано поздно вечером, сразу после длительной операции, которой руководил Гавриил Абрамович. После прочтения мне показалось, что беседа получилась достаточно живой и эмоциональной, при этом информационно насыщенной. Загуглив несколько предложений я обнаружил, что текста нет в сети. Это замечательное интервью 34 года пылится в стенах областной библиотеки. Этот отпечаток, слепок эпохи и человека, текстовая фотография времени продолжает покрываться пылью забвения. Эту фотографию следует тщательным образом скопировать на просторы Интернета – для вечного хранения, для потомков, для истории.

Интервью было дано в 1983 году, то есть спустя 2 года после того, как Илизаров исцелил знаменитого итальянского альпиниста и путешественника Карло Маури, который до этого 20 лет мучился с деформацией стопы. После этого случая метод Илизарова стал известен во всём мире.

Человек ушёл, его больше нет на этой планете. Никто ничего у него не спросит. Ни фотографий, ни интервью, ни видео. Поэтому сейчас каждая крупица новой информации на вес золота. Я публикую полный текст интервью, фотографии газеты также будут доступны по ссылке.

В беседе Гавриил Абрамович рассказывает о своих научных достижениях на момент 1983 года, когда ему было 62 года. Повествует историю становления метода Илизарова и раскрывает причину преданности Кургану.

***

Был поздний осенний вечер. Моросил мелкий дождь. Я сидел в приемной профессора Илизарова. Сидел уже третий вечер подряд, потому что никак не мог встретиться с Гавриилом Абрамовичем: шли операционные дни. Он приезжал в институт рано утром, беседовал с врачами, осматривал больных, а потом с 10 утра до 10 вечера был в операционном блоке....

В одиннадцатом часу ночи Гавриил Абрамович наконец спустился из операционного блока. Он шёл усталой походкой, немного сутулясь и сощурив глаза, как все хирурги, не один час простоявшие за операционным столом. Приветливое, чуть глуховатым голосом: "Здравствуйте, извините за задержку, была большая работа" - и снова профессор за столом, теперь письменным, весь в беседе с журналистом...

- Считаете ли Вы симпозиум, проходивший у Вас в институте, своего рода апогеем, вершиной многолетней научной деятельности как своей лично, так и возглавляемого Вами института?

 - Нет, не считаю. Мы не ставили своей целью показать все то, над чем работаем, ибо сделать это в рамках одного, даже такого большого научного совещания, каким был курганский симпозиум, просто невозможно.

На этом симпозиуме, который, как известно, был целиком посвящён разработанному нами методу лечения, шла речь о его экспериментально-теоретических и клинических аспектах, о его достоинствах, об опыте применения его в советских и зарубежных клиниках.

Симпозиум, если так можно выразиться, был своего рода трибуной для пропаганды наших работ, нашего метода, который - и это надо подчеркнуть особо - является не просто "ещё одним" методом в арсенале средств лечения переломов и ортопедических заболеваний, а качественно новой системой лечения, охватывающей всю костную хирургию.

Уверен, что после симпозиума у нас появятся новые решительные сторонники среди ученых и практических врачей, а границы применения нашего метода в Союзе (где он, правда, по неполным данным анкетирования, применяется уже в 836 лечебных учреждениях 432 городов), а также в других странах раздвинутся.

Как это произошло, скажем, в Италии, куда я ещё два года назад ездил по приглашению широко известной среди медиков итальянкой ассоциации ортопедов "АО", чтобы познакомить их со своими работами. На мои доклады собралось много виднейших специалистов нашей отрасли медицины, причем и из других западных стран. Сами же доклады о достижениях курганской школы в области лечения ортопедо-травматологических больных были, по признанию слушателей, подобны взрыву. И сегодня у нас немало приверженцев среди западных специалистов, особенно среди итальянских. На Апеннинах создан специальный центр по изучению и применению наших методов (АСАМИ), который имеет несколько филиалов в Италии. Мне рассказывали, что в ближайшие месяцы АСАМИ, решительно взявшись за дело, открывают свои филиалы в Испании, Португалии, и в перспективе они будут созданы ещё в нескольких странах.

В Италию - по приглашению АСАМИ - я ездил еще раз в этом году. Цель - выступления на семинаре, в котором участвовали все виднейшие ортопеды Италии. Между прочим, и на курганском симпозиуме самой многочисленной иностранной делегацией была итальянская.

- Почему первой стала Италия, а не другие страны?

- У нас успешно лечился после тяжелой травмы знаменитый итальянский путешественник Карло Маури, которого до нас не смогли вылечить ни в одной из самых знаменитых западных клиник. После лечения Маури сделал нам в своей стране, так сказать рекламу.

- Итальянцев, как рассказывают, очень удивило то обстоятельство, что Вы занимаетесь своим методом более тридцати лет, а они о нём узнали только в начале восьмидесятых годов...

- Я им тогда ответил: страна у нас большая, пока только у нас до всех дошло известие о сделанном в далеком Кургане...а ваш полуостров от Зауралья географически и вовсе далеко... Но это, конечно, в порядке шутки. Теперь нам жаловаться на внимание, в общем-то, грешно. А вообще называть Италию первой из зарубежных стран, освоивших наш метод, было бы неверно. Первыми за рубежом применили нашу методику клиники социалистических стран, куда и неоднократно и с особенно большой радостью ездил: Болгария (там сегодня также действует крупный центр лечения "по Илизарову"), Чехословакия, Куба, ГДР. Наши ученики теперь есть в Венгрии, во Вьетнаме. Но, пожалуй, больше всего радуюсь достижениям своих монгольских коллег, которые первыми в странах Азии применили наш метод и аппарат, успешно вылечив таким образом уже около двухсот больных. О поездке в МНР вспоминаю с особой теплотой. Это была самая первая моя зарубежная поездка. У нас долгосрочный договор о содружестве с ортопедо-травматологической клиникой столицы МНР Улан-Батора. В КНИИЭКОТе проходили практику не только врачи, но и средний медперсонал оттуда.

Такой же договор о содружестве заключили мы и с кубинскими травматологами, ныне тоже частыми и всегда желанными нашими гостями.

Но, конечно, прежде всего, считаем необходимым как можно шире внедрить наш метод в лечебных учреждениях Советского Союза. 836 клиник в 432 городах - это впечатляюще, но, полагаю, ещё недостаточно.

- Тем более, что Вашим методом можно излечивать, казалось бы, неизлечимых больных...

- Да, не раз ставили мы на ноги больных, которым не смогли помочь клиники, пользующиеся традиционными методами лечения.

- Ваши операции без скальпеля, долота, без привычной гипсовой повязки да еще практически бескровные многих специалистов просто изумляют! Они сами о том нам рассказывали.

- Хочу добавить, что операции наши к тому же щадящие. Поэтому мы лечим наших пациентов не только в стационарных условиях, но и амбулаторно, причем нередко опять-таки больных, считавшихся неизлечимыми.

Наш больной, даже сложный, не лежит месяцами в постели закованный в гипс. Он может жить дома, в привычных для него условиях и ходить на осмотры в поликлинику. Это и самому больному хорошо, и государству польза - меньше затрат на лечение.

- Вы сказали "сложный, тяжелый больной" и вдруг "ходячий". Читатели подумают, что Вы оговорились.

- Нет, все наши пациенты - ходячие, и амбулаторные, и в стационаре.

- И в ваших клиниках лечат больных не только с переломами костей и другими травмами...

- У нас лечат и таких пациентов, которых...как бы это сказать...ну, в чём-то обидела природа: мы удлиняем рост человека, причем ровно на столько, на сколько это ему нужно, не больше и не меньше. В наших клиниках умеют целенаправленно формировать конечность, возвращать её на место, моделировать форму голени или бедра, плеча или предплечья, даже стопы.

- У Вас на приеме можно встретить людей, страдающих таким довольно распространенным врожденным заболеванием, как ахондроплазия. Её как будто по-настоящему и лечить не умеют?

- Если пользоваться традиционными методами лечения... Представьте себе человека с нормальных размером туловищем, головой, шеей и непропорционально очень короткими от рождения ногами, руками... Я всегда думаю, глядя на них: до чего же природа иногда жестока... Эти люди ведь не только физически, но и психически травмированы. Они избегают общества. На их лицах постоянна печать страдания. Они не могут самостоятельно соблюдать личную гигиену. Я всегда хотел помочь этим несчастным.

- И результат?

- В нашем институте разработаны и успешно применяются способы лечения этих пациентов. На симпозиуме мы демонстрировали больных ахондроплазией, с нашей помощью избавляющихся от тяжелого недуга. Одна из пациенток, тринадцатилетняя Доната Н., за один этап лечения выросла на 18 сантиметров благодаря тому, что мы ей удлинили голени, а через год, когда она вернется для продолжения лечения, мы постараемся сделать её ещё повыше.

- Вы можете и укоротить человека?

- К нам нередко обращаются люди, страдающие от своего поистине гигантского роста. Недавно лечился один такой молодой человек (рост был что-то в пределах 2,3 метра). Мы помогли ему. Так сказать, сократили, притом ничего у него "не вырезав".

- Не зря, наверно, КНИИЭКОТ называют институтом чудес, а Вас чудесником.

- Не обижайтесь, пожалуйста, но я, говоря по правде не люблю, когда нас награждают такими эпитетами. Чудеса - дело иллюзионистов. А мы учёные. Полагаю, серьезные ученые. Наш метод целиком основан на открытых нами биологических закономерностях и законах, позволяющих управлять ростом живых тканей.

- Пожалуйста, расскажите об этих закономерностях.

- Как известно, в опорно-двигательном аппарате человека за миллионы лет эволюционного развития выработались компенсаторные механизмы, вступающие в действие при его повреждениях и заболеваниях. Под действием этих механизмов кости, равно как и другие ткани человеческого организма, способны после травм восстанавливаться... Мы называем этот процесс регенерацией. На способности организма регенерировать, восстанавливать утраченные или поврежденные ткани и основан наш метод.

Но для регенерации очень часто нужен сильный внешний толчок. Вы, конечно, видели, какие у штангистов могучие, словно налитые бицепсы. Эта сильная мускулатура - результат постоянного напряжения растяжения мышечной ткани под воздействием тренировок со штангой. Вот такое же напряжение растяжением создаём мы в травмированных или пораженных ортопедическим заболеванием конечностях человека. Тут роль штанги выполняет сконструированный нами аппарат.

- Хотелось бы услышать о знаменитом аппарате доктора Илизарова от самого доктора Илизарова.

- Не вдаваясь в тонкости конструкции (что интересно главным образом специалистам), замечу, что аппарат наш во всех отношениях оригинален, с помощью его и создаются в поврежденных конечностях оптимальные механические и биологические условия для костного сращения и функционального восстановления.

И если быть точным, то теперь это не просто аппарат, а целая система аппаратов, имеющая универсальное значение. Она позволяет решать все основные лечебные задачи при повреждениях и заболеваниях опорно-двигательного аппарата человека, учитывая при том индивидуальные особенности пациента, различные нюансы травмы или ортопедического заболевания.

- ...чего, нам известно, не скажешь о традиционных методах лечения, в значительной степени стандартных...

- Да, это так. Хочу добавить, что применение наших методик и аппарата позволило сократить первичную инвалидность в 3-5 раз, а при открытых переломах в 8 раз по сравнению с традиционными методами лечения. Экономический же эффект за счёт сокращения за счёт сокращения временной нетрудоспособности на тысячу больных составляет от 2 до 9 миллионов рублей в зависимости от вида характера, локализации переломов.

- Удивительный аппарат!

- Но имейте в виду, что аппарат - это не только средство. Главное - метод. Мы разработали более шестисот высокоэффективных методик лечения с применением различных вариантов использования одного и того же аппарата. Мы продолжаем работать над тем, чтобы сделать наш аппарат ещё более универсальным и многоплановым.

- Когда Вы начали практическую деятельность по своей методике?

- Очень давно, в 1951 году, когда работал после окончания мединститута сельским врачом. Тогда же придумал первый аппарат, а окончательное сконструировал и изготовил его уже в Кургане. Потом разработал первые методики.

- Вы, конечно, долго шли к сегодняшним выдающимся результатам...

- Разумеется. Сначала это были более чем скромные работы. Но вдруг я получил неожиданные результаты и тогда начал серьезно экспериментировать. Приходилось нелегко, не было хороших условий для исследований. Помню, подопытных собачек мы держали в гараже второй городской больницы, охранять их было некому, и они все время разбегались. Ну, а теперь я продолжаю то же дело не один - вместе с большим отрядом специалистов разного профиля и солидным размахом, в НИИ, который располагает прекрасной экспериментальной базой, позволяющей вести фундаментальные, академические исследования.

- Мы слышали, что в процессе экспериментов Вам удалось открыть доселе неизвестные науке законы, которые управляют не только ростом кости, но и кровеносных сосудов, нервов...

- Да, в эксперименте мы научились выращивать не только кости, но и сосуды, нервы, мышцы. У нас в последнее время прошли курс лечения несколько больных облитерирующим эндартериитом. Заболевание это тяжелое, практически неизлечимое. При нем вследствие закупорки сосудов нарушается приток крови к тканям, особенно в нижних конечностях, и в результате нередко приходится ампутировать больным ноги. Мы получили при лечении своих пациентов очень впечатляющие результаты: методом выращивания сосудов нам удалось успешно ликвидировать у них проявления их грозной болезни.

Проблема эта очень важная, и мы будем продолжать над ней работать. 

- Пожалуйста, Гавриил Абрамович, ещё несколько слов по проблеме выращивания конечностей. Вы рассказывали, что в Вашем институте могут создать условия, под влиянием которых человек растёт...

- Да, это в наших силах.

- Но ведь каждый из нас ещё в детстве слышал, что когда человек делается взрослым, у него кости вроде бы прекращают рост и вообще расти не могут!

- А мы доказали, что могут! Надо, повторяю, только создать условия, приближающиеся к условиям естественного роста. Мы создаём эти условия искусственно, с помощью аппарата.

Хочу сказать также, что мы научились и останавливать рост. Заняться этой проблемой побудили частые обращения за помощью родителей тринадцати-четырнадцатилетних девочек, которые растут больше, чем хотелось бы. Уже разработана необходимая методика. После удачных экспериментов на собачках начали применять этот метод в клинике.

- Не лечите ли Вы гормонами?

- Нет. Опыт показывал, что гормоны мало помогают. К нам обращаются люди небольшого роста после безуспешного лечения гормонами (чаще всего из западных стран), мы их лечим своими методами и куда удачнее!

- Какое чувство испытываете Вы, когда видите людей, которым вернули счастье, радость жизни?

- Мне всякий раз кажется, что я испытываю ещё большее счастье, чем мой пациент: я радуюсь и за вылеченного мной человека, и за его родственников, чья постоянная тревога сменилась, наконец, радостью, и за себя, врача, чья работа оказалась нужной, полезной людям.

- Если говорить языком техники, какое у Вас, Гавриил Абрамович, "горючее", что побуждает Вас работать так много, так интенсивно?

- С годами не только ничуть не затухающий, но постоянно растущий интерес к своей профессии, своему делу. И, конечно, свойственное настоящему врачу чувство ответственности за результаты своего труда, стремление видеть как можно больше людей счастливыми.

- Вы тат по национальности. Как влияют Ваши национальные черты на Вашу работу?

- (Смеется). Ну, я, наверно, как все кавказцы, люблю поговорить; видите, сколько уже времени с вами беседую...Но это, конечно, тоже в порядке шутки. Как все врачи, я как раз больше люблю дело делать, а не говорить.

- Наверно, кроме того, что касается Вашей работы? У многих народов, в том числе и в кавказских, есть добрая поговорка, смысл которой сводится к слова: если сделал добро людям, то обязательно расскажи об этом.

- (Опять смеется). Вот я и рассказываю!

- Гавриил Абрамович, почему сейчас, когда Ваши труды получили мировое признание, Вы по-прежнему работаете в Кургане, а не в Москве, Ленинграде, куда, знаем, Вас не один раз приглашали?

- Меня, между прочим, часто об этом спрашивают, особенно западные журналисты. А я отвечаю так: Зауралье, Курган - это тот край, где я состоялся как врач, как ученый; здесь у меня все условия для плодотворной работы, дальнейшего существования. (Хотя, подчеркну, у нас в стране везде имеются условия для творчества, был бы только человек трудолюбивым и настойчивым...).

Я не уехал отсюда, когда было мне очень нелегко, когда еще не было этого прекрасного во всех отношениях института. Вы посмотрите, какой у нас недавно вступил в строй экспериментально-клинический комплекс: по единодушному мнению виднейших ученых, таких пока нигде нет, XXI век! В наших лабораториях новейшая аппаратура, позволяющая экспериментировать на уровне мировых стандартов... Разве же я могу отсюда уехать, изменить своему городу? Наоборот, мне надо тут работать и работать, чтобы хоть как-то отблагодарить за эти замечательные условия.

- Ещё несколько вопросов о Ваших работах. Скажите, Вы проводите исследования по раку кости?

- Наши работы имеют отношение и к онкологии. Мы можем удалить опухоль и восстановить пораженную кость, вырастить с ней полноценные, нормальные ткани, сосуды. Мы уже делали операции при некоторых опухолях и получили неплохой результат. Но в широкой практике - это область будущего.

- Вообще, Ваши разработки, судя по всему, имеют большое значение именно для будущего?

- Вне всякого сомнения. У нас, добавлю к сказанному, есть разработки, имеющие отношение и к акушерству: мы научились расширять узкий таз, создавать тем самым предпосылки для нормальных родов, избавлять мать и ребенка от опасностей, связанных с кесаревым сечением. Мы, далее, вторгаемся в область нейрохирургии: занимаемся проблемой возмещения дефектов черепа.

В эксперименте работаем над восстановлением функций поврежденного спинного мозга, причем и здесь получаем обнадеживающие результаты. Научились удлинять пальцы, кисти, стопу и другие сегменты конечностей.

Другие наши разработки находят применение в таких разделах медицинской практики, как детская хирургия - при лечении воспалительных процессов в кости и костном мозгу, стоматология - при недоразвитии и дефектах челюстей.

Все это - красноречивое свидетельство широкого междисциплинарного значения нашего метода.

- Сколько у вас вылечилось человек?

- Более 25 тысяч непосредственно в клиниках института и более 200 000 по нашим методикам в других лечебных учреждениях. Все эти больные ранее считались неизлечимыми.

- А сколько пациентов с аппаратом?

- У нас только с аппаратом.

- Есть ли в клиниках института проблема со средним персоналом?

- Практически нет. Медсестрам и санитаркам у нас легко работать: больные только ходячие.

- Лично Вы видите всех больных во время лечения?

- И не один раз. Вместе с заведующим отделением, лечащим врачом составляю во всех случаях план лечения, потом неоднократно осматриваю, консультирую.

- Но операции делаете не только Вы?

- Конечно! Одному хирургу с таким количеством больных просто не справиться. В институте много прекрасных специалистов, хорошо овладевших нашим методом, аппаратом.

- Попутно ещё вопрос о Ваших аппаратах. Первые аппараты Вы сделали сами, а сейчас где их делают?

- На институтском опытном заводе и ряде предприятий медицинской промышленности Союза. Наши аппараты теперь экспортируются в 60 стран мира, не говоря уже о внутрисоюзном потреблении. Спрос, однако, ещё опережает предложение.

- Вас часто приглашают за границу консультировать врачей, учить их методике лечения "по Илизарову". Куда лежит Ваш путь в ближайшее время?

- Федеративная Республика Германии, Западный Берлин, Югославия. Планируется поездка в Китай, где, как и в других странах Азии, все больше интересуются нашими работами.

- А что делается для распространения метода в Союзе?

- При институте не один год работает кафедра усовершенствования врачей, где успешно прошли обучение сотни специалистов из всех союзных республик. Сейчас ставится вопрос о создании филиалов КНИИЭКОТа в разных регионах страны, где ведущие специалисты нашего института могли бы делать показательные операции и таким образом, передавать свой опыт.

- Скажите, а попасть в Ваш институт на лечение трудно?

- Трудно. Очередь - годы. Но если патология представляет научно-исследовательский интерес, берем больного сразу.

У нас лечится много иностранцев. Между прочим, пациентов из капиталистических стран очень удивляет, что лечение у нас бесплатное. Нередко чувствуем по их поведению: хотят предложить институту деньги. Видимо, привыкшие у себя дома за все платить, боятся что без денег будем их плохо лечить. НО мы сразу даём понять: вы приехали поправлять здоровье в Советский Союз, а здесь лечение - бесплатное. Для многих иностранцев это как урок политграмоты...

В заключение хотел бы передать душевное спасибо всем, кто поздравил нас с успешным проведением в КНИИЭКОТе Всесоюзного симпозиума с участием иностранных специалистов. Пользуюсь возможностью еще раз выразить признательность Курганскому областному комитету КПСС, облисполкому, курганским городским партийным и советским органам за неоценимую помощь в организации и проведении этого большого научного совещания.

Благодарим рабочих локомотивного депо Кургана, всех читателей "Советского Зауралья", за теплое слово, добрые пожелания мне и моим коллегам. Хочу заверить всех товарищей, что останавливаться на достигнутом, почивать на лаврах - не наше правило. Мы полны новыми идеями, новыми устремлениями. Научный поиск в КНИИЭКОТе во имя здоровья человека продолжается! И, уверен, он приведет к новым интересным открытиям.

***

Мы часто говорим о трудовой вахте строителей, горняков, кого угодно, но применительно к медицине, хирургии, не правда ли, это словосочетание звучит несколько странно. А почему странно! С 10 утра до 10 вечера в операционной... Это ведь не только колоссальная физическая нагрузка. Это напряженнейшая работа мысли, это мгновенные решения, от которых зависит судьба человека, лежащего на операционном столе. И тут, наверно, надо говорить не просто о трудовой вахте, а о чём-то больше.

Трудовая вахта профессора Илизарова заставляет задуматься о феномене Илизарова, необыкновенной работоспособности этого талантливейшего человека. Он мог бы избрать в жизни многое, природа одарила его щедро: в равной степени он мог стать педагогом и скрипачом, притом незаурядным, скульптором, мастером в таком сложнейшем виде циркового искусства, как укрощение диких животных. Его уменье логично, математически мыслить, тонкое понимание техники говорят о том, что перед нами человек, из которого получился бы превосходный инженер. Но Илизаров избрал профессию труднейшую из трудных, в которой, как ни какой другой, нужны и душевный такт воспитателя, и слух музыканта, и математическое мышление конструктора, и плюс к тому богатая интуиция, большая работоспособность, уравновешенность, - специальность стража Жизни, врачевателя человеческих недугов. Такой очень точный выбор был сделан Илизаровым более 40 лет назад, и все эти долгие годы он служил Жизни - подвижнически, без остатка.

Стрелки часов отсчитывали следующие сутки, когда наша машина отъехала от института, я бросил прощальный взгляд на громаду нового институтского корпуса и сразу увидел на темной его стене два ярких квадрата, горевших в ночи, словно прожектора. Это были окна илизаровского кабинета. Рабочий день профессора продолжался.

Фото: Виктор Бухров

Просмотров: 244 | Добавил: fantast | Теги: аппарат Илизарова, медицина, курган, Илизаров | Рейтинг: 5.0/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]